Размышления накануне Дня памяти жертв Катастрофы и героизма  - Йом-га-Шоа

(27 Нисана, 27.04)

 

Зачем мне считаться шпаной и бандитом -

Не лучше ль податься мне в антисемиты:

На их стороне хоть и нету законов,-

Поддержка и энтузиазм миллионов.

 (Высоцкий)

Когда-то Ленин написал статью о «Российском  великодержавном  шовинизме». Там, в частности, речь шла и о высокомерном отношении к Украине со стороны новых партийных начальников, которую тогда принято было называть Малороссией.  Об этом зле говорилось открыто, «великорусский шовинизм» подвергался жесткой критики, и, кстати, в дальнейшем эти ошибки были в какой-то мере учтены, а огромная территория Советской Украины, которая сильно выходит за границы исторической Украины  – тому пример.  По крайней мере, в советское время государственная национальная политика поддерживала развитие национальных очагов культуры и местных традиций, а национализм и межнациональная рознь всячески подавлялись. Но времена меняются.

В последнее время, в связи с рядом скандальных событий (свастики на стенах Синагог, листовки провокационного содержания, и т.д.) разгорелась горячая дискуссия: есть ли на Украине антисемитизм, и близкое к нему по смыслу явление – русофобия? Или, как всегда,  это все происки врагов?  Конечно, в этом  много политической конъюнктуры, поэтому ряд еврейских организаций (включая религиозные общины) поспешил отмежеваться от этой дискуссии, согласно принципу: молчание мудрость  стережет.

Признаться, я  не люблю слово «антисемитизм» и «антисемит». Не тех, кого принято называть этим словом  (их, понято, любить не за что), а прежде всего сам термин. Точнее - не люблю его употреблять. К тому же, сам термин неточный, и потому весьма двусмысленный (ведь к «семитам» относятся далеко не только евреи, а, например, и арабы).  Более правильно  было бы говорить «юдофоб», но и это термин я старюсь использовать только в случае необходимости. Мне вообще не симпатична еврейская национальная забава всюду выискивать антисемитов, хотя их действительно хватает, причем в любом обществе (а с недавних пор эта зараза появилась даже в Израиле).

Но все же антисемитизм антисемитизму рознь. Несмотря на все попытки пересмотреть историю и природу  этого явления, приходится признать - на Руси издавна процветал антисемитизм. Он шел отовсюду: насаждался сверху, и прорастал снизу. Но при этом он … не был системообразующим. Политика царской России (как внешняя, так и внутренняя) строилась на совершенно иных принципах,  евреи были в ней  всего лишь одним, далеко не главным ее  звеном. Царская Россия притесняла все народы (за редким исключением), по словам классика: «была тюрьмой народов», а тем более – иноверцев, и евреев не были исключением.

В то время как на Украине в течение долго исторического периода антисемитизм был именно системообразующим, и это неслучайно. Украина издавна  пыталась обрести свою самостоятельность и  независимость, будучи зажатой как в тисках,  среди трех сильных держав и постоянно находясь в сфере их влияния: Польши (с Запада), России (с Севера и Востока) и Турции (с Юга). Поэтому в понимании классического украинского националиста и патриота, независимость Украины – это борьба с этими тремя «агрессорами» и «оккупантами». На деле, приходилось с кем-то из них идти на сближение, чтобы суметь противостоять остальным. И последним таким политическим партнером стала Россия, с которой гетман Хмельницкий заключил исторический договор в середине 17-го века (т.н. Переяславская Рада) (*).

По плодам их  узнаете их

Нам не надо ваших денег,

А нам надо вашей крови!

Не просите о пощаде –

Мы не знаем вашей мовы!

Но была еще «пятая колонна» - это местное еврейское население. И если справиться с тремя державами Украине одной было не под силу (несмотря на победы местного значения), то с забитыми и нищими евреями все было гораздо проще. И весь украинский националистический пыл  и гнев выплескивался в первую очередь именно на головы несчастных местных евреев (а иногда – поляков). Такое положение дело складывалось  веками, с незначительные колебаниями или резкими  ухудшениями ситуации. В этой постоянной борьбе украинского народа с соседями за свою независимость, евреи оказывались постоянно между молотом и наковальней, и доставалось им от обеих противоборствующих  сторон, в том числе и от русских, и особенно от поляков. Кульминацией этой трагедии украинского еврейства стали печально известные погромы Богдана Хмельницкого, этого маленького «гитлера» 17 века. Который много сделал для становления украинской государственности,  и вполне заслуженно  почитается на Украине, как один из выдающихся политических деятелей. И в то же время (так бывает), он принес неисчислимые страдания еврейскому населению, прежде всего,  Западной Украины. Потом эти добрые традиции подхватили националисты 19-го и 20-го века, все эти бандеровцы, петлюровцы и иже с ними.

  Отдельного разговора и анализа заслуживают события на Украине в 20-м веке, связанные с революцией, последующей Гражданской и Второй мировой войной (см. приложение).      Тогда «борьба с ляхами, москалями (они же – коммунисты)  и жидами»  стало официальной доктриной ОУН под руководством Степана Бандеры и Шухевича. Эти слова не оставались только на бумаге, но подкреплялись действиями карательного характера, особенно в годы фашисткой оккупации, которую наши «герои Украины» воспринимали, как своих освободителей  (хотя их целью оставалась полностью свободная Украина, что смущало даже фашистское руководство).   Поэтому на Украине так не любят отмечать День Победы 8 мая (на западный лад) или 9 мая (по-российски), ведь это не их «победа», а скорее, поражение.

Поэтому, когда мне говорят, что на современной Украине антисемитизма якобы нет (особенно - на Западной), что он чудесным  образом испарился,  а отдельные (уже далеко не единичные) акты антисемитизма – это происки неких «провокаторов» (причем, тут даже не так важно, откуда эти мифические «провокаторы» пришли). Когда я слышу, что «Правый Сектор» проявляет редкую национальную терпимость,  и даже встал на защиту еврейских общин, мне хочется сказать сакраментальное:  «Не верю»!

Ведь Бандера, Шухевич, Стецько (а также Хмельницкий, Петлюра и т.д.) с их радикальной, крайней националистической идеологией (прежде всего: антироссийской и  антисемитской направленности)   на самом деле никуда не исчезали. Они остались на знаменах и лозунгах, и что, важней – в сердцах и умах. Когда сотни (!)  школьников (!!) в центре Киева в присутствие учителей и родителей (!!!) скандируют: «москаляку на гиляку» - это посильней фантазии Гете! А десятки вооруженных (!) бандеровцев в военной униформе, марширующие в центре Киева, и дружно скандирующих при этом речевку: «Бандера, Шухевич – герои народу»?  Не говоря уже о паталогическом русофобе и националисте Ющенко, который за время своего президентства усиленно насаждал по всей Украине бандеровский дух вместе с памятниками.

Поэтому я готов поверить,  что на сегодняшней Украине в этом отношении что-то принципиально изменилось (а я, безусловно,  очень хочу в это верить),  только тогда, когда услышу четкую и вменяемую оценку деятельности всех этих псевдогероев и их идей. Да, я считаю, что даже благие цели не могут оправдать подобные средства, и борьба за национальную независимость не может проходить под такими лозунгами. Так же, как не имеет оправдания  сотрудничество с фашистскими оккупационными войсками в годы войны.  А якобы борьбы с «коммунистическим режимом», ради которой лесные братья, все эти ОУН, УПА и прочая нечисть шли на такое сотрудничество  и участие в карательных акциях против мирного населения – это лукавство, а по большому счету – наглая ложь. И грош цена такой национальной    идеи, если она принесена на штыках фашистских преступников.

Поэтому я буду готов поверить, что на сегодняшней Украине что-то принципиально изменилось (а я, безусловно, очень хочу в это верить) лишь тогда, когда услышу четкую и вменяемую оценку деятельности всех  этих псевдогероев и их преступных идей.

И вместо критерия:  «кто не скачет – тот москаль», я предлагаю простую анкету, состоящую всего лишь из двух пунктов:

  • Я признаю, что Бандера, Шухевич и Петлюра  и те, кто воевал под их знаменами, – прикрываясь национальными лозунгами, совершали преступления против человечности
  • Я категорически не согласен с их призывами: «свободная Украина – без москалей, жидов и ляхов» (русских, евреев, поляков, список можно продолжить)
  • Я не считаю поляков, россиян, евреев и представителей других национальностей своими врагами и врагами Украины
  •  

    Любого на Украине,  кто поставит подпись под этими словами (безотносительно его партийной,  национальной и прочей принадлежности), я  готов обнять как своего брата и единомышленника и забыть все прошлые обиды.   Вот только много ли найдется таких смельчаков на сегодняшней «свободной» и «демократической» Украине …

    Еще раз подчеркну, что речь идет не о  «бытовом антисемитизме» (которого действительно сегодня на Украине мало), и не о «государственном  антисемитизме» (которого, пока, вроде бы нет, потому, что не государства), а про идеологический: про национальных героев-антисемитов с их юдофобской доктриной. И пока этого не произошло, пока эти идеи «живут и побеждают» на нынешней Украине,  пока мы становимся свидетелями многочисленных антисемитских и русофобских выходок, я оставляю за собой  право не верить разглагольствованиям об интернационализме «Правого сектора» и отсутствии национализма и антисемитизма на «свободной» и «демократической» Украине.

    *) Тогда в январе 1654 года, после речи Хмельницкого, указывавшего на необходимость для Украины выбрать кого-нибудь из четырёх государей: султана турецкого, хана крымского, короля польского или царя московского и отдаться в его подданство, народ единодушно закричал: «Волим под царя московского, православного». Тогда же была принесена присяга на верность русскому государю.

    Приложение

    (для тех, кто не понял)

    В подготовке нападения Германии на СССР принимали обе фракции ОУН — ОУН-б и ОУН-м, хотя наибольшую активность проявляла ОУН-б, принявшей активное участие в формировании Абвером в составе полка «Бранденбург-800» батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», действовавших под руководством вермахта в первые месяцы после нападения Германии на СССР.

    Во время германской оккупации, Бандера оправдывал сотрудничество с фашистами необходимостью «закрепления свободы и положения Украины» и писал, что «Украина готова (…) поставить на фронт против Москвы своё войско в союзе с Германией, если последняя подтвердит государственную независимость Украины и будет официально считать её союзником».

    В базовом документе ОУН(б) — принятой после Съезда инструкции «Борьба и деятельность ОУН во время войны», в частности,  указывалось:

    «Во времена хаоса и смуты можно позволить себе ликвидацию нежелательных польских, московских и жидовских деятелей, особенно сторонников большевистско-московского империализма; национальные меньшинства делятся на: а) лояльные нам, собственно члены все ещё угнетенных народов; б) враждебные нам — москали, поляки и жиды. а) имеют одинаковые права с украинцами…, б) уничтожать в борьбе, в частности тех, которые будут защищать режим: переселять в их земли, уничтожать, главным образом интеллигенцию, которую нельзя допускать ни в какие руководящие органы, вообще сделать невозможным „производство“ интеллигенции, доступ к школам и т. п. Руководителей уничтожать… Ассимиляция жидов исключается».

     

    25 июня 1941 года Я.Стецько в своем письме-отчёте С.Бандере писал: «создаем милицию, которая поможет убирать евреев», украинской милиции для «устранения жидов». Тогда же  Стецько созвал «Украинские национальные сборы», провозгласившие  30 июня 1941 «Украинское государство»,  которое будет «вместе с Великой Германией устанавливать новый порядок по всему миру во главе с вождем украинского народа Степаном Бандерой».

    В заявлении руководителя новопровозглашенного «Украинского государства»  говорилось:

    «Москва и жидовство — это самые большие враги Украины. Считаю главным и решающим врагом Москву, которая властно держала Украину в неволе. И, тем не менее, оцениваю враждебную и вредительскую волю жидов, которые помогали Москве закрепощать Украину. Поэтому стою на позициях истребления жидов и целесообразности перенести на Украину немецкие методы экстерминации жидовства, исключая их ассимиляцию».

    И это то, к чему сегодня призывают их последователи, для которых имена Бандеры, Стецько и Шухевича святы, а их идеи  остаются  руководством к действию?