Седьмой Африканский Дневник: 21. Надя и Бандиты в Парке Исало на Мадагаскаре.

19д. 29.12.2014 (1)

Утро самого сложного пока дня началось божественно: светает здесь очень рано, часов в пять и я, воспользовавшись редкой гарантированной возможностью гарантированной горячей воды - выбрился, теперь осторожно, и принял душ (это как бы вместо утреннего купания в море). Вчера я мылся аж четыре раза – в душе при бунгало, который мастерски сделан на улице, под открытым небом и в отличном декоре под Африку. Перебрал. После жары и ветра хотелось отмыться. Всю ночь спал тоже в подвесе. Утром как бы приметы простуды.

Ем прекрасный, хотя и стандартно – омлетный завтрак. Ласково улыбаясь, Надя (молоденькая стройная официантка с русским именем, как любят на Мадагаскаре, которая обслуживала меня и прошлым вечером) нежнейшим медовым голосом советует попробовать сок кактуса. Да, он вкусен, чем то похож на крыжовниковый или грейпфрутовый. Молодой француз, с которым плавали вчера в бассейне, рассказывает о проблемах Национального Парка Исало, в который мне предстоит сейчас пойти. Вчера свой динЭ я съел на улице, на ветру, при свете положенной на стол лампы-фонарика, которой пользуется ночью персонал. Все очень милые. Прощаюсь со всеми и бегу на парковку, что несколько в стороне от отеля, - где меня ждёт машина(я уже послал боя предупредить, что задержусь на 15 минут).

 

Но никакой машины там не было...

Мерзкие попутчики, очевидно, уехали ещё вчера. Яркий и лёгкий день вдруг становился сложнейшим испытанием. Я был один посреди саванны в жаркой африканской стране, где на сотни километров вокруг не было даже местной цивилизации, если не считать тонкой струйки шоссе, с бусинками там и здесь в несколько домов на огромном расстоянии друг от друга.

Конечно, я всегда в Африке, как, впрочем и везде, готов к тому, что машина не придет утром – такое случалось со мной и не раз по самым разным поводам. Однако в данном случае, несмотря на ряд разногласий, мы типа стали уже «ами» («друзья») – то есть мы подробно обсуждали планы на Тану, на встречу там Нового Года и дальнейшие поездки по Мадагаскару. Всегда договоренные деньги плачу в конце поездки, но в Африке это часто невозможно – ведь без покупки бензина, которая осуществляется на мои деньги, машина просто не выедет. Кроме того, все три пассажира, как и сам водитель со странным именем «Дон Мерси» ехали за мой счёт.

Потеря денег была символичной (как считать –от 20 до 50 $), гораздо противнее было разочарование в человеческом смысле, а так же необходимость искать теперь средства передвижения практически в безлюдном месте.

Фредерик – главный на ресепции, бесплатно и с сочувствием отвозит меня ко входу в Национальный Парк, где мы уже вчера вечером всё выяснили. Там ждёт вчерашний гид.

Прекрасно понимая всю бессмысленность акции, иду в полицию, благо – она удобно располагается прямо у входа в Национальный Парк. Интересно посмотреть, как работают здесь стражи порядка. Совершенно того не желая, сфотографировал вчера номера машины – снимая, как пакуют грузы на крышу нашего джипа.

«ТМС 4249».

Водитель и владелец машины – «Дон Мерси», документы и на машину и свои он мне показал, так как я не верил в такое странное имя. Несколько полицейских в маленькой, убогой, ободранной комнатке участка, всё записывают, никакого протокола не составляя. Они начинают повсюду звонить.

Потом приходит «Мёсье Лё КоммисЭр» - и все вокруг, и ожидающая уже очередь, и нижние чины, и мой гид – полны вполне французского (и африканского) пиетета «перед Патроном».

Мёсье Лё КомиссЭр – то есть местный участковый, - молодой парень с кобурой, спортивного типа, азиат (то есть не африканского, а индонезийского происхождения, как почти все лица местного «аппарата»). На стене, как водится в таких странах, – его большой цветной портрет в момент выпуска из Школы полиции, во всех парадных регалиях и со всеми титулами. Гид мне его торжественно представляет. Молодой Комиссар внимательно слушает, тоже звонит по айфону или чему-то на него похожему, и говорит, что, скорее всего, злоумышленники уже в Тане, иначе их бы могли перехватить по дороге туда. Его подчиненный весьма наивно и не по-начальственному спросил меня: «А что Вы прикажете делать, если полиция никого так и не найдет?»

Я ответил, что найти человека по номерам во всём мире – «одна секунда», оставляю координаты отеля «Карлтон» в Антананариву, где, скорее всего, остановлюсь.

- Ну Вы в Тане сделайте заявление в полицию! – советуют мне.

Вот ещё! Время терять. Познакомившись с местной полицией (всё вежливо, хотя помещения весьма ободранные), выхожу с гидом на улицу. Он говорит, что преступлений против туристов совершается на Мадагаскаре множество: «и убивают, и насилуют, и грабят, и вещи воруют» - говорит он мне с такой же несколько сюрреалистической гордостью, прикрывающей реальный позор, с какой россияне сообщают о том, что «в России больше всех пьют и воруют», и как бы сильно снижая мой смехотворный случай («А я думал, они и вещи ваши прихватили»).

Доехать до Таны отсюда представляется невозможным: есть так называемые «такси брус», которые невероятно дешевы, но которые ходят только ночью (что бы не по жаре), и кроме того, очень далеки от какого-либо намёка на комфорт – а дорога мне предстоит не менее 12 часов.

О, да, Парк я решаю в новых обстоятельствах просто не посещать: будем считать ночевку в лодже «Сартрана» собственно посещением Парка – ведь амбьянс живописных скал я ощутил вовсю, в том числе и на пути к лодже.

Гид предлагает свою машину до Таны– за безумные деньги, раза в два превышающие стоимость авиационного билета из столицы до самой юго-западной точки острова, откуда я и возвращаюсь. Принять его предложение и слишком уж как то туристично и просто.

Решаю идти по дороге и ловить автостопом.

Гид и все другие жители этого поселения (слух о моём «безумстве» прокатился уже по деревне) категорически отговаривают меня от этого: «там же бандиты!». Я не верю даже и полиции на блок-посте на выходе из городка (среди полицеских – женщина). Хмурый водитель огромного грузовика – Бомбила Палыч угрюмо качает головой в ответ на мою просьбу подбросить по пути.

Прошел я уже с полкилометра- километр после самого последнего здания поселения – какой –то очень простой лоджи: яркое солнце, свежий ветер, на небе ни облачка, дышится легко, горы изумительные на горизонте. Фотографирую людей, на быке («цебу»), пашущих рисовое, что-ли поле (тут большинство полей – рисовые).

Тут ко мне подъезжает велорикша – вид замученный, встревоженный.

Я смеюсь: «Ну, сейчас поедем на велике в Тану!» он же, чуть не со слезами, умоляет меня вернуться из-за грабителей. Я отказываюсь. Тогда он говорит, в полном отчаянии: «Смотри, вот эти двое с буйволом! Они, ОНИ тебя и ограбят!»

Я не верю. Он настаивает, а в ответ на мои слова, что нет на пути никого, никаких бандитов, а эти двое – просто мирные крестьяне, указывает на бетонный выход из трубы водосточного канала, лежащей под дорогой и говорит, что в этих трубах под дорогой и живут бандиты, и, увидев человека, грабят его, возникая из двух таких труб – спереди и сзади путника, отрезая ему отход. Я не могу в это поверить и иду дальше. Тогда велорикша говорит, в ещё бОльшем отчаянии: «И Надя волнуется!»

Я вообще ничего не понимаю: «какая «Надя»»?!

- Надя, - которая обслуживала Вас вчера и сегодня в ресторане, в лодже, - моя сестра! Я звонил ей она рассказывала, какой Вы добрый, мёсье!

Тут я вспоминаю славную официантку и осознаю, что в такой сельской местности новости распространяются мгновенно.

«Хорошо, - говорю я, начиная понимать, что это действительно - серьёзно, - но я никогда не возвращаюсь».

- А Вам и не надо возвращаться, - радостно и с облегчением говорит он, - просто, давайте, я с Вами тут постою пока Вы не поймаете машину?

Мальчишка начинает звонить по мобилу и искать мне транспорт.

И вот, только мы все успокоились, едет маленький грузовичок, который я торможу. За рулём сидит некий удивляющийся миру человек, который изумленно говорит мне:

«Что это, кто это, куда это!?».

Я объясняю: а он едет в городок на пути в Тану и извиняется, что меня может посадить только в (крытый) кузов – ибо в кабине у него уже двое человек. Денег ему никаких не надо.

В кузове уже сидит пассажир и привязана коза.

Мы устраиваем мне сидение из соломенных пуфов – подушек и вполне комфортабельно для меня, быстро мчим по прекрасной асфальтированной дороге – по примерно сухой саванне. Мы даже обгоняем новехонький внедорожник с белыми туристами в нём. Дорога прекрасна и в смысле видов. Мадагаскар невероятно красив. По пути к нам подсаживаются ещё несколько человек, один из них очень разговорчив. Кроме того, нам в кузов кладут большого гуся со связанными лапками и ещё уточек в корзинке плетеного типа. Так мы доезжаем до городка Ихоси. После двух часов скоростной езды я (по карте глядя) практически не продвинулся с места выезда!

Городок этот (Ихоси)– как тысячи других заштатных африканских городков, то есть ужасен. Мой общительный попутчик, однако, берётся меня сопровождать до следующего города на пути в Тану, в которую я решаю приехать именно сегодня – во что бы то ни стало, - города с неким сказочным названием ФИАНАРАНТСОА – «ФИА-НАРАНТ-СОА».

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ