ЛУННЫЕ ОСТРОВА: 12. Суть Восточного Тимора в 10 словах.

 

1. МЕЛАНЕЗИЯ. Тиморезцы –не азиатского, а негроидного антропологического типа, то есть их предки пришли сюда долгим путём непосредственно из Африки. Не зря и «Папуа-Новая Гвинея» - ближайший сосед Восточного Тимора.

 

2. МНОГООБРАЗИЕ ЯЗЫКОВ. Из 7000 выделяемых языков планеты, 2000 или больше – локализуют в этом регионе мира, на островах Малайского архипелага (Индонезия и др.). Так что Восточный Тимор, с населением в 1 млн. человек, разбит на десятки этний. Даже на острове Атауро, где официально проживает 10 000 человек, выделяют три самостоятельных языка. В стране – 4 официальных языка, главным местным языком считается Тетуа. Португальский – тоже один из 4-х языков страны, хотя его страна утратила за последние десятилетия и на нем говорит только 5% населения.

 

3. КРОКОДИЛ. Это не только символ острова, ибо, согласно анималистическим представлениям, тиморезцы происходят от крокодилов, почему их не трогают, крокодилы до сих пор кишат везде, даже я видел, минимум, троих. Наличие крокодилов определяет многие традиции тиморцев, например, в архитектуре: дома ставят на высоких сваях.

 

4. ПОРТУГАЛИЯ. Португальцы 500 лет назад открыли Тимор и с тех пор именно португальцы определяли его выход в мировую цивилизацию. После долгих перетычек с Голландией, Португалия получила Восточный Тимор, с анклавом Оакусе, по Лиссабонскому Договору, примерно в то время, когда была Крымская война, уже в отрегулированное владение. Страна входит в Содружество стран португальского языка (их девять: Португалия, Бразилия, Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Кап-Верде, Сан - Томе и Принсипи, Макао. Говорят, сюда же примазалась и единственная бывшая испанская колония в Африке и до сих пор испаноязычная – Экваториальная Гвинея, - страшная диктатура, вроде Северной Кореи). Через общее пространство Португальской Империи произошел и приток населения из всех других португальских колоний. Португалии же обязан Восточный Тимор повальным католичеством и страстью к футболу и наличию церквей, «посад», типичной португальской колониальной архитектуры, здания которой, к сожалению, в значительной мере уничтожены.

 

5. ИНДОНЕЗИЯ И ОПЕРАЦИЯ «СЕРЕЖА». Португалия, после захвата Восточного Тимора Японией и его освобождения Австралией в конце Второй Мировой Войны, совсем не думала об этом анклаве, используя его лишь как место для ссылки политических во времена 60-ти летнего правления Салазара –Каэтану. После «революции гвоздик» в апреле 1974-го года, хотя и не имея долгой анти-колониальной войны, как в Африканских странах, Восточный Тимор объявляет свою независимость.

 

После короткой Гражданской войны побеждает потенциально-коммунистическая партия «Фретилин», имеющая серьёзное военное крыло – "Фалантил". Рассматривая это как опасный очаг подрывного влияния советов, успешно поддержавших коммунистические группы в Анголе, Мозамбике и других африканских колониях Португалии, а так же помня недавнее падение Сайгона под напором просовецкого Вьетконга (Красной Армии Вьетнама), США (лично Генри Киссинджер, как и в Чили, во время переворота Пиночета) дают добро индонезийскому диктатору Сухарто на захват Восточного Тимора и присоединение его к Индонезии. Эта военная операция называлась «Серёжа». Весьма жестоко и брутально осуществленный вооруженный захват страны, вызвал, однако, к жизни мощную партизанскую войну бойцов «Фретилин», привел к формированию в стране национального самосознания и непрекращавшейся все годы индонезийской оккупации перманентной войне, в ходе которой индонезийские военные уничтожили около 200 000 человек, то есть треть-четверть населения Восточного Тимора.

Примечательна была беспрецедентная в истории операция, когда индонезийцы, согнав 60 000 местных жителей, выстроили их в гигантскую цепь с севера острова на юг с целью прочесать всю страну с запада на восток на предмет повстанцев. Поскольку население поддерживало последних, то результата это никакого не дало. Индонезия, расчитывая получить Восточный Тимор «на блюдечке», вынуждена была тратить огромные средства (американская помощь) и на непрерывное замирение острова и на развитие инфраструктуры, чтобы привлечь население на свою сторону (за время индонезийской оккупации, за 23 года, протяженность асфальтированных дорог в этой стране увеличилась в сто раз –с 20 до 2000 км.) Поскольку индонезийцы стали тербовать с каждого тиморезца официального признания себя католиком или атеистом (рассматривая последних как потенциальных коммунистов), то это привело к усилению влияния и без того влиятельной католической Церкви, выдающуюся роль в которой сыграл епископ Карлуш Белу, - аналог «епископа Попелюшко» во времена военного положения в коммунистической Польше периода «Солидарности».

 

 

 

6. ЖОЗЕ РАМУШ-ОРТА. Кроме постоянной вооруженной борьбы, проходившей с переменным успехом, но, в целом, склонявшейся на сторону огромного для такой маленькой страны воинского контингента в десятки тысяч индонезийских солдат, вели тиморезцы и неустанную «работу словом». Нищий, брошенный всем светом, Жозе Рамуш-Орта, часто даже голодая, неустанно и везде, где может, рассказывает о проблемах никому неведомой, крошечной страны. «Часто на мой доклад, где-нибудь во внутреннем американском Штате, приходило лишь несколько старушек, которые даже не догадывались, где такой есть «Восточный Тимор», - рассказывал он. Так продолжалось более 20 (!) долгих лет. Пока не произошли три внешних для Тимора политических события, резко изменившие, казалось бы, безнадёжную, ситуацию (Индонезия, тем временем, объявила Восточный Тимор своей 27-й провинцией, - при молчаливом согласии мирового сообщества).

Во-первых, слава Богу, гибнет коммунистическая диктатура красных совецких фашистов в СССР, как и все марионеточные просовецкие режимы почти повсеместно в мире. Демократия настолько укрепляется, что мерзавец, диктатор Хоннекер бежит к своей дочурке как раз в Чили, где успешно и отдаёт концы. Глобальная угроза красного коммунистического фашизма навсегда уходит в прошлое.

Во-вторых, и отчасти вследствие выше указанного, шатается и военная диктатура в самой Индонезии, тем более, что посылать своих мужей и сыновей на смерть на остров уже третий десяток лет никто в этой стране, конечно, не хочет. Добивает военный режим «азиатский кризис начала 1990-х». Денег на содержание целой армии в Восточном Тиморе просто нет.

В- третьих, самоотверженная работа («и один в поле воин») Жозе Рамуша-Орты в течение более 2-х десятилетий даёт свои плоды. Весь мир ужасается жестокости индонезийской армии и общественное мнение однозначно склоняется не в пользу Индонезии. Удается Жозе выйти и на советников самого Клинтона. Последний звонит в Индонезию и ставит вопрос ребром. Америка снова играет решающую роль в судьбе Восточного Тимора, - на этот раз – в гуманитарном смысле – позитивную. Индонезия даёт согласие на проведение в Восточном Тиморе Референдума под наблюдением мирового сообщества и соглашаясь признать любые его результаты, обещая в любом случае воздержаться от применения насилия. Этот факт сам по себе является настолько феноменальным примером «мирного ненасильственного решения военной проблемы», что Жозе Рамуш-Орта (и епископ Карлуш Белу) получают Нобелевские премии мира.

 

7. РЕФЕРЕНДУМ И «СЕРЕЖА-ДВА». Военные играют в Индонезии, почти как в Турции до недавнего времени, особую самостоятельную политическую роль. Слово и решение «президента» для них значит не совсем всё. Они, разумеется, возмущены тем, что десятилетия кровопролития могут быть перечеркнуты каким-то «голосованием чучмеков» (расизм играет в этой истории свою важную роль), и, когда оглашаются результаты Референдума, на котором ¾ участвовавших высказывается за независимость, выходят из подчинения правительства, массово и систематически уничтожая всё, что попадается на глаза и убивая всех, кто попадается под руку (в основном мирное безоружное население). Вакханалия насилия и разрушений такова, что три четверти всех зданий и без того нищего Восточного Тимора оказывается уничтожено, тысячи людей убиты. Правительство в Джакарте, неспособное взять под контроль свою собственную армию (перечеркивающую тезис о «помощи Индонезии народу Восточного Тимора», ибо и дороги-то строились прежде всего для военных целей, как инфраструктура для переброски воинских частей), соглашается на ввод в Восточный Тимор вооруженных сил ООН. В основном австралийские военные, из соседнего Дарвина, быстро наводят в стране порядок, ужасаясь масштабам совершенного насилия и разрушений. Характерно, что части индонезийской армии покидают остров, не вступая в бой с войсками ООН.

 

8. ПОКУШЕНИЕ И ПРОЩЕНИЕ. Страна получила независимость, но лежит в развалинах и пепелищах, сотни тысяч стали беженцами (до этого индонезийский режим так же, через политику насильственных переселений, умножил страдания тиморезцев). Специалистов нет. Инвестиций ноль. Политическая жизнь блокирована фактически однопартийной системой. Народное недовольство безгранично. Ситуация осложняется и началом партизанской войны, теперь уже со стороны про-индонезийских сил. Неоднократны погромные беспорядки с человеческими жертвами. Ситуация кажется абсолютно безнадёжной, ибо и в руководстве новой Республики начинаются заговоры, один из которых кончается расстрелом в упор самого Президента – да-да, - Жозе Рамош-Хорты.

До сих пор не выяснено, почему в тот момент рядом с ним не было телохранителей, почему так долго ехала машина скорой помощи, но так или иначе – Президент полчаса в буквальном смысле истекает кровью, теряя её более трех литров. В состоянии клинической смерти его доставляют в австралийский госпиталь (в Дарвин), где происходит ещё одно чудо: гениальная работа врачей спасает жизнь тиморского Лидера! Но чудом неизмеримо бОльшим является то, что делает Жозе Рамуш-Хорта после выздоровления, и имея возможность физически уничтожить своих фактических убийц: ОН ИХ ПУБЛИЧНО прощает и гарантирует неприкосновенность при условии прекращения вооруженной борьбы. Все в шоке от такого «наивного» шага. Но в этой, поистине библейской, истории, - самый неожиданный конец: заговорщики соглашаются и складывают оружие! Период полной нестабильности, наконец, завершен окончательно. С тех пор, с 2008-го, страна медленно, но верно, начинает позитивное поступательное развитие.

 

9. НЕФТЬ И ГАЗ. Как будто Всевышний смилостивился над несчастным Восточным Тимором – в последние годы в его территориальных водах открыты огромные, для миллионной страны, месторождения углеводородов. Миллиарды от них уже пошли, и если бы не обычные проблемы Третьих стран, в том числе и с коррупцией, то Международные фонды и огранизации, на деньги которых до сих пор живет Республика, в очень скором времени могли бы покинуть Восточный Тимор.

 

 

10. АВСТРАЛИЯ. Фактически, со времен Второй Мировой войны и за исключением японской и индонезийской оккупации, Восточный Тимор яляется протекторатом огромной, по меркам этой части света, 20-25 миллионной высокоразвитой Австралии. Английским владеют в Восточном Тиморе очень многие, Дарвин всего в получасе полета, повсюду в стране видишь объекты австралийской помощи. Австралийцы же и как инвесторы, и как советники и как (до сих пор немногочисленные!) туристы. Разумеется, умники Вам расскажут, что связано это, прежде всего, с экономическими интерсами, в смысле углеводородов. Но мы с этим, если и согласимся, то не вполне.

 

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИЗ СТА ГЛАВ СЛЕДУЕТ