Все записи
13:21  /  11.09.14

4821просмотр

Почему 80% россиян (не) поддерживают Путина.

+T -
Поделиться:

Давайте, забудем, что у нас в стране все всего всегда боятся на уровне вибраций спинного мозга, что везде заправляют силовые структуры, что манипуляция людьми – дело у правителей в пятом поколении поставленное на профессиональную основу, что все (почти) ученые и пишущие – давно циники, что указанные же группы – в массе своей на грани вегетирования и выживания в материальном плане и так далее и так далее и так далее...

 

Оставим политческие темы и просто проведем опрос общественного мнения о чём-нибудь откровенно безобидном, например, по Жванецкому: «любите ли Вы кофе или чай»? Это скучно. Давайте выясним предпочтения населения о какао. И страну придумаем несуществующую, например, «Риванию».

 

1. Для начала составляется «гипотеза». Да - да. Что бы выяснять всерьёз мнение о том или ином предмете, люди, отвечающие за опрос, должны прекрасно в этом предмете разбираться: знать, сколько какао потребляют в Ривании, как его туда доставляют, какие фирмы продают, как какао вписывается в досуг и экономику страны, какие бывают виды и продукты какао и ещё тысячу тем. Вот всё это специалисты долго-долго исследуют и потом формулируют некую мысль, которую и призван проверить опрос населения, ну, скажем: «Какао в Ривании малоизвестно и связывается в своих представлениях с шикарной жизнью, поэтому, хотя большинство жителей никогда и не пробовало его, они будут положительно отзываться о потреблении какао и в массе своей его «любить»".

 

Вероятность крупной ошибки НОМЕР ОДИН,- если указанная гипотеза вообще неправильно сформулирована, если не принимает в расчёт какие то важные параметры, если специалисты в той или иной области придерживаются противоположных подходов и т.д.

 

2. Теперь настает черед математиков. Дело в том, что в Ривании – 70 млн. человек и опросить всех их невозможно. Значит, что бы выяснить мнение риванцев, надо отобрать типичных представителей типичных групп. То есть необходимо сделать «репрезентативную выборку». Для этого всё население мы должны разбить на сотни или тысячи групп и группок – по возрасту, месту проживания, полу, доходу, этнической и религиозной принадлежности, уровню образования и т.д. И в каждой из этих категорий тоже произвести выделение подгрупп. Ух ты! А потом вычислить и математически взвесить. Это гигантская работа. Однако, черт побери, нам же нужны не просто группы, а группы, относящиеся к потреблению какао – какие релевантны, какие бессмысленны? Опять – долгая работа экспертов, которые приходят к выводу, например, что детей до 5 лет и людей старше 85, с минимальными доходами и т.д. – опрашивать и включать в выборку бессмысленно, и пр. Наконец, при помощи математиченских моделей, составляется«репрезентанивная», то есть «по делу», «выборка населения страны – обычно в 40-50 тыс. человек.

 

Вероятность крупной ошибки НОМЕР ДВА. Только в составлении матмоделей - масса погрешностей, не говоря уже о многочисленных, вполне возможно, неверных критериях для выделения групп, самой их компоновки (берем мы шкалу в 5 или 10%?) и т.д.

 

3. Какие и как формулируются вопросы. Надо ли тут объяснять? Будут это вопросы с «да», нет», «не знаю» или с возможностями широкой и свободной гаммы ответов? Каким языком они составляются? Понятен он каждому опрашиваемому? В каком порядке задаются вопросы? И т.д.

 

Вероятность крупной ошибки НОМЕР ТРИ. Простейший пример: всегда, в любых опросах ваориант ответа, стоящий первым, получает несколько «лишних» процентов просто потому, что он стоит первым. Если ответы могут даваться свободно, то возможность их интерпретации огромна и т.д.

 

4. Как и кем проводится опрос –студентами, профессионалами, по почте, по телефону, в интернете и т.д. Тут и объяснять не надо – ясно, как сильно будут отличаться результаты.

Помнится опрашивал я на Алтае мужиков в совецкое время и на вопрос «можно ли сократить потери урожая» часто получал длинные лекции по философии, экономике, статистике, теологии, психологии, географии и ботанике типа:

«Дак эть, вишь ты, вот взять, к примеру, водочку – ну тут ведь, вот бережешь её, а ведь всё одно, прольёшь, распроклятую!»...и так далее и так далее, что б в конце или между строк угадать, ЧТО же думает наш респондент по собственно указанной теме. И разброс ответов и выводов был огромным – от «но урожай не водка, его тем более никто не бережет», до «ну а как ты колоски то расплещешь – там уж все до одного подбирают!» То есть, что бы понять правильный ответ, интервьюер должен быть высокоморален (то есть честно записывать именно реальный ответ, а не тот, что покажется правильным по первому впечатлению), терпелив (это вообще крайне сложно – сохранять непринужденную атмосферу и в то же время «вести» интервью) и профессионален (то есть не давить, четко ждать, правильно чувствовать ответ и т.д.).

 

У специалистов считается вообще, что длинных интервью может быть в день не более ограниченного числа  (3-4-х) – иначе автоматически идёт халтура.

 

Вероятность крупной ошибки НОМЕР ЧЕТЫРЕ.

Я подробно рассказал только о ЧЕТЫРЁХ блоках в проведении опроса. Однако, таких блоков в проведении а потом и ОБРАБОТКЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ результатов любого опроса общественного мнения минимум ДЕСЯТЬ-ДВЕНАДЦАТЬ. И везде нас ожидают вероятные и глубоко принципиальные ошибки.

Разумеется у профессионалов есть свои методы минимизации подобного рода ошибок, но погрешность остаётся абсолютно всегда.

 

Профессионализм же российских социологов в целом невысок – просто потому, что платят им мало, то есть времени и сил на проведение опросов всегда в обрез, интервьюерами берутся люди, которые стоят поменьше и так далее, да и просто традиции этой науки, как и психологии с генетикой и политологией – очень недавние, в силу фактического их запрета в совецкое время и просто-напросто устаревших методик и подходов.

Разумеется, все наши социологические службы – под серьёзным контролем и на заказе государства.

 

Но и в свободных странах прекрасно понимают, что социологические («демоскопические») службы –как раз в силу их субьективности (представим теперь, что заказ и деньги на выяснение предпочтений о какао дают:

- шоколадный концерн,

- или конкуренты из аграрного сектора, которые как раз против шоколадного концерна,

-  или, что какао привозит в страну крупнейшая компания, финансирующая в Ривании все СМИ и т.д. –

то есть подключим, как это и происходит в реальности всегда - «эмоции», «интересы», «политику», «власть», «деньги») дают не совсем надежные результаты – почему, например в Германии, приводятся результаты опросов всегда с оговоркой о политических предпочтениях той или иной службы и есть просто внепартийные Социологические Организации (например, у независимых СМИ). Разброс итогов и в свободных странах является весьма существенным. Настолько, что часто они кардинально ошибаются (как было на одних из важных выборов в США).

 

На этом фоне ясно, насколько несерьёзны, мало- профессиональны и сманипулированы данные опросов в РФ.

 

Всякий профессиональный социолог не верит только одному вопросу, он вопросы всегда «перепроверяет», что бы выяснить глубину и серьёзность данного ответа другим вопросом.

 

Например, на вопрос, «хотите ли Вы уехать из вашего города в другое место?» обычно ДВЕ ТРЕТИ отвечает – «конечно!». Но делать из этого вывод о «высокой мобильности населения» не стоит, ибо на «проверочный вопрос» - «Собираетесь ли Вы в ближайшие два года переехать в другое место?»- положительно отвечает лишь 5% опрашиваемых, а то и меньше.

То есть в первом случае человек говорит не о своем стремлении уехать, а выражает недовольство самим местом проживания или просто общие мечты о «новой жизни», что очень редко связано с конкретным миграционным планом.

 

Фундаментальным условием адекватности опроса является гарантированная его анонимность. Как вы думаете, сколько людей в РФ верит, что опрос проводится действительно анонимно и его не накажут, если он скажет не совсем то, что нужно? Так что наш человек очень часто просто говорит не то что думает, а то, что надо.

 

А что «думает» наш человек?  Политнекорректный английский журналист, помнится, не повышая голоса и совершенно без эмоций, сообщал во время выборов, с Красной площади: «за столетие тирании запуганные и зомбированные, нанешние жители РФ в огромной массе не способны сформировать своё собственное мнение даже по вопросам, относящимся непосредственнолишь к их личной жизни, не говоря уже о вопросах, более абстрактных. Инфантилизация россиян – коллоссальна.»

 

А вот теперь мы и вернемся к Путину, Украине и политике.

 

Все знают о «80+%» поддерживающих Путина по Украине, правда?

А вот о проверочном вопросе, который показывает РЕАЛЬНУЮ степень поддержки (а не просто некий общенациональный порыв абстрактного типа, да ещё и вызванный официозными СМИ) –«Поддерживаете ли Вы ввод российских войск в Украину?» - знают немногие.

И положительный ответ на этот вопрос даёт ВСЕГО ЛИШЬ ПЯТЬ процентов россиян.

 

А как там дела обстоят в реальности – вот, выбирайте любую цифру между «5» и «80 плюс» – вот такова и поддержка Путина у нас в стране по его политике в Украине.

 

PS: Когда в Бразилии, в глуши, я попросил какао, мне принесли стакан с холодной мутноватой жидкостью. Это был СОК какао. В другом виде в этой местности его не употребляют.