Все записи
14:45  /  9.08.16

746просмотров

ЛУННЫЕ ОСТРОВА: 8. Каннибалы и коммунисты Восточного Тимора.

+T -
Поделиться:

ЛУННЫЕ ОСТРОВА: 8. Каннибалы и коммунисты Восточного Тимора.

Отель наш -«экологический», то есть электроэнергия от солнечных батарей. Туалет – компостного типа, с глубокой ямой и без смыва водой (воды на острове очень мало). Запахов нет из-за глубины. Потом делается компост-удобрение. Особенно интересен душ, до сих пор типичный даже для бедных районов Португалии 30 лет назад, о котором написал выше. Мы туда, с Сюзанной наливаем из огромного чана чистой воды ковшом, и дурачась, моемся. Сюзанна охотно попозировала мне, показывая, как работает душ. Мы ржем. (373).

 

 На острове – три языка, при общем населении в 10 000. Во время «динэ» с красиво, но просто одетой Сюзанной, мы решаем выпить пива- она сингапурский «Tiger», я – индонезийский «Bintang». Пиво не очень охлаждено в силу слабости холодильника и не очень приятно, хотя, наверное, ничего в целом. Сюзанна интересуется политикой и ещё в обед долго и подробно рассказывала мне об апрельской (1975-го года) «революции гвоздик». Салазар и его наследник Каэтану достали всех, особенно – колониальной войной в Африке, где боролись аж ТРИ разных силы:

1. поддерживаемая ЮАР (распустилась),

2. УНИТА (Савимби), поддерживаемая США и Китаем и,

3. правящая и поныне, МПЛА, – креатура СССР.

 

- Они стали сбивать даже наши военные самолёты, летчики поэтому стали отказываться от вылетов. Так мы стали последней империей мира, которая равзвалилась.

Я всё это хорошо знаю, но даю Сюзанне мне всё это поведать.

- Компартия вела очень большую партийную работу, - говорит мне Сюзанна интонациями совецкого функционера.

- Особенно в Алентежу, где особенно много бедных и все живут только на зарплату, а не на зарплату и доходы от своего участка.

Мы говорим и о Рибейре (Сюзанна читает его книгу) и о Сарамаго – лауреате Нобелевской премии по литературе и коммунисте.

 

- Его «Слепоту» отлично поставил бразильский режиссер такой то, – говорит Сюзанна, и глаза начинают почему-то сверкать.

Мы решаем пойти на пляж, на море, под звезды и плеск прибоя, взяв туда кресла.

У меня на балконе сразу оставаться мы передумали: «и жарко и мошки». Сюзанна вся искусанна, а меня ни одна мошка не тронула, хотя я и не намазан кремом, в отличие от моей (уже) спутницы.

 

На берегу великолепно: яркие южные звёзды, свет от моего бунгало косо освещает нам полосу. Мы сидим рядом, часто «непроизвольно» касаясь друг друга и улыбаясь во время пауз в разговоре. Каким-то образом придвигаются друг к другу и наши кресла, хотя мы их не двигаем.

- Это остров каннибалов, - говорю я, что бы ускорить и затормозить процесс одновременно.

- Ты знаешь, я тоже это сразу чувствую, когда вижу здесь повсюду костры, - смеется Сюзанна.

Нам хорошо, даже когда мы молчим.

 

Но тут происходит катастрофа: я между делом спрашиваю Сюзанну о её родителях. Они – не интелектуалы («основа социалистической партии Португалии - в городах»), но и не «социал-демократы» («они у нас только по названию «социал-демократы», на самом деле они – тэтчеристы»). Родители Сюзанны – из Алентежу и (О!!!) – «коммунисты» и даже «всю жизнь».

Я в шоке. Пытаюсь, не терять надежду и уловить в её словах иронию.

Но никакой иронии нет!

- И мой друг, с Капо-Верде, - ученый и марксист –ленинист, -говорит она, совсем меня добивая!

Друг учился в Лондоне в некоем центре (аббревиатура из 4-х букв) и «там тоже все марксисты».

Я – в полном шоке. Полу-смеясь, я говорю:

- И ты коммунистка?

- Да, и я коммунистка, хотя из партии я вышла, так как там не терпят возражений.

- Долго ли ты в КП состояла? - спрашиваю я в последней надежде, невольно отодвигаясь

- Да, долго, и в коммунистическом Союзе Молодежи состояла, и сейчас я – коммунистка». – уже совсем растаптывает меня Сюзанна.

Мне хочется не слышать и не видеть её, наши корабли стремительно расходятся.

- А ты знаешь про ГУЛАГ, про 40 миллионов убитых, про тотальную ложь, нищету и тюрьму в СССР? – почти кричу я.

- Да, я знаю. Они просто неправильно применили идеи Маркса –Ленина.

Я оглох и ослеп от ярости. Я пригрел на груди Вагенкнехт, Коллонтай, Землячку!

Дурища начинает возражать мне прямо по Барулиной / Калашниковой – двум мерзавкам – «профессорам» из МГУ, которых мы в Новой Свободной России выкопаем и сожжем.

- А про 40 миллионов некорректно говорить, ибо капитализм убивает нищетой сотни миллионов!

Всё, точка! Боги, зачем вы дали мне истратить на эту девку столько времени?

- Почитай МАКСИМО Горького, как русский народ ненавидел Царя, - верещит зомбанутая красная сволочь.

Тут уж я держу большую речь, на грани полного фола, знаю, бесполезно, ведь коммуняки – это отбросы человечества со своей извращенной дьявольской логикой и лже-религией.

Сюзанна молчит и как бы умоляет глазами стать опять милым и пушистым.

- Португальские коммунисты отвергают совецкий опыт, как тоталитарный, но...

В общем, всё ясно.

Сюзанна мне становится совершенно неинтересной, я, не глядя на неё , монотонно говорю, что «решение всех проблем – это немецкая модель «Социального рыночного Государства Свободной Демократии» и отсылаю её к книгам Людвига Эрхарда.

- Но в Португалии эта модель пока не действует и поэтому я защищаю РАБОЧИЙ КЛАСС!

Занавес.

Я еле сдерживаюсь от более резких речей. Сюзанна всё понимает и уходит:

- Завтра рано вставать.

Я сижу на берегу один, всё внутри просто кипит:красная инфекция каннибального коммунизма жива и никуда не делась!

 

 

«Левые и коммунисты получают на выборах в Португалии стабильно 8-10%» - слышу я слова Сюзанны. Ужас.

С вечера подготовился, гудит вентилятор над головой, светит свет с улицы ведь стена у меня – полая решетка. Я раскрываю все стены, окна и двери, пытаюсь успокоиться и забыться. Я кашляю непонятным кашлем.

(49-363 чел)

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИЗ СТА ГЛАВ СЛЕДУЕТ