Седьмой Африканский Дневник: 58. Бухты и Камни острова Ля Диг и «Три Германии».

44д. 23.1.2015

С утра плавал (перед плохим, неполезным завтраком). Хуже завтрака была новость, что я завтра, вопреки договоренностям, в 10.00 должен перехать в другой номер. Я ругаюсь и недоволен.

- После завтрака сообщу своё решение.

После завтрака я загораю на лежаках у бассейна, который рядом с ресто, как бы его терасса, высоко над морем. Солнце прямое и яркое. Туристичные ахинеи плещутся в бассейне. Я же несколько раз спускаюсь и плаваю в море. Один раз, выходя, повреждаю палец на ноге. Черт! Потом, как по команде, собираюсь и уезжаю менять вело. Кен смеется и дает мне мой первый вело, без «ноги», - но скоростной «mountain byke». Он же дает совет, куда съездить. Кататься на хорошем современном велике – одно удовольствие, но я чувствую себя слишком уставшим и небоевым. Качу на указаннуюю точку. Вижу настоящий большойсупермаркет. Ага! Потом я подъезжаю к воротам в «Парк» (минуя вертолетную площадку). Там с меня требуют 100 рупий. Ругаюсь опять.

- Да не портьте вы себе отпуск, - говорит мне специально существующая только для выписки «билетов» билетёрша (есть ещё и «охранник» - во всех таких странах создано огромное количество таких липовых «рабочих мест» - что бы избавиться от безработицы, и так на Сейшеллах незначительной (7-8%)).

Тут я вспоминаю, что да, есть тут «Парк Юнион Эстейт» и т.д. В котором даже хотел жить: но море тут тоже ужасное – мелкое. В парке есть деревья, плантация ванили, черепахи. Есть и долгий путь по жаре к якобы чудесному пляжу. Это не так. А вот амбьянс живописных камней-скал на пути к нему – интересен. Место в целом настолько туристское, что я стремительно покидаю его.Толстые люди, еле переставляющие ноги по жаре и с гигантскими фотоаппаратами. Нелепые старые француженки. Я гоню на другую точку – к пляжам. Дорога непроста – ведь я не в драйве. Проходит она мимо отдельных домиков колониальной и креольской архитектуры, киосков и «guest houses».

 

- Ты неплохо ездишь на вело, -говорит мне обгоняемый мною человек. Я воспринимаю это как иронию, но благодарю. Это тоже, как и вчера вечером на море, немец, тоже живет на острове долго, и он меня выводит к «Grande», а потом по песку и через гору и к «Petite Anse» (последним словом обозначают «бухточки», «пляжи»).

 

Он тоже – типа «тревеллер» и знает многие места Индийского Океана и даже Мексики. И вот эта «Petite Anse» («Маленькая бухточка») – оказывается сказкой и мечтой! Это – лучший из виденных мною пляжей планеты! Глубок и лазурен, песок шикарен. Пляж практически пуст, хотя и огромен (но в меру, потому – уютен).

Мой немец – из Баварии, из франков (Бавария – древняя страна и государство. Древнее нынешней России. Бавария состоит из четырех частей: собственно «Баварии», «Франконии» - на севере, «Пфальца» - на Северо –Западе и «Швабии» - на юго-западе. Внутри самой Баварии выделяется минимум 15 отдельных культурных и языковых региона. Понять не знающему местные диалекты даже немцу –не баварцу – очень трудно, иногда – невозможно. Часто поэтому, их речь по немецкому ТВ идёт с титрами на «хох-дойч», то есть «литературном немецком»).

Есть три, совершенно разных страны - внутри "Германии":

 

1. страна гор и солнца, состоящая из бывших провинций Римской империи - с черноглазыми кучерявыми высокими жителями - потомки кельтов, римлян, франков и аллеманов. Это - высший стандарт во всём, практически уровень Швейцарии, там, где делают Порше и Мерсы с БМВ, где сказочной красоты ландшафты и нац. Парки, где 250 дней в году светит солнце. Нам эти немцы и незнакомы, не считая, например, красавца – легендарного футболиста Бекенбауэра. Отсюда же и Альберт Эйнштейн (г. Ульм).

 

2. Плоская дождливая Германия к северу от гор. Здесь и Рур и прочее.

 

3. Восточная Германия. Это бывший гедеэровский совок, до сих пор дышать там некомфортно.

 

2-я и 3-я Германии - это совсем другая антропология: это «пруссы», происходящие из балтов, смешанные со славянами и т.д. Это собственно те "немцы" которых знают русские, - беловолосые с прозрачными глазами.

 

Южная Германия (Федеральные Земли, в Германии – века – самостоятельные государства -Баден-Вюрттемберг, Бавария, Гессен, Саарланд, Райнланд-Пфальц, Вестфалия, кстати, всегда тяготевшие и ориентировавшиеся на Францию) никак к ним не относится, считая до сих пор всех северных немцев - другим народом и немного дикарями. Разумеется, говорится это - больше как прикол и шутка. Но тем не менее.))

А вообще внутри Германии - примерно 20 совершенно различных народов и ментальностей и языков.

Мой «южно-немец» развешивает гамак. Здесь, на этом пляже, я впервые вижу нескольких женщин, купающихся «без верха», во Франции загорать так – норма.

В общем, наплавались и наговорились с баварцем – франком.

 

 

Я отправился в обратный путь – опять через лес и гору, - к моему велосипеду, который оставлен на подезде к более доступной «Гран Анз».

После прокупки на лучшем пляже планеты, где я, правда, повреждаю плечо, я уже более боевой. Проезжаю, на обратном пути в отель и поселение по другому пути - мимо грота со статуей Девы Марии – население Сейшел на 80% - католики, хотя есть и мусульмане и я видел индуистский храм.

Внутренней дорогой спускаюсь в городок «La Passe» (что то типа «Вход») – единственный на острове и ищу супермаркет, плутая и снова приезжая ко входу в посещенный мною «Парк Унион», который является неким полу-заповедником – научной станцией. В супер-маркете покупаю местного рома (уже для Европы, небольшую бутыль, рома – не прозрачного, как водка, а другого, темного типа). Видов рома продается очень много. Покупаю и снеди – ужинать буду не в ресто. Надоело потому что. Очень вкусного апельсинового напитка с минералкой – «San Pellegrino» в супермаркете нет. Он есть только в одном, самом бойком, магазинчике острова в центре городка, у причала. Смеюсь с продавщицами – они стесняются, но хохочут. Неужто ко мне вернулся «драйв»?

 

 

 

 

Но голос точно не вернулся. Ищу, где поесть в это неудачное время. «Take away» на берегу у порта – живописен, но закрыт.

Иду в ресто «Ше Такой то» (то есть «У имярека»). Заказываю у клевой веселой официантки рыбу и еду в магазинчик за свои апельсиновым «Сан-Пеллегрино», привозя и официантке банку в подарок. Обед прекрасен, но дорог (40 долларов за рыбу и кофе). Дессерт – это кокос, сваренный с сахаром и взбитый, как сливки. Ну ничего. Потом, опять закупив пива «Tiger», еду в отель и нахожу свой коттедж прибранным, но с отключенным кондиционером.

Нико, кстати, с удовольствием и отклонив всякие намёки на плату, позвонила и отменила мой отель на юге острова Мае как и заказ автомобиля в «rent-a-car».

В ресто же сегодня, в силу позднего часа, уже никого не было: с энергичной веселой белой начальницей мы всё отрегулировали. Её дочь –второклассница (красивая девочка –шоколадка) активно ассимилирована. Пришел и толстый полуобманщик Мишель. Поболтали втроём о журнализме.

 

Потом я «отмечал» последнюю ночь на Сейшелах баночкой сингапурского пива (а то и двумя), легкой закуской, неспешными сборами (гигантская работа!) и просмотром матча «Ницца-Марсель» по ТВ. В новостях сказали, что эбола в Западной Африке пошла на спад и некоторые наиболее строгие меры отменены. Новости по местному ТВ читают на 2-х языках – креольском и английском. Министр Иностранных Дел Сейшелл – белый. Показывают его работу в ООН.

Этой ночью не было кашля, но страшно заболело ушибленное волной (то есть рывком крошечного фотоаппарата, который был волной согнан с запястья подмышку и его то рывком и была нанесена травма – он ведь на шнуре). Ужасно. Заснул под утро. Тяжелая во всех смыслах поездка.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ