Наша семья - большие любители ходьбы пешком, особенно в горы. Но в Европе мы были в пешеходной поездке только раз – в Cinque Terre  к югу от Генуи, где пять маленьких городков теснятся на лигурийском побережье, соединенные многовековыми пешеходными тропами.  

В этот раз мы колебались между Швейцарией, районом Монт Бланка и полуостровом Сорренто. Остановились на Сорренто.  Прочли книгу, составили маршрут и заказали на интернете билеты и отели.  Договорились со школой, официально оформив поездку сына как исследовательскую. Купили билеты на самолёт – увы, $700.00 на человека было самым дешевым, что мы смогли найти - и вылетели из Нью-Йорка. 

Самолет, который доставил нас в Неаполь, тоже хотел в Италию, и прилетел на час раньше. Хоть в Неаполе и окрестностях проживает около 6.5 миллионов, местный аэропорт - бутик по американским стандартам.  Проход через погранконтроль занял минуты - расслабленные итальянские пограничники не пожелали строго досматривать - и вот с первым светом мы уже на площади в поисках автобуса.

Билеты на автобус из аэропорта на железнодорожный вокзал - 3 юро на человека.  На автобусной остановке разговорились с прилетевшим на том же самолете молодым человеком, семья которого происходит из Сорренто, вырос он в Лондоне, а живет в Нью-Йорке.  С его помощью нашли вокзал среди Неаполитанского разгрома и сели на нужную электричку.  Билеты на электричку тоже стоили всего несколько юро.  Мы ехали до Помпей, а наш попутчик - до конечной, Сорренто.  

От Неаполя до Помпей на электричке пол часа, и в 8 утра мы оказались на уютной южной станции под названием Pompeii Scavi.  Супруг, который должен был заранее распечатать все нужные карты, чтобы облегчить нам навигацию – айфоном не владеем –  оказался не на высоте. Зарезервированный отель, мы знали, был в нескольких минутах ходьбы, но путь к нему был неочевиден.  Ничтоже сумняшеся, муж обратился на английском к добродушному мужчине в оранжевых фосфорисцентных штанах, подметавшему дорогу : «Как пройти к отелю Вилла Флора?» Приятно улыбнувшись,  мужчина сказал что-то невразумительное, хотя «вилла Флора» звучит примерно одинаково на английском, итальянском и русском. 

Мы двинулись дальше по узкой станционной дороге, но мужчина в оранжевых штанах нагнал нас на своем игрушечном грузовичке, и стал расспрашивать местных на станции, где вилла Флора. Через пять минут оживленных дискуссий, направление движения было установлено, и мы продолжили путь, который  лежал мимо входа в заветную археологическую зону.  В отеле большие железные ворота еще были закрыты, и вообще, кажется, не было гостей.  Скинув рюкзаки владелице, мы отправились поесть, чтобы явиться на  раскопки в момент открытия. 

В близлежащем «ресторане» нас покормили салатом и двумя бутербродами под навесом на клеенке за 30 юро – типичная туристическая обдираловка. К моменту подхода к раскопкам (все в 2-3х минутах ходьбы) огромные туристические автобусы следовали по ранее пустой станционной улочке один за другим, выгружая из своих недр по сорок дальневосточного вида пассажиров. Мы купили двадцатиюровые билеты, которые давали право на вход в 5 достопримечательностей за три дня, и пошли к воротам.Они называются Porta Marina, Морские Ворота.   

Когда хочешь описать  свои пешеходные прогулки  по сельской местности, при наличии таланта  могут получиться  Записки охотника.  Когда ходишь по Помпеям, для приличных записок  ружья и таланта недостаточно, нужны знания.  Что делать, когда нет ни ружья, ни таланта, ни знаний?  Писать Записки Идиота,  что я и представляю читателю в первой главе своих путевых заметок. 

 

 Первое, что бросилось мне в глаза – улицы древних Помпей имеют очень высокие тротуары. Сначала я подумала, что это потому, что власти заботились, чтоб на узких улицах горожан не задевали телеги.  Потом оказалось, что это потому, что по совместительству улицы были канавами для помоев, включая канализационные.  А чтоб помпейцы могли перейти улицу,  на перекрестках ставили камушки. Камни ставились так, чтобы телеги могли проехать.

Телег уж нет, а колеи остались...............

Второе, что бросилось мне в глаза – необычно сложная кладка стен. Во многих местах камень перемежается с кирпичом, и используется диагональный кирпич:  Зачем, по-быстрому точно узнать в и-нете мне не удалось, но муж-архитектор еще в Помпеях высказал предположение, что это делало кладку более устойчивой к землетрясениям. 

Потом бросается в глаза, как же это все-таки красиво.

Город стоит на невысоком холме.  С северной стороны стороны за храмом Юпитера форум обрамляет Везувий, с южной – горы Monti Lattari.

   

В старину это выглядело как-то так:   

Потом бросается в глаза, что от толп туристов спасу нет.  И откуда они понаехали!...  И ходить им в тягость........... 

 Но все равно очень красиво.... и маки цветут.

Какой-то скульптор по имени Игорь Митораж заставил весь форум своими шедеврами. Бывает, конечно, намного хуже, Митораж – просто легкий китч с доступом к огромным ресурсам, но зачем же на Помпейском форуме?

 

Сын потом нашел применение самой большой скульптуре, которая нагло разлеглась прямо по центру форума. Когда интересные части в доступе, получается такое:

 

Пока он вставал и садился в позы, за спиной итальянские девчонки-подростки хихикали до колик. 

Потихоньку мы двигались по археологическим раскопкам, и дошли до театра, который ну просто очень красивый, а на фотографиях совсем не выходит:

 

К тому времени решимость бороться со сном, вызванным пересечением многих часовых поясов, меня предательски оставила, и мы с сыном, медленно переставляя стопы под палящим южным солнцем, добрели до отеля, где повалились по кроватям.  Муж мужественно остался изучать раскопки.   

Проснувшись через пару часов со свежей головой, мы пустились назад.  Оказалось, что толпы туристов отбыли обедать и не вернулись, и раскопки значительно опустели.  Всем желающим советую посещать Помпеи пополудни: большинство туристов привозятся автобусами из Неаполя, и у них на просмотр 2-4 часа. Кому-то из них повезет прибыть в порт Неаполя в конце апреля, а кто-то будет печься в Помпеях в августе.   

Во второй приход мы оказались в восточной части комплекса.  Две тысячи лет назад этот район внутри городских стен был довольно мало застроен, и в нем располагались виллы с большими садами, амфитеатр, и палестра  - эквивалент современного спортзала, да и сейчас у него парковый вид.

Вилла Джулии Феликс включала дом владелицы, комнаты, которые сдавались гостям ее «курорта», сад и парк. 

Реконструкции конкретно этой виллы я не нашла, но вот похожая вилла:

На соседнем с ней участке– современный виноградник на месте старого помпейского.  Даже лозы посадили в те места, где они росли у древних:

По соседству, амфитеатр  и палестра – место для физических упражнений. В огромной пустой палестре снимать было нечего, кроме со вкусом сделанной современной экспозиции:

Рядом - амфитеатр:

Основная же часть Помпей представляла собой весьма скученое собрание домов, лавок и общественных сооружений.

которые сейчас выглядят вот так:

Вот еще несколько богатых вилл :

   

     

В  первом веке до нашей эры интерьеры выглядели как-то так:

А сейчас, увы, вот так:

Под крышей находится знамениятая по всем учебникам мозаика "Битва Александра с Дариусом"

На северо-востоке раскопок - остатки городской стены

 и, как и в Риме - огромные нераскопанные территории.  В весенние дни они покрыты цветущими маками.  

Девушка в группе американских студентов сказала на восторженное предложение друзей погулять по маковому полю: «Ой, в такой высокой траве всегда водятся клещи!»  У нас в США в высокой траве, действительно, водятся клещи, а в клещах – спирохеты lime disease.  Мы решили, что в Италии клещей нет, и погуляли по полю. С него вот такой вид вид на современный город Помпеи. На колокольню можно забраться, но мы не успели – у нас было всего 2.5 дня

.

 От поля мы пошли к югу, где в одном из домов – экспозиция жертв, заваленных пеплом.

Какая-то европейская пара, долго искавшая экспозицию, найдя ее, стала немедленно сниматься на  селфи. Установив в айфоне на длинной палке выразительный  угол, супруга средне-немолодого возраста прильнула к партнеру, задорно подняв голову и обнажив зубы в широкой улыбке. 

Однако, несмотря на грустные слепки и всем известные драматические картины и рассказы, в Помпеях погибло только около 10% населения,  остальные успели покинуть город до того, как он был засыпан пеплом.  Вулканический «пепел»,  к слову, это такие шарики размером от горошины до грецкого ореха;  они на фотографии и видны. Помпею  засыпало несколькими метрами очень горячих шариков.  До рокового события, погубившего Помпеи в 79г. коварный вулкан не извергался почти две тысячи лет, и, говорят, никто не знал, что коническая гора, красиво оттеняющая храм Юпитера на форуме, опасна. Посему, город был построен на застывшей лаве. Непосредственно до катастрофы в Помпеях было два немалых землетрясения, одно за несколько недель,  другое – за несколько лет.  Но жители были привычны к землетрясениям, и в преддверии извержения они ремонтировали дома, лавки, и водопровод.........  

Откапывали город  тоже отнюдь не от  легкого «пепла». На одной из оград я увидела фотографию, как это делалось.

К сожалению, на английском  мне не удалось найти других старых фотографий. Может, они доступны на итальянском.   

Вот вид на город сверху:

Наш очень длинный день подошел к концу, и мы отправились восвояси через один из некрополей. 

 

Следующий визит пришелся на День международной солидарности трудящихся, про который мы в США успели так забыть, что даже не приняли дату в расчет.  Но на воротах археологической зоны висело объявление, что пускать будут только с утра и во второй половине дня, чтобы не переполнять город.  Пораскинув, мы направили свои стопы по той же узкой станционной улочке к вилле Мистерия, обозначенной в нашем билете.  

Вилла Мистерия – это дом богатого помпейца за пределами городской стены.  По каким-то причинам, в этой вилле великолепно сохранились фрески в то время, как в городе от фресок остались в основном подмалевки. Строго говоря, «фреска» - это  роспись по сырой штукатурке:  краситель мигрирует в слой штукатурки и фреска становится очень  устойчивой к изменению температуры и погодных условий.  Но римские  настенные росписи – это комбинация техники фрески и доработки с использованием растительных красителей.  В Помпеях верхние слои облезли, а в вилле Мистерия – сохранились и выглядят вот так:

Свидетельствую, что уровень художественной работы превосходный, как и понимание связи настенных росписей с архитектурной средой. 

реконструкция:

В одном месте виллы Мистерия можно увидеть трехскладную дверь, которая, видимо, была получена тем же способом, что и «фигуры» жертв – заливкой полостей.    

Окон в римских вилах было немного. Многие комнаты вообще без окон - только двери - хотя пишут, что стекло уже было доступно богачам, хоть и не особо прозрачное. Чем они дышали в своих комнатах летом, не совсем понятно.

Со стороны Помпей  частично восстановленная вилла Мистерия выглядит вот так: 

 

Из виллы мы опять направились в Помпеи по древней дороге, которая шла через (уже другой) некрополь к Геркулановым воротам

Когда смотришь на это, в голову приходят тривиальные мысли о том, что ничто не ново под луной:  любой из этих монументов смотрелся бы к месту на любом из  питерских, парижских или филадельфийских кладбищ. 

Куда ведет эта дорога?   

 

В Геркуланум!

На углу - городской фонтан. Теперь они используются для спасения  туристов от обезвоживания. 

В северо-западной части города, сохранилось много лавок. Вот пекарня:

   

Это ручная мололка для зерна. Мельницы еще, похоже, не придумали. Реконструкция в музее:   

Так как власти перекрыли поток туристов, то несколько часов первого мая мы бродили по городу в относительном одиночестве, да еще и при облачной погоде.   Фотографии при тучках получаются менее впечатляющие, зато впечатления  – превосходные.  В этот заход удалось внимательно и почти в одиночестве рассмотреть форум

На заднем плане – почти скрытые облаками горы Monti Lattari.

Понятное дело, что Помпейская колоннада выглядела не так,  как на фото, но что-то есть в этом странном собрании времен, подходов  и реставрационных техник................... 

А еще на форуме муж нашел феноменальный образец римской резьбы ко камню. К сожалению, он закрыт огрстеклом, что очень мешает фотоаппарату, так что фотография так себе. А  оригинал – лучшая резьба по камню, которую я когда-либо видела

Там же на форуме, под крышей сложены разнообразные предметы, которые археологи по вынимали из домов: 

Увидишь, и становится понятным, откуда у неоклассических столиков в Эрмитаже и русских дворянских усадьбах ножки растут..........   

Скульптура женщины, я думаю, погребальная, но могу ошибаться.  А вот фигурку на переднем плане расшифровать не могу:  мне кажется, она романская, а не античная. Что она делает на помпейском  складе? 

Сразу за форумом располагаются бани:     

Смотришь на все это и пытаешься проникнуться, какая же у них была жизнь.  Она так похожа на нашу и так непохожа. С одной стороны, вся центральная площадь города окружена великолепными колоннадами, а мостовая выложена травертином. Во всех богатых домах полы –мозаики, а каждая стена  и потолок – фреска. С другой стороны – текущие по улицам помои нужно пересекать по камушкам.  Но от всепроникающего запаха камушки-то не панацея.  С одной стороны – общественные бани, водопровод и канализация, с другой – унисекс общественные туалеты, в которых люди вытирались  губкой на палке:  бумагу у китайцев еще не переняли, а папирусы, видимо, не годятся.  Да и мыла еще не придумали.  С одной стороны, спорт для укрепления тела, и спа с садами, а с другой – текущие глиняные канализационные трубы

и шерсть, которая обрабатывается в городских мастерских в моче ногами.

И, как ни стараешься, не можешь все это себе представить. 

После поверхностного полуторадневного осмотра Помпей мы направились пешком к вилле Боскореале  за пределами города. На карте прогулка в соседнюю муниципалию выглядела приятной.  Однако мы не учли, что, хотя  тротуары были в античных Помпеях,  в современных же Помпеях, за исключением туристской зоны, которой мы по возможности избегали, как чумы, тротуаров очень мало. И вот уже три американского вида фигуры, да еще и с ребенком, находят себя на узкой автостраде, к большой неприязни местных автомобилистов.  Шли мы гораздо дольше, чем можно было предположить по карте, и получили при этом гораздо меньше удовольствия, чем ожидали.  

Наконец, в глубокой яме среди того, что я бы описала  как «муниципальные микрорайоны для малоимущих», мы увидели  виллу Боскореале. 

Поскольку мы не археологи и не историки архитектуры, впечатления были не вполне адекватны усилиям, чем, наверное, и объясняется почти полное отсутствие иностранных туристов у этой достопримечательности.  При вилле имеется небольшой музейчик, и смотритель, не отшлифованный туристическим сервисом, нам строжайше указал на итальянском, что, пока мы полностью не ознакомились с его содержанием, к вилле нам идти категорически низзя.  Зато в яме, в которой стоит вилла, можно наглядно увидеть, что сыпалось и лилось из Везувия две тысячи лет назад, включая и крупнокалиберный пепел.

А еще в этой  яме среди вполне живого винограда  стоит гипсовое дерево того же происхождения, что жертвы Помпей и двери в вилле Мистерия. 

Когда мы поднялись из ямы, солнышко катилось к горизонту.  Муж надеялся совершить бросок к Опполонтису, и в сумерках осмотреть еще и его, но я твердо сказала, что мы идем назад к отелю, и по тротуарам.  Тротуар из микрорайона шел только в одном направлении,  и я надеялась по нему обогнуть помпейские руины с севера и по дороге поужинать. Выстроившись гуськом, мы двинулись в путь, повторяя ноющему сыну, что он имеет уникальную возможность познакомиться с настоящей жизнью южной Италии.  Настоящая жизнь в этом районе не включала ни продуктовых магазинов, ни прочих мест для питания, а дорога все огибала и огибала по какому-то очень большому полукругу.  К тому же холодало, а мы уже надели все, что имели в походном рюкзачке. Сын перестал ныть, а только время от времени спрашивал, уверена ли я, что мы придем к отелю.  

Наконец, ура, я завидела тележку, которая давала нам еще одну возможность познакомиться с нелакированной жизнью южной Италии. В тележке дяденька разделывал разные неамериканские части свиньи, вроде языка и ножек, и было очевидно, что туристов он не кормил никогда. Мы с мужем очень обрадовались, что можно будет недорого и сносно поесть, но сын был настроен  скептически.   

Тем не менее, все улыбались, и через несколько минут перед нами было большое блюдо которое, как мы потом узнали, называется поркетта. 

Блюда более чем хватило на троих.  С пивом оно обошлось нам в 10 юро, и останется одним из наших острых кулинарных туристических  впечатлений.   Жаль только, что сесть было негде, и имя владельца, к стыду, стерлось из памяти. 

Как только мы отошли от его авангардной пищевой тележки, сразу стали попадаться и другие привлекательные пищевые точки, все рассчитанные на местных, т.к шли мы среди мастерских по ремонту кузовов и центров похоронных услуг. 

И вот уже вдали появилась знакомая колокольня, а дорога все огибала и огибала........... Когда мы подошли к ней на оттоптанных стопах, темнело.  Местные жители праздновали день солидарности трудящихся концертом  на городской площади  и церковной службой в городском соборе

Но у нас не было сил присоединиться к их празднику, только дотащить себя до отеля. 

На следующее утро мы отправились на Везувий и в Геркуланум.  Об этом – мой следующий рассказ. Это была совсем другая история...............

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Везувий: Малые Полосатики на Вулкане.