Все записи
17:12  /  13.05.16

1695просмотров

Император Траян и (Не) –настоящий Пацан. Румынский рассказ.

+T -
Поделиться:

 

Император Траян и (Не) –настоящий Пацан. Румынский рассказ.

 

Румыния была одним из самых нищих бараков социалистического лагеря. В силу особенностей существования этой территории в рамках Австро-Венгрии, роль образованных людей и специалистов играли в ней немцы и венгры, - почти поголовно либо убежавшие, либо уничтоженные красными, когда сталин туда принес большевицкий рабовладельческий строй. Так же обошлись и с местной церковью и просто культурными румынами.

Про Чаушеску ходили анекдоты даже в рамках социалистических маразматов. Правдой, а не анекдотом, был Музей подарков Великому Кормчему, в фойе которого стояла статуя римского императора Траяна, от которого красный диктатор скромно вёл свою родословную.

Я попал в Румынию в нулевых из Болгарии. О стране ходили жуткие слухи и я был готов ко всему.

Но нет! В отличие от Богларии, где пьяный в доску болгарский погранец, увидав моё имя, сказал, заплетающимся языком:

- Ты –рр-руский? Ну дай просто, чего-нибудь, сколько-нибудь, хоть несколько марок!

На въезде в Болгарию (как и в республику Сербия) с меня пытались тоже взять бабла «просто так», но, по крайней мере, прикрываясь некими «требованиями».

В Румынии – ничего такого не было! Меня мгновенно впустили, я проехал по шикарной, сделанной на деньги ЕС зоны пограничного контроля и её собственно, покинул, думая про себя: «Вот, вот, опять наплели какую то ахинею, - нет никакого маразма в румынии на самом-то деле!»

Тут я выехал из зоны комфорта, соданной на границе европейцами, и сразу увидел перед собой огромный ржавый шлагбаум.

Вокруг него, на корточках, сидела настоящая банда гопни, с чинариками, фингалами под глазами, в кепариках, паленых штанах «адидас» и жгла костер!

Костер, Господа! Грешным делом, я подумал, что снимают кино. Нет. Я попал в румынскую реальность.

От гопнической банды отделился человек с золотыми зубами и подошел к шлагбауму, и даже зашел в стоявшую рядом со шлагбаумом покосившуюся будку. На стекле будки висело много бумаг с большим количеством печатей. Каждый въезжавший (а их было крайне мало, какого дурака, кроме меня, понесет в эту страну, имевшую тогда репутацию самой воровской и коррупционной в Европе?) должен был заплатить сотни тысяч лей.

У меня были поменяны леи, и я сразу принял правила игры, ибо сам ведь – ученик Остапа Бендера и совок гоняю с детства.

- Мужик, – сказал я, – у меня нету 150 тысяч лей, но у меня есть сто тысяч лей! (у меня было, конечно, минимум, 500 тысяч, но мы жэе с вами догадываемся..). Я даже не знаю, как и быть, мужик!

Мужик в кепарике и с фингалом, улыбнувшись ртом, в котором не хватало многих зубов, сказал:

- Да, ладно! Ты – нормальный пацан! И ста тысяч лей хватит! Езжай!

И он открыл шлагбаум. Я не знаю, конечно, отстегивают ли гопняки у шлагбаума погранцам, - это уж вам судить.

Поскольку у меня как бы «кончились румынские деньги», меня гопняки повели в другую будку, что бы там поменять валюту. В будке сидела смазливая, но с плохой кожей, девка, которая готова была поменять марки на пачки леев. Что я и сделал, в разумных пределах.

Девка добавила еще:

- Может, ты хочешь е...ся? Есть девочки, совсем недорого.

Не дожидаясь ответа, она позвала – это были действиетельно, девочки лет 14-ти и готовые ко всему. Картины становились настолько фантасмагорийными, что, я, оставив девочкам несколько марок, немедленно дал по газам. Смазливая и девочки обиделись что я не воспользовался их офертой и сказали, что я – «ненастоящий пацан!». Темнело, а я хотел успеть в Бухарест.

Я ехал и ехал, стало совсем темно. Дорога была вся в ямах, временами без асфальта, я обгонял телеги и обозы. Горели костры. Я чувствовал себя где-то в степях, вокруг была полная темень, даже поселения были почти не освещены. Я всё проклинал: я ехал уже так долго, что начал думать, не видя ни малейшего признака большого миллионного города, что просто ошибся дорогой: по моим расчетам, я давно должен был достичь Бухареста!

Я  совсем устал, я затормозил у группы людей, вышел и спросил:

- Четр побери, когда появятся знаки большого города? Сколько ещё до Бухареста? А?

Люди все засмеялись, притихли, а потом сказали:

- Мужик, ты находишься в самом центре Бухареста!

Можете представить мой шок?

Я тут же почувствовал голод и спросил у людей, где тут можно поесть.

- Нигде, а бутеры можно взять на бензоколонке «Бритиш Петролеум».

О, да! Это был первый объект за несколько часов пребывания в Румынии, который доказывал её принадлежность Европе! Там было «чисто, светло», и даже были не только бутеры, но и кафе со сносным выбором.

Бензозаправки считались в Бухаресте местом встречи самых крутых. И я видел, как быки в цепях подкатывали к бензоколонке и гордо там ели, прямо как бы готовясь к очередному рекетирскому заезду.

Гостиница в центре города, которого (центра) просто не существовало: Бухарест снесли во время войны снаряды и бомбы, а потом на его месте был построен совецкий город – барак, - располагалась в полуразвалившемся доме времен Монархии.

Там мне предложили сначала вариант спать в комнате с двумя другими постояльцами и за очень дешево, а потом сказали, увидев моё недоумение, что могут дать и отдельный номер, но намного дороже.

Когда я удивился резкому скачку цен, то гостиничные (тоже – гопня),- аж возмутились:

- Но в стоимость номера входят Б..ди! Любое количество и на всю ночь! Вон,- бери любых.

Б..ди, правда, сидели и лыбились прямо на ресепции.

Когда я сказал, что устал и мне надо только койку, меня перестали уважать:

- Нет, ты не настоящий пацан! - сказали, с обидой, гопняки.

- Мы тебе даем даже со скидкой, и девочки – просто класс, а ты? Нет, ты не настоящий пацан!

Я связался со своими людьми по СМС и они стали мне из Европы искать место нормального ночлега в Бухаресте.

Я вышел к местному театру. Там стояла публика – хотя было очень поздно - и громко обсуждала спектакль. Я видел покосившиеся улочки, как бы во Львове, но далеко на окраинеи очень заброшенные. Гигантский Дворец Чаушеску я видел до того: от него веяло «Котлованом» Платонова, и его видно, как говорят американцы, даже с Луны.

Когда я получил адрес отеля из Европы по СМС, я подошел к таксисту и сказл ему, что бы он ехал, а я за ним: я - уставший, карты нет, город огромный и дурацкий.

Таксист переспросил название отеля и сказал мне:

- Ты не настоящий пацан! Это дорого! Я тебя отвезу в настоящее место и там намного лучше и дешевле!

Мы ехали по страшным ямам и даже мне, чекнутому водиле, пару раз нарушение правил таксистом показалось избыточным. Мы приехали в какой-то грязный проулок, и меня провели на второй этаж хлипкой хибары. Там сидела семья нищих людей из романа Достоевского, вокруг керосинки.

- Вот, - сказал таксист, откидывая занавеску в общую комнату и показывая мне топчан, - разве плохо? И недорого! И девочку впридачу, если надо!

Таксист догнал меня на улице:

- Нет, всё таки ты – ненастоящий пацан! – сокрушаясь говорил он,- но, ладно, поедем в твой поганый отель!

Я очень хорошо вожу машину, даже больше, я вожу её божественно. Ни один чел в РФ не может водить машину даже наполовину хоршо, как я. Моя подруга из Франции была там почти призером по гонкам и она мне всегда говорила, что во мне погиб «Великий гонщик».

Тем не менее, даже мне следовать за сумасшедшим водителем было почти невозможно: он гнал по городу, как по полигону, на безумной скорости, не мигая сворачивал, ехал по встречке. игнорировал светофоры, резко объезжал гигантские ямы и так дале и тому подобное. Каким-то чудом мы не попали в аварию и каким-то чудом я не потерял этого безбашенного идиота из виду! Вдрург, на полной скорости, он встал передо мной как вкопанный! Миллиметры отделяли меня от полного столкновения и страшной аварии!

Как ни в чём ни бывало, таксист вылез из машины, и, довольно улыбаясь, сказал:

- Ну чё, круто я вожу, а, Мужик? Вот я – настоящий Пацан!

То, что, если б я его потерял, или мы бы врезались в грузовик или стену, таксиста не волновало: чисто отморозочно –по-понтовки, как в РФ, он горд был своему безумию. Самое же смешное, что если б я отстал, то этот могильщик на колёсах не получил бы, конечно, ни копейки, ведь я никогда не плачу вперёд.

Сам отель оказался, реально, дорогой, но что было поделать: я рухнул в его чистые простыни, и уснул как мертвый.

Мне приснилась одна из пьес Ионеско: в ней Чаушеску на машине догонял моего таксиста, но так и не догнал, в итоге превратившись в статую Траяна.