Все записи
21:17  /  13.06.15

2173просмотра

Седьмой Африканский Дневник: 34. От города Морони до города Мамудзу, Коморские Острова.

+T -
Поделиться:

Седьмой Африканский Дневник: 34. От города Морони до города Мамудзу, Коморские Острова.

28д. 7.1.2015

Спал хорошо, но, после сразу двух ярких фильмов, мало. Утром шел ливень, через полчаса он утих и я заставил себя поплавать перед завтраком.

Усталость не проходила и я снова лёг. Валялся – собирался в аэропорт. Ровно в 11.00 я вышел, благоразумно оставив на двери номера висеть табличку «do not disturb». Взял я и спальную майку и весь нужный на экстрим набор вещей (например, экстрим типа «потеря багажа» и т.д.). Мой «Шофер» учтиво просит меня «взять с собой их нового клиента, т.к. это по нашему маршруту». Новый клиент – это рыхлый старый, весь полусгоревший на солнце новозеландец, который путешествует один и направляется после Коморских Островов на 3 недели в Эфиопию.

Интересно, что и на вылете всё тут устроено сложно: в аэропорт на Коморах есть два отдельных «въезда –выезда», то есть один –только на вьезд, другой – только на выезд. Отдаю Шоферу заранее приготовленные суммы денег - бОльшую часть местными, уже ненужными деньгами, 20 Евро – соответствующей банкнотой.

Это вечная сложная игра деньгами разных стран и валют, ибо всегда нужен нал и всегда его в местной валюте то слишком много, то слишком мало.

Напротив входа-фронта аэропорта имени какого- то саудийского Принца (видимо, именно он и подарил этот аэропорт «Коморскому Союзу») – поставлена как бы спортивная трибуна – на самом деле некий плоский «амфитеатр» встречающих и торговцев под крышей – от дождя и солнца.

На Коморы регулярно обрушиваются стихийные бедствия, тут тонут паромы, а, в последние годы случились две страшные авиакатастрофы, как говорят, из-за ошибок пилота и сложных погодных условий, когда лётчик 4(!) раза пытался осуществить посадку, пока всё же не пошел на окончательное снижение и не разбился («ветер»).

Обычные проверки паспортов каждые 10 метров – пока не встраивают меня в гигантскую очередь на регистрацию. Благо, дают бумажку на вылет – я, чертыхаясь, заполняю. У меня сразу же просят ручку несколько человек. Моё правило: ручку никогда никому не давать, но солидный мужчина из местных, в костюме очень уж просит (каково ему в костюме в этой жарище то?). Даю ему ручку и смекаю, что раз билет у меня в бизнес-класс, то и регистрироваться я должен без очереди. Быстро – быстро для меня организовывают отдельный вход к стойке регистрации и я едва не убегаю туда, чуть не забыв у Солидного в костюме-галстуке свою ручку (понятно теперь, почему у меня есть правило ручко-недавания?). Извиняюсь и забираю её у него на его полпути к окончательному заполнению бумажки. Во время регистрации мне говорят, тоже извиняясь, что «самолёт немного задерживается». На ТРИ часа. Напомню, что весь полёт «Морони-Майотт» продолжается всего 30 минут. Я думаю, что местные шутят насчет величины опоздания. Но нет! Опоздание будет даже больше – на 4 часа!

Мгновенный приезд в аэропорт, мгновенная регистрация из-за «бизнес-классовости» дают мне мне минимум 4 часа ожидания – в жутком душном зале без столов и каких –либо осмысленных занятий.

Поговорив с весёлым стройным молодым местным полицейским, решаю срочно вернуться в свой отель - в его Прохладу Кондиционеровну, на пляж и в ресто (уже подходит время обеда!).

Ухожу из аэропорта только с одним рюкзачком, сдав в багаж другой и получив посадочный. Ловлю на дороге машины, пока не подхожу к стоянке такси, где парень предлагает довезти меня за такую –то сумму, которую я сбрасываю до 5 Евро.

Ибрагим мчит и за 15 минут мы доезжаем до моего отеля. Таким образом, Канзан примерно утроил цену транспорта в первый день, а продолжительность в пути была тоже, минимум, раза в три выше. Что ж, услуга «ориентровки на страну» на границе, ноу-хау об отелях и помощь в проходе границы, а так же прекрасное общество Канзана с массой объяснений, стоят этих дополнительных затрат.

Приехав в отель, прошу Ибрагима приехать забрать меня и отвезьти назад в отель во столько –то и купить мне до того момента СиДи с местной музыкой различных направлений и стилей.

В отеле я объясняю ситуацию и прошу вернуть меня в свою же комнату. Причем, - без доплаты. «Но её уже убрали». Необходимо говорить с директором отеля.

- Мёсье, Вам повезло, - Вы повесили табличку «do not disturb» и уборщик не решился её (комнату) убирать.

«Ага, «повезло»», - думаю я, внутренно очень довольный сработавшим рабочим приемом тревеллера.

В моей комнате – как в доме родном – прохладно и уютно и «запах чистоты».

Я немедленно иду плавать. Море бушует. Оно сейчас мутное.

Спрашиваю, уже нового наблюдателя-спасателя, - «не опасно ли»? «Нет –нет».

Вода - мутная и очки – бессмысленны. Я плавал здесь уже и не запомнил никаких опасностей. Но море – «bas», то есть «отлив», и я заплываю за буйки. Мгновенно я чувствую коленкой шершавую поверхность камня-рифа под водой и знаю, что уже поранился в кровь. Я плыву к берегу – и парочка милых каталонцев, проводящих на Коморах медовый месяц (мы разговорились на сочувствиях моему кровоточащему колену) сострадают и рассказывают о трудностях Комор и прелестях Барселоны (причем, невеста – беременна).

Потом я очень концентрированно моюсь и сплю. Просыпаюсь сам, без будильника, за минуту до срока. Обедаю в зале, за столом, стоящем прямо напротив мощного, похожего на голландскую печь, кондиционера. Главное блюдо - так себе, а вот десерт – великолепен, хотя кофе – средний.

 

Потом, в прохладе своего номера, выкуриваю сигару и узнаю по французскому ТВ о нападении исламских фундаменталистов на редакцию французского сатирического журнала.

Мой таксист приезжает в срок и в срок меня доставляет в аэропорт, передавая мне три СиДи местной музыки.

Жду, слоняясь, всё ещё в аэропорту, полу-вечернем, полу-дождливом, все смотрят ТВ о событиях в Париже на французском языке и французское. Тут тоже пытаюсь, ссылаясь на наличие билета в бизнес-класс, воспользоваться ВИП-Лаундж, но меня прогоняют пинками. Вот и посадка.

В прохладный самолёт сажусь первым, в бизнес-классе – отлично.

Соседкой моей оказывается смышленная и миленькая Дельфин – девяти- с –половиной летняя девочка с Майотт. Всю дорогу мы болтаем как приятели.

И вот – Майотт. Это – ШОК.

Это – после месяца развала, ВДРУГ – ЕВРОПА!

Правда, шок удесятерён тем фактом, что фантастически современный аэропорт – открыт всего лишь несколько месяцев назад. Багаж на новую конвейерную ленту приходит настолько быстро, что я едва успеваю схватить один из многочисленных проспектов об острове и поболтать с симпатичным умным местным человеком: «да-а, дураки они на Коморах, даже и сейчас многие там только и мечтают, как бы стать частью Франции». Он сам очень доволен Францией: и Миттеран и даже Олланд сюда и на другие Коморы (ибо – Майотт – один из четырех островов Коморского Архипелага) прилетали и вдоль дороги стояли толпы с плакатами о желании вернуться в лоно «Матери-Франции».

«Air Austral» - закрыта (а если б не опоздание на 4,5 часа, всё было бы открыто!). Есть тут и ещё одна авиакомпания «Inter Îles Air». Спрашиваю, как мне жить, у милого местного (т.е. чернокожего) полицейского. Он очень учтив, но ничего не знает и отправляет меня к тёткам, тоже местным, работающим кем-то (разносчицы, упаковщицы, уборщицы) в аэропорту.

Они тоже толком ничего не знают, кроме того, что самолёты на Реюньон - ежедневно, что летают они через весь Мадагаскар «нон-стоп», и что места на них всегда есть.

По выходе из аэропорта попадаю просто в идиллию: прекрасный асфальт, чистые здания, новенькие автомобили, повсеместно свежая разметка, цветы, красивые урны, спокойные, довольные люди – и никто, совершенно никто, не пристаёт с вопросами или предложениями ни о чем.

Но присутствует некий, африкано –французский хаос: такси и микроавтобусы, впрочем, пустые, заполняются в непонятном алгоритме. Хотя, надо сказать, людей, желающий уехать на них – немного, всё тихо –мирно.

Аэродром, как это часто бывает на островных территориях, - располагается на маленьком островке, и с него необходимо брать паром на основной остров или на «Grande Terre».

Доставка туда от аэропорта – бесплатна. Мы садимся в обычное такси (наполнив его) и едем. Все излучают то биополе довольства, спокойствия, культуры и уважения друг к другу, которое чувствуешь только в Европе. Везде – чисто, магазинчики и домики – свежепокрашенные, улицы – ярко освещены дизайнерскими улишными фонарями, отличные зебры переходов... И ещё масса признаков цивилизации, от которой отвык.

Кошечка неспеша, пред нашим автомобилем, переходит дорогу. Мы с таксистом (я сижу впереди, на сиденьи рядом с ним) – смеёмся. Он говорит, с умилением:

- Она знает, что это – её территория, так что и «подождёте»!

Майотт – департамент («область» по-русски) Франции, как и любой другой её департамент в метрополии, только в 8000 км от Парижа (то есть как от Москвы до Хабаровска).

Я внутренно рыдаю: после формально месяца, а психологически – после полугода отсутствия, я вернулся домой, в Европу!

Приезжаем к парому и таксист («мёсье, это бесплатно»! – предупреждает одна из местных дам, ехавших со мной в такси) берёт с меня – ВНИМАНИЕ! – «1 евро 15 центов»! Дама же говорит, что это – несправедливо, ведь мой багаж никак не превышает 20 кг! Я плачу, тем не менее, борясь с желанием их всех обнять и расцеловать.

Очередь из маленьких машин ждёт паром на «Большую Землю». Ну и масса людей, в подавляющем большинстве - местных, т.е. коморцев, в своих ярких одеяниях, ждёт парома, действительно, бесплатного. Уже ночь – и романтика ночных поездок по морю охватывает меня: я в восторге и умилении. Вот он подходит, сверкая своей ночной морской иллюминацией. Люди, фонари, свежий ветер, шум прибоя. Я счастлив. Парень перелезает через перила – чтобы первым пройти на паром, когда выйдут с него только что прибывшие. Я, в двух рюкзаках, раздумываю, не нарушить ли, вслед за парнем, немного правила перед всеми.

Как очень часто бывает в таких случаях, интуиция вовремя даёт мне команду «нарушить и перелезть» - точно в момент начала загрузки парома, и я перепрыгиваю ограду и легко вхожу на паром в числе первых, занимая удобную для обзора и фотографирования позицию.

Я не сажусь, как все, на сидения, а наслаждаюсь шумом спокойной толпы, ночными огнями на море, постепенным приближением Большого Острова и столицы Майотт –города Мамудзу. Франция дотирует этот регион примерно по 1000 евро на человека в год. Я спускаюсь со своего капитанского мостика что бы выйти тоже среди первых: багаж здесь никто не тащит с собой к сидениям, а оставляет у входа, на полу, огромной организованной кучей, блокируя автомобили на нижней палубе. Я спрашиваю первого попавшегося, толстого майотца, об отеле.

Он долго и подробно отвечает, пока я не объясняю ему, что мне нужен отель на пляже. Он думает и называет отель и местечко на «Эс». «Ехать туда на такси – 3 Евро 15 центов», -говорит он и умиляет меня опять.

- Ну можешь взять и просто такси на одного – за 25 Евро, - смеётся он. Потом он думает и говорит: «Да я и сам ведь туда еду!»

Меня никогда не покидает ощущение то ли присутствия в некоем фильме, сценарист которого является неисправимым оптимистом, то ли некой опеки и заботы свыше...

По прибытии парома и сходу с него («первый-первый») уверенно идём мимо процветания в нужном направлении – только что прошел дождь, легко и приятно.

Француженка –туристка (все белые женщины кажутся мне сейчас красавицами) ловит такси, но, несмотря на груду вещей и поиcки машины, закуривает сигарету: «Liberté toujours»! («Только свобода!» - реклама французских сигарет «Житан», ну и вообще, суть Франции).

Мой командир не может уломать одного таксиста, начинает звонить другу с тачкой. Мне эта тупка не нравится, и я говорю ему: «да спроси вот этого парня в машине!»

Этот таксист покладист, и мы, втроём, выезжаем. Просто нормальная европейская дорога, рекламы, чистота, - всё это производит на меня, после психологического полугода в хаосе огромное впечатление, доставляет радость.

Мы едем мимо довольных поселений, мимо чистеньких домиков, всё прекрасно освещено. Дорога вся в растительности и баобабах. Виражи, выдающие горы (едем в кромешной тьме!).

Наконец, мы сворачиваем с основной дороги в поселение и долго едем в гору, пока не высаживаем моего командира. Он говорит мне, извиняясь, что, из-за ночного часа, «стоимость будет не 3 евро 15 центов, а 5 евро!» Я в шоке снова и от неслыханной дешевизны, и от такой честности людей. Вскоре достигаем и моего отеля на «Эс».

Таксист даёт мне свой телефон и ждёт меня некоторое время, пока не станет ясно, что в этом отеле есть место для меня.

Смотрим уже с ресепционистом несколько комнат и бунгало. Отель отличный, но дорогой. Лучшим оказывается бунгало, показанное мне в первую очередь: «Это для тех, кто приезжает на Майотт справить «Медовый Месяц»». Наконец-то, наконец-то, заказав диннЭ в ресто с прекрасным амбьянсом, залезаю под душ, переодеваюсь. Выпиваю на диннЭ не ресторанную, а СВОЮ маленькую бутылочку красного (настоящее «Бордо»!), взятую в самолёте, в бизнес-классе (в полете пить – «НИ-НИ»).

Вино – БОЖЕСТВЕННО!

Хотя так, конечно,во французских ресторанах не делают и мне, в общем, и здесь не разрешили бы. Но уж как начал, – никто и слова не сказал, тем более во всем рестО я один.

Курю сигару. Сплю, как в раю.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Теги: Эфиопия, Европа, шок, Дельфин, паром, Коморские острова, французское ТВ, Майотт, «Коморский Союз», Канзан, город Морони, город Мамудзу, новозеландец, аэропорт Коморских островов, саудийский Принц, стихийные бедствия, затонувшие паромы, две страшные авиакатастрофы, проверки паспортов, опоздание, «бизнес-классовость», Прохлада Кондиционеровна, Ибрагим, СиДи с местной музыкой различных направлений и стилей, «bas» то есть «отлив», прелести Барселоны, милые каталонцы, медовый месяц на Коморах, нападение исламских фундаменталистов на редакцию французского сатирического журнала, ВИП-Лаундж, фантастически современный аэропорт, Миттеран и Олланд, «Мать-Франция», «Air Austral», авиакомпания «Inter Îles Air», африкано –французский хаос, основной остров или «Grande Terre», Майотт – департамент Франции, 8000 км от Парижа, Я внутренно рыдаю, дотации Франции, как в некоем фильме, «Бордо».