Все записи
09:52  /  21.09.18

394просмотра

Развитие благотворительности не выгодно никому! Ответ ЦСП «Платформа» в «Коммерсанте».

+T -
Поделиться:

На днях в  «Коммерсанте» вышел текст «В благотворительной деятельности обнаружился застой», где меня зацепил некий упрек неназванных экспертов в адрес благотворительных организаций. Мол, благотворительность в России уперлась в стену системного неразвития. Якобы все вокруг уже ждут ее преобразования и надеются, что благотворительность сделает, наконец, шаг вперед, и что-то произойдет. А пока, мол, она хочет только «доить коров» в лице бизнеса. Цитирую: «Инвесторов «все меньше удовлетворяет роль доноров в классическом смысле дойной коровы», а благотворительная сфера «в России столкнулась с порогом системности, который ей предстоит преодолеть».

Я, разумеется, в принципе с этим не согласен. В каком мире живут эти эксперты? В своем выдуманном?

Я считаю, что заявленная неразвитость благотворительности, ее эмбриональная стадия выгодна сегодня всем, кроме самой благотворительности и тех людей, кто оказался в беде и ждет помощи. Да все вокруг последние 20 лет только и делали, что в некотором смысле сдерживали развитие благотворительности и сами доили ее, получая дивиденды, плюшки и бонусы для самих себя. Все, начиная с бизнеса и органов власти и заканчивая многими гражданами, которые, как я уже неоднократно писал, в благотворительности видели лишь магазин для удовлетворения своего тщеславия. «Голубоглазой девочке из Рязани мы готовы оплатить пересадку сердца, а какой-нибудь таджик, попавший в аварию и нуждающийся в реабилитации, пошел вон, пусть идет в свой Таджикистан». Именно так все до сих пор и происходило. 

Благотворительность давно стала заложником тех, кто имеет ресурсы – деньги. Она давно продалась в этом смысле. Другой вопрос, что выбора не было. Постсоветское общество с его нравственной недоразвитостью не могло породить ничего другого.  Да, благотворительность продалась за деньги ради помощи больным, одиноким, умирающим, не понимая того гуманистического капитала, носителем которого она является.  

Постараюсь это как-то проиллюстрировать. Вот приведите мне хоть один пример, где бизнес хотел бы всерьез что-то системное в области благотворительности развить не ради себя, а ради несчастных людей. Возьмем то, чем я профессионально занимаюсь - социальное волонтерство. Покажите мне хотя бы одну бизнес-компанию, которая хотела бы всерьез и системно развивать социальное волонтерство, например, в больницах или психоневрологических интернатах какого-нибудь города? Их нет, за исключением разве что некоторых моногородов с крупными предприятиями. Я неоднократно цитировал бизнесменов, показывая, что у бизнеса есть свои ясные и конкретные выгоды от взаимодействия с благотворительными организациями, волонтерами и так далее. Я это не оцениваю. Это просто факт. И очень часто люди, оказавшиеся в беде, – это средства для достижения определенных целей будь то пиар, работа с персоналом или оздоровление климата в регионе присутствия. Если спросить бизнес: «Вы делаете свой благотворительный проект для благополучателей и хотите, чтобы завтра, послезавтра и через 17 лет они получали эту помощь, и их жизнь изменилась бы к лучшему? Или вы хотите решить свои задачи?» Я слышал только один ответ: «Мы - бизнес, мы должны получить прибыль на вложенные деньги, мы решаем свои задачи».  И никакого другого ответа здесь нет. 

Мешают развиваться благотворительности и постоянные упреки от бизнеса в адрес некоммерческих организаций. Мол, вы лузеры. Не умеете проекты делать, не умеете работать эффективно и так далее. При этом никто не ценит главную особенность общественников, главную их компетенцию - они умеют помогать! Они умеют служить ближним и даже животным. Они заботятся даже о природе!

А среди некоммерческих организаций есть те, кто в этих упреках вторит бизнесу. Это такие дырки от бублика - организации-учителя: они учат и консультируют, и умничают, а реальных дел у них нет. Показательно, что у таких вот "учителей" все учебные программы закрытые, нет контента для всех желающих. Это, мол, интеллектуальная собственность. И бизнес это поощряет, заигрывая с такими вот "профессионалами", которые в реальности никак не влияют на ситуацию в секторе.

Перейдем к государству. Ему тоже, к сожалению, очень долго не была нужна серьезная, развитая благотворительность. Для большинства чиновников и политтехнологов, определяющих развитие регионов и страны, она не нужна до сих пор. Активная, системная благотворительность и общественные движения – это же параллельный мир. Зачем чиновникам нужен самостоятельный, активный параллельный мир? Это же пространство самостоятельного мышления, в том числе и протесты, отстаивание прав слабых, тех, кто оказался в беде, а мог бы там не оказаться, если бы кто-то всерьез занимался медициной, детдомами, домами престарелых и так далее. 

Сейчас ситуация  потихоньку меняется в социальной сфере в силу того, что государство старается делегировать общественникам многие области ответственности, связанные с социальной напряженностью. И я думаю,  в этих сферах появится возможность для благотворительности системно возрастать. Но несколько десятилетий это было просто никому ненужно. 

Кому еще выгодна зачаточность благотворительности? Многим простым людям. Они хотят адресную помощь, хотя бы потому, что до сих пор шлейфом идет тотальное недоверие в адрес благотворительности. Львиная доля денег сегодня собирается через частные карточки. Не доверяют ни фондам, никому. Мнение, что деньги будут украдены и на них ничего не произойдет, – оно до сих пор является доминирующим в общественном мнении. И, к сожалению, общественники-мошенники и на самом высоком уровне снова и снова дают повод к недоверию.

Так кому выгодно развитие благотворительности? Кто в него и когда вложился? 

Теперь посмотрим на ситуацию со стороны самой благотворительности – а в системном ли она тупике на самом деле? Оставим в стороне себя любимых и наших коллег - нашу Школу социального волонтерства, наше стремление действительно вкладываться в развитие социального волонтерства. Возьмем такие известные фонды как «Подари жизнь», «Вера», Центр лечебной педагогики, «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Они реально изменили ситуацию в стране по своим направлениям! Это любому очевидно, что ситуация в области компетенции этих организаций безусловно изменилась! Фонд «Подари жизнь» собирает ежегодные межрегиональные семинары, где люди со всей страны делятся лучшим опытом помощи детям, больным раком. Лучшие практики и технологии идут в регионы, создано профессиональное сообщество, меняется законодательство. Это что - не системное развитие? Но это происходит отнюдь не потому, что бизнес, или государство, или кто-то из жертвователей пришел и сказал – «Давай, фонд, ты будешь все развивать». Нет, это шло изнутри, это именно понимание того, что иначе помогать людям в беде всерьез невозможно. 

Есть организации и в регионах, которые полностью изменили жизнь у себя, тоже в своей области компетенции, конечно: Калининградская область, фонд «Верю в чудо», Новосибирск – «Созвездие сердец». То есть, в своем системном развитии заинтересована сама благотворительность. И больше, боюсь, никто. Все боятся этого, на самом деле. А благотворительность всегда была открыта –  не надо говорить, что нам, общественникам интересно только «доить коров». Все всегда были открыты к совместному участию для системного развития. Если есть специалисты и бизнес, которому это интересно, – давайте вместе сядем за стол и вместе разработаем программу развития хотя бы социального волонтерства в Москве. Без проблем! Мы соберем всех основных игроков на этом поле и тогда проверим – изменится ситуация с социальным волонтерством в Москве или нет.

Я уверен, что изменится. Но, еще раз скажу, это мало кому, кроме общественников надо. По той простой причине, что люди, оказавшиеся в беде, никого больше не интересуют...

И последнее. Мне жаль, что ЦСП "Платформа" занимается такими исследованиями. Глава этого центра обронил фразу: мол, пора "научиться реально просчитывать эффект проектов, преодолев в себе гуманитарный снобизм". Почему-то это у меня вызвало только одну ассоциацию: патологоанатомов попросили рассказать, как они видят детей, играющих на детской площадке...