Все записи
01:02  /  14.07.15

3132просмотра

Моя школьная бизнес-империя

+T -
Поделиться:

Я часто слышу как тот или иной предприниматель подвергается общественному осуждению за свои эксцентричные выходки и необычные бизнес-идеи. Это меня огорчает, думаешь - ну что с него взять, он же наверняка и пошел в эту стезю только потому что в коллективах его не сильно терпели. Наверняка дурные привычки и скверный характер тоже сыграли свою роль в выборе его жизненного пути. 

Возможно, я сочувствую им, потому что у меня есть своя личная история про мой загубленный бизнес, пусть сейчас она кажется смешной, но она хорошо отражает дух тех лет. 

Первый раз я занялся бизнесом в 8 лет еще до дефолта, но уже в эпоху капитализма в России. Еще в раннем детстве чутье подсказывало мне где крутятся настоящие деньги. Начать я решил с банковской сферы на стыке с международными отношениями. Не спорю, я так и не стал тогда self-made man, первоначальным капиталом для моей карьеры служили карманные деньги. Но были нюансы: ввиду частых командировок родителей это была иностранная мелочь оставшаяся из поездок. Накопив несколько монет их можно было обменять на купюры небольшого достоинства, после этого я накапливал ликвидность и придерживал свои валютные интервенции до удобного случая. Как известно, главное при выборе ниши найти своего клиента и те условия, при которых он вступит с вами в сделку. Я с блеском справлялся с поставленной задачей. Например, когда родителям было необходимо где-нибудь оплатить такси после прилета в очередную командировку, куда меня брали с собой, а обменник был закрыт, что случалось достаточно часто ввиду ночных рейсов. Тогда я доставал необходимую купюру и проводил обмен по курсу в большей степени подходившему мне. Отсутствие конкуренции, как вам известно, делает клиента крайне уязвимым. Полученную выгоду я аккуратно вносил в специальную тетрадь, а курс, так как компьютера и интернета у меня не было, узнавал в тех же поездках или с первой страницы выписываемого родителями «Делового Петербурга».

Мое состояние стремительно росло, но залог стабильности - это диверсификация. Это было сложное решение, которое, как было очевидно, отнимет у меня много сил и времени, но я решился, так как мой бизнес рос низкими темпами, которые не отражали мои амбиции. Поэтому я перенес коммерческую составляющую и на решение контрольных работ, оставляя большое количество одноклассников без школьных обедов в столовой, но с хорошими оценками в четверти. 

Богатство опьяняло меня, и я вполне мог бы позволить себе хорошую игровую приставку, но я мыслил глобальнее. Мне было уже десять лет, я вошел во второй десяток, до восемнадцати лет оставалось совсем немного, а Mercedes-Benz CL 500, который я аккуратно вырезал из журнала и наклеил над кроватью на клей-карандаш, стоил 110 тысяч у.е. Две тысячи долларов у меня уже было, но надо было сокращать разрыв и идти ва-банк, тем более, как выяснилось после 1998 года - это было не так уж страшно. Я с парой бизнес-партнеров решил заняться серьезными делами, по типу тех, которыми промышляли ребята из только вышедшего по ТВ «Бандитского Петербурга», у которых уже были «мерседесы». Не секрет, что в то время в России относительно недавно появился «Макдональдс» и еда оттуда пользовалась огромным спросом. Естественно, в небольшом городе где я рос его не было, но он был в не таком далеком Санкт-Петербурге. Я провел небольшое маркетинговое исследование и понял, что мыслю верными категориями. В очередной раз, когда я с родителями откуда-то прилетел я осуществил там пробную закупку, первая партия составляла порядка 20 чизбургеров и бургеров, которые я тут же положил в до этого пустой рюкзак Nike. Рюкзак белой надписью рядом с молнией говорил мне:  «Just do it», я отвечал ему: «Легко, ща все будет».

 На следующий день на первом же уроке я собрал достаточное количество заказов и сразу же на перемене осуществил продажу по в два раза завышенной цене. Возникли непредвиденные проблемы, многие клиенты начали жаловаться на плохой товарный вид, гамбургеры за ночь порядком «устали». Я не мог себе позволить репутационные издержки и плохое постпродажное обслуживание и посоветовал им попросить кого-нибудь разогреть бургеры. Например, в столовой наверху. Это был тот день в моей жизни, когда следовало понять губительность раздаваемых другим людям советов, но это был лишь первый прокол в их длинной череде. Ватага бегущих в столовую с неизвестной едой третьеклассников не могла не заинтересовать директора и персонал столовой, а вполне логичное опоздание на второй урок подогрело интерес классного руководителя. Трудно сказать с помощью каких методов вели допросы моих покупателей, возможно показания давались с нарушениями, но факт остается фактом - меня сдали.

Я был раздосадован, ведь я ожидал, что этот бизнес будет работать со стопроцентной окупаемостью еще много лет и было очень обидно бросать этот старт-ап. Как наивен я был тогда, мне следовало понять, что такой крупный механизм как школа не потерпит моей конкуренции и уж без сомнения обладает большей властью, в том числе и законодательной. Дальнейшее развитие событий меня опечалило все же еще больше. Весь класс в 34 человека был собран, а я был выставлен в самом центре, дальше слово взяла учительница литературы, неоднократно говорившая о каком-то Чичикове, а также в смачных выражениях причитавшая о том, насколько же я не прав и утверждавшая, что здесь им не нужны «торгаши» и «коммерсы». Мне было трудно ей что-то возразить. Думаю, что даже если бы я ответил что-то, то мне вряд ли хватило бы на это эрудиции, я просто знал, что она не права. Что и я, и мои одноклассники оказались в выигрышном положении и все были довольны сделкой, я не понимал чем же плохи эти самые «коммерсы» и «торгаши». 

Бизнес сейчас, кстати, в целом приспосабливается к подобной скрытой неприязни к коммерции. Например, в ряде компаний в методичках для внутреннего пользования сотрудников отдела продаж настоятельно рекомендуется использовать слово «сотрудничество» вместо «торговля», чтобы укреплять уверенность клиента в заключении «win-win» сделки. 

С тех пор прошло достаточно много времени, и в целом, хоть и встречаются еще мнения, что коммерсантом «быть стыдно и стремно», Россия движется в правильном направлении с точки зрения развития малого бизнеса.  Другое дело, что пусть уважение к торговле и предпринимательству  и возрождаются в России, образовательных платформ в том виде, в котором они существуют в США или Великобритании в России крайне мало. В основном экономическое образование в России ставит своей целью подготовку специалистов в определенной сфере, менеджеров и ученых-экономистов, но не предпринимателей. Справедливо, что для занятия бизнесом не имеет большого значения наличие или отсутствие высшего образования, но при этом ряд приемов могут значительно упростить жизнь молодого бизнесмена. Проблема в том, что достаточно трудно разработать этот грамотный взвешенный курс и более того вписать его в программу обучения, поэтому пытливые умы студентов обращаются за необходимыми им знаниями к совершенно различным источникам. Предлагаемые за большие деньги курсы, как правило является компиляцией нескольких десятков книг по менеджменту и маркетингу, статей с интернет-форумов или из журналов, таких как Harvard Review, помноженных на безумный креатив организаторов курса + крупицы практических знаний, которые студенты могли бы приобрести за год-два практики. Это формирует большой нерегулируемый рынок образовательных услуг, где люди без теоретической базы постоянно попадают в непростые ситуации, в том числе по причине незнания законодательных актов и основ предпринимательства. На мой взгляд, это большой пробел, который должен быть оперативно устранен.