Все записи
16:55  /  14.09.14

2244просмотра

Острова: в океане. Философский рассказ.

+T -
Поделиться:

Мне надоела цивилизация, бессмысленная метафизика истории, человеческий идиотизм, чаша мировой скорби переполнилась...

Я нашёл на глобусе самую отдалённую и неизвестную страну – это оказалась Республика Кирибати,- купил билеты и улетел.

Добравшись до островов Фиджи путём интересным – но не столько мне, сколько журналистам, я растворился в приливах, волнах и игре в регби с местными пацанами - на широких как футбольные поля пляжах из черного вулканического песка, блестевшего на солнце. С Фиджи самолёт уходил уже на мои Кирибати, на остров Киритимати.

Когда-то я бегал на короткие и резкий старт всё ещё помогал компенсировать потерянную технику игры овальным мячом при помощи рук и ног.

Вечерами я сидел и смотрел на закат. Отельчик был в стороне от туристов  и я мог спокойно созерцать.

На третий вечер к нам пришла странная группа  - неместных, которые косили под местных.

Они стали предлагать плотские услады по сходной цене. Я отказался.

Цену снизили. Я отказался снова.

Предложили за так.

Покачав головой, я сказал, что это тоже не решение, и посоветовал пройти пару километров дальше по берегу – ибо там – «нормальный турист, в татуировках и с консумистской ориентацией».

Они обиделись и мы стали говорить по-человечески.

- Да вы не обижайтесь,  – тут рядом!

«Нет, - сказали эти странные люди, -там мы не можем:

нам надоела цивилизация, бессмысленная метафизика истории, человеческий идиотизм, чаша мировой скорби переполнилась...»

Я вздохнул и ушел собираться на самолёт на Киритимати, оставив группу странных людей страдать с океаном.

Полет занял пять или шесть часов и я ощутил порыв свежего ветра прямо в лицо. А может это были просто хорошие американские авиационные кондиционеры.

Лагуна была похожа на кусок рыбного мяса, которое, посыпав всесто муки, пальмами, бросили в масло океанической сковородки, – просто большой и края которой терялись за горизонтом.

- Киритимати и известен то только у рыбаков, а тебе тут делать нечего, - сказал, с неким укором, какой-то рыбак по проходе через дощатый сарай, служивший Международным Аэропортом.

Поскольку я ничего не ответил, рыбак добавил, уже снисходительнее:

- Или, может, ты под водой, с аквалангом...

Поскольку я опять не ответил, рыбак тоже обиделся и уехал на джиппе в глубину лагуны.

Я остался стоять один, в песке, и только местный чел, в брюках и рубашке, но босиком, тоскливо смотрел вместе со мной на поднимавшийся самолёт.

- После обеда назад пойдёт, - сказал он мне и продолжил, - поехали, чучело.

Человек в брюках не дождался пассажира, который должен был приехать и жить в единственном отеле острова, - «Капитан Кук» и решил, в качестве компенсации, привезти хотя бы меня. Мы прыгнули в кузов маленькой машинки и поехали к домикам отеля, почему то стоявшим на внешней стороне атолла.

- А раньше тут жили английские офицеры, а потом тут- внутри - под землей, в дне лагуны, англичане же производили испытания атомного оружия.

Как часто бывает, в отдаленных местах, в отеле «Капитан Кук» персонала было горадо больше, чем постояльцев. Собственно, постояльцев было только я и ещё одна пара.

Я ушел на пляж и заснул на ветру, потеряв счёт колыхавшимся листьям, у самого памятника новому тысячелетию, которое здесь наступило раньше всех других мест на Земле.

Спал я недолго, потому, что меня позвали на завтрак: «Что, уже восемь?» подумал я. Мой самолет прилетел сюда в пять утра.

После завтрака прямо в кухне, где давали сгущенку и картины – фотографии счастливых рыбаков с огромными рыбами, я вышел на открытую, но затенённую строениями площадку, служившую, так сказать, «холлом» отеля и увидел ту самую пару.

- Халло, как тебя зовут? - крикнул мне мужчина и улыбнулся.

- Питер – ответил я, и, не думая, как часто бывает, продолжил, - а тебя, значит Серж!

Мужчина немного удивился, но снова улыбнулся и сказал, -

- Точно, «Серж»! Видел, наверное, на ресепции, наши бланки?

- Нет не видел, - откуда? Просто меня зовут вообще то «Серж», а раз меня в данный момент называют «Питер» (моё старое прозвище), то, значит, тебя зовут «Серж».

Мы расхохотались, закурили и нам принесли кофе.

Серж был франко-канадец и рыбак, который ездит сюда уже десять лет подряд. Он, кроме того, был музыкальным продюсером, сценаристом, актером и пр. – так что бывал в Лос-Анжелесе и в медийной американской тусовке и у нас тут же нашлись общие знакомые, схожие истории и т.д. Серж рассказал мне всё про Киритимати. Мы подружились. – Слушай, а что ты здесь ищешь, зачем летишь через весь океан, чтобы половить тут рыбу? - спросил я его.

«Мне надоела цивилизация, бессмысленная метафизика истории, человеческий идиотизм, чаша мировой скорби переполнилась...»  - начал говорить Серж, но тут пришла его подруга.

Назад на Фиджи я улетел возвращавшимся самолётом, сразу после обеда.

Там я шлялся без дела, маялся и нудил в аэропорту. Наткнувшись глазами на мониторы, я увидал названия «Тонга», «Тувалу» и так далее. Подойдя к местному трансвеститу, который, как ни в чем ни бывало сидел за стойкой продажи билетов, -  в Тихом океане можно смело вводить графу «третий пол» - так много их здесь почему то, - я попросил билеты на ближайший рейс.

- Куда? - спросил меня трансвестит тонким голосом и поправил цветок в волосах.

- Куда угодно. Лишь бы побыстрее.

Следующий самолёт вылетал на Новую Каледонию.

Я маялся теперь уже с билетом на улице, в ресто, в кафе, - впрочем, недолго: уже вовлекли меня в свой круг общения – немка из Мюнхена, подробно и со слезами долго рассказывавшая какую-то лесковскую историю, как «моим сердцем воспользовался коварный, низкий человек, молодой австралиец! Я погубила свою душу, потеряла дом и живу теперь в этой ужасной, дикой, страшной Австралии! Они просто проехались по всему свету и в каждой стране выписали всё, что можно запретить – и запретили всё в этой страшной Австралии! Страшной, страшной Австралии!»

Другим собеседником был бывший английский депутат Европарламента и профессор литературы, который однако, в данный момент тоже был оформлен трансвеститом и просил называть себя «Анни»: с ним мы обсуждали, наоборот, проблемы вечные и высоко- культурные и немке из Мюнхена они были не интересны и она, встроилась, наконец, в наш разговор и спросила, «зачем мы то притащились сюда?»

«Нам надоела цивилизация, бессмысленная метафизика истории, человеческий идиотизм, чаша мировой скорби переполнилась...»

- ответили мы хором.

И только после Новой –Каледонии, на северных островах Республики Вануату, мне удалось, наконец, позабыть обо всём и просто молчать.

(на фото - остров Киритимати, Республика Кирибати. Фиджи, главный остров (С) Сергей Федулов)

 

 

Комментировать Всего 2 комментария

Эм... Где-то у меня был рассказ про то, как мы перелезли на необитаемую туристами сторону острова Силуэт... 

Скорее выкладывайте в журнале, Сергей, иначе чаша мировой скорби переполнится))