Все записи
01:35  /  7.10.16

398просмотров

ЛУННЫЕ ОСТРОВА: 21. Полет Гизо – Сеге и Лодж Матикури.

+T -
Поделиться:

 

ЛУННЫЕ ОСТРОВА: 21. Полет Гизо – Сеге и Лодж Матикури.

19Д

14.12.2015

 

Прошла четверть поездки – одну из трёх сигарных коробок я оставил в «Fatboys»: они может используют, а мне – сброс веса. Ох уж эта вечная игра! В дороге «уходит» постоянно что –то, но всё время и «приходит» ещё больше – в виде артефактов, проспектов, документов и так далее. Утром завтрак был вполне – достал свой сыр и джем. Большая тарелка свежих фруктов нескольких сортов и видов. Доставили меня напрямую в аэропорт (1118), располагающийся на острове около Гизо. Но всё равно - ждать и ждать. Работник аэропорта - суета, пассажиры, перевес, вопрос и о моем личном весе (1123).

 

Кореец - коммерсант, пилот –женщина и пилот –мужчина, оба местные (1126). Никакой проверки «security» при посадке в самолёт нет. Летим вдвоём с корейцем, дверь в кабину открыта, полет занимает всего 30 минут.

 

В Сеге – жарко. Группа богатых (наверное) австралийских ахинеев (1128). Меня встречают от лодж «Матикури» - Бенджама, её основатель и хозяин (это была вообще первая эколодж на всех Соломоновых Островах) (1129). Он толков. Двое сотрудников аэропортика тут же бронируют и покупают мне (через данные кредитки и по рации) билеты на через три дня, уже в Хониару. Всё вполне цивильно, ни с РФ, ни с Африкой не сравнить. Потом на лодке мы едем к брату Бенджама, с похожим величественным именем (1131) и он говорит, что раньше были сезоны, а сейчас весь год всё одинаково. Кроме того, 6 месяцев дует ветер с моря и это создаёт проблемы рыбакам. Потом на лодке мы едем на микрорынок и в микромагазин. Там (на рынке) женщины жуют и продают красную смесь ореха (и плевки от неё везде на земле и мостках засохли как неестественно яркие красные пятна крови) а ещё две женщины выдают мне искомые суммы денег (1138). Теперь мы отчаливаем к Бену (так все зовут Бенджама) в лодж.

 

Ехать туда на лодке минут 20, есть средней величины волны. Лодка сама – плексиглазовая, масса островков, покрытых шапками тропического леса. Лодж «Матикури» оказывается весьма убитым местом, что типа и требуется от «экологической лоджи», - то есть без электричества и удобств (они общие на всех), но как –то всё полузаброшено. Сюда приезжают на практику каждый год студенты из Калифорнии. Вот в одном из таких домиков я и буду жить. Другие бунгало - ещё более убитые. Бен готовит мне пресную яичницу, даёт ананас и ещё какой-то фрукт, я пью кофе и тут же, в «ресто» засыпаю на лавке ровно на 40 минут. Напарник Бена спит уже часа два на мостках. Они уезжают назад в Сеге, есть ещё француз – постоялец – он на на дайвинге.

 

Я купаюсь и загораю совершенно голым, будучи и в лодже и на острове один. Кусает в воде нечто медузообразное. Разобрал оба рюкзака и сломанный фотоаппарат, с которого начала слезать краска (что я воспринимаю, как признак новой стадии гибели), оставляю тут, как и многое другое, ненужное. Плаваю, охлаждаясь, потом пишу. Я совершенно один на острове, и не на «2 часа», а на целых пять! Отлично прокупался, прокупался и начитался. Проходит немало лодок, но все - мимо. Наконец, приезжает и моя лодка, да ещё и привозит целых трёх (!) женщин, включая жену Бена, 2-х местных мужчин, мне незнакомых, и белого человека. Едут они сидя на двух скамьях, гордо поставленных в лодку (1144).

 

«Белый человек» - это Фабьян, из Лиона, работающмй уже 4 месяца в Хониаре ай-тишником – организатором от «Красного Креста» и только сейчас в первый раз выбравшийся из столицы. Разумеется, мы с ним устраиваем «французский суаре» - Фабьян рад соотечественнику, приносит для меня аж 4(!) банки пива. Пиво хотя и не холодное, но и не теплое. Я выношу стол для трапезы на внешнюю террассу, над водой, под звёздами, что сразу меняет весь амбьянс. Мы ставим две «лампы – солнечно-батарейных», вполне эстетичные, на стол.

 

Нам приготавливают великолепную рыбу – тунца, поджаренную в овощах. Болтаем, как друзья.  Фабьен весь день плавал и кожа его покрасневшая. Он – местный босс, Франция и французы его достали. Он уже работал в миссиях ООН в Дафуре (Судан), Центрально-Африканской  Республике и в Конго. Это всё – самые страшные и адовые места на планете. Два раза Фабьян переболел малярией, но в такой форме, что излечивается навсегда (обычно малярия, даже вылеченная, становится хронической болезнью, приступы которой повторяются каждый год. Эти приступы похожи на сильный грипп). На Соломоновых Островах малярия тоже распространена до сих пор. Кроме того, в Африке Фабьян был захвачен в заложники, но ему повезло, в отличие от друзей, ибо он остался жив. В общем, классный парень, весьма  нетипичный в этом смысле. Но, конечно, француз до мозга костей. Благодарю Бога за посланного мне, впервые за все эти дни, цивилизованного человека, да ещё француза! Завтра он уедет в деревню такую-то, а я - неизвестно куда. Устраиваю на ночь лежбище не внутри своего бунгало, а снаружи, на террассе (как делает только умное микроскопическое меньшинство, другие сдыхают в «номере», пусть и с дырявыми стенами и раскрытыми окнами). Сплю более-менее.

Прошла четверть поездки.

 

Острова Соломоновы,

Где живут на воде,

В самом центре Пацифики,

Где привыкли к беде.

 

Малярия, цунами ли, -

Соломонцев не взять,-

Отличает здесь жителей

Соломона печать.

 

Здесь лагуна огромная

И в пол-неба восход

Островками зелёными

Позакрыт горизонт.

 

Мировую историю

Лишь однажды позвал

На войну между пальмами

Остров Гуадалканал.

 

Молодым лейтенантиком

Джон «Эф Кей» воевал,

И торпедного катера

Экипаж он спасал.

 

Про войну уж не верится,-

Будто это – кино,

Только суднами ржавыми

Здесь завалено дно.

 

Крокодилы с кораллами

И вулканы в морях,

Ваши души - раскрытые,

Детский смех – на устах.

 

Острова Соломоновы,-

Вновь спасаете нас, -

Потерпевших крушение:

Вся надежда на вас!

 

 

 

4 пива, 1 сигара, 27 -1144 чел.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИЗ СТА ГЛАВ СЛЕДУЕТ