Все записи
16:02  /  15.01.14

1310просмотров

Куда я влез?

+T -
Поделиться:

 

Фото

 Фото Наталии Губернаторовой. Без нее показать вам мои любимые подворотни и дворы трудно.

Случился подвох. Совершенно неожиданный. Бабахнул полтинник. Это как в час пик получить пинок в мошонку. Больно, пакостно и непонятно откуда прилетело. Воленс-неволенс стал подводить итоги. Какие рубежи взял, какой путь прошел? В какие окна залез? А знаете, любопытно вспомнить. Вспомнить стенки, окна и двери…

 

Из детства. Родители снимали дом под Москвой. Арендовали дом моей няни, которую я всю жизнь считаю родной бабушкой. Но сейчас не про нее речь. Я по малолетству жил там круглый год. И среди старых, обшитых досками домиков выделялся кирпичный, основательный особняк. Называли его «генеральской дачей». И забор там был тоже основательный. Кирпичный. Перелезть через него было нереально. Кремлевская стена. А хотелось. Иногда, через открытые ворота можно было рассмотреть внутренность двора. По современным меркам ничего особенного. Просто широкий, большой мощеный двор. Но воспринимался нищей окружающей его деревней, как остров «везения». Обитатели дома с деревенскими не общались. Один раз только помню, в день, когда разбился Гагарин, было там оживление. Машины приезжали-уезжали, суета. Но тогда везде шухер был. А через стену я так и не перебрался.

Стены я потом полюбил. Много лет хожу по Москве и «собираю» их. От Знаменки, мимо армейских зданий идет улочка параллельная Гоголевскому. Почти вся она занята военными учреждениями. Во, вспомнил, кажется, это Большой Знаменский. И была там стена. Совершенно офигенная. Кирпич старый, дореволюционный кирпич. Стена поехала, расползлась. Ее даже проволокой скрепили. Возле нее всегда маячили солдатики-часовые. Не разрешали стену фотографировать. Вечно скандалил я с ними. Сейчас ее, к сожалению, привели в порядок. А какая стена была! Очень на нее похожая стенка есть на пересечении Пречистенки и Остоженки. Сдохнуть можно, какая стена. Куда там Китайгородской.

Но если вспоминать жизнь и ее стенки, то, как обойти подворотни? Это же наше все. К сожалению, рост города убивает такие феньки. На Солянке, во дворе дома, под которым находятся подвалы бывших соляных складов. Там замечательная подворотня. Но самые классные возле Настасьинского переулка. Сразу и не объяснить, как их искать. Все перестраивается ежеминутно. Но подворотни – мечта Робин Гуда и сон Шарикова. И на Сухаревке подворотни еще есть. Вымирают, конечно, но можно еще найти.

А как же окна? В окна я тоже полазил немало. Кто в детстве в них не лазил? В силу того, что моем более или менее «взрослом» детстве Москва была одной большой стройкой. Время прошло, а стройка все там же. Очень ярко помню сапог сторожа, влепивший моему корешу по голове, когда мы смывались из очередного покоренного окна. Риск стоил пинков, подзатыльников и вообще побоев. Мы искали строительные патроны. Находили и взрывали. Детства без пиротехники я не представляю.

Если говорить про окна, которые я штурмовал позже, то, само собой, приходят на память случаи из уже половозрелой жизни. Однажды я залез по вертикальной стене на второй этаж. Полз как человек-паук. Только без паутины. Голый энтузиазм. И так же уполз. Для конспирации. Ведь в окно мало влезть, из него следует еще и вылезти. Уже в студентах любил я бывать в общежитии своего Литинститута. Ночевать там, как и в любой другой общаге, студентам-москвичам было нельзя. Проносить водку тоже. И я однажды шагнул за бухлом со второго этажа, да прямо в приемное отделение больницы. Здание сталинской еще постройки, этажи высокие.

Одно из самых непростых окон, это окно 17 наркологической больницы после пожара. Тогда там много сгорело насмерть барышень-наркоманок. Некоторые из них были еще и СПИДом больны. Полное везение. Ну и я  на репортаже в окошко второго этажа заполз. Неприятно.

К сожалению, уходят из жизни двери. Двери-индивидуальности. Некоторые из них я вижу спустя десятки лет. Массивные, деревянные двери. Стальные двери индивидуальности, понятное дело, не имеют. А у тех было свое лицо. На лице, в случае необходимости, можно было оставить знак. Записку или нацарапать чего. Они и захлопывались каждая по своему. Сейчас лязгнет в подъезде бронированный монстр двойной двери и никакого тебе тембра голоса. В моей подъездной юности мы точно знали, какая это дверь хлопнула. Даже в малознакомом доме.

Ну и дворы. Московские дворы. Не повезло вам. Вечно все восторгаются вашими питерскими собратьями. Где-нибудь на Чистых прудах отыщите старый дворик, который еще не успели перегородить, запереть на замок или заминировать. И что, есть смысл идти в ресторан? А присесть с барышней на лавочку, уделать бутылочку винца и вообще покурить перед случкой? Сказка. Арбат в этом отношении почти загублен. Где-то в «шхерах» такие дворики еще сохранились, но становится их с каждым годом все меньше и меньше. Помню, с девицей ждал майского салюта возле московской «золотой» мили. Решил произвести впечатление на девушку. Городской репортер, типа, все знаю. Спрашиваю покровительственно охранника, указывая на один из домов: «Миллиона три квартирки стоят?» В ответ: «Пошел на фиг! За три «лимона» здесь бомжи живут! Это десять миллионов стоит!» А в самом доме тишина. И окна не горят. Наверное, укатили картошку на майские сажать. Рассказываю эту историю своему напарнику. Он в ответ: «Ух, ты. Это сколько же в долларах?» Я взвыл: «В долларах, это будет десять миллионов баксов!» Вот такой у нас городишко.

А высота? Высота, которую я покорил? Самая большая высота на которую я залезал (своими ногами), это Останкинская башня. Каждый год туда пешком забирается толпа спортсменов. Соревнуются кто быстрее. Ничего более унизительного для себя не представите. Гады-спортсмены наверх бегут, а ты еле-еле. Высунув язык. А на площадке еще пол прозрачный. Кто бывал, тот поймет. 300 с лишком метров «вышины», а под ногами пусто. А я ведь еще и высоты боюсь. Сладкое, на десерт. Смотреть, как с башни прыгают бейс-джамперы, это вообще катастрофа для нервной системы. Отморозки. Я с «тарзанки» прыгал, с 75 метров и то не так страшно было, как это видеть. А я каскадер-любитель, между прочим.

Специально самые стремные высоты - окна, балконы и подворотни не вспоминаю. Их было много. Многие из них удалось таки преодолеть. Но все время вспоминаю тот кирпичный забор «генеральской дачи». Вообще ничего интересного. Я просто через этот забор не перелез. Спустя десятилетия побывал там. Генеральская дача на месте. Забор тоже. Вокруг понастроили таких дворцов! Лес моего детства (рядом с Химкинским) превратился в приусадебный участок. Стоят такие одинаковые хоромы, что и не отличишь. Стоит каждый такой домик, миллионов по 5-10 – как на Остоженке. Заборы вокруг – даже не суйся. А мне вот все тот забор покоя не дает. Не осилил.

Друзья! Остался без работы и ее перспектив. Если не трудно на маэстро в сбере 63900238 9026135152

Комментировать Всего 6 комментариев

Ну Вы же, типа, 50-летие так рефлексивно отпраздновали - размыслительно, но с запозданием. Вот я в духе прошедшего  времени и поддержала разговор :-)

Праздновать? Ну, это вы хватили! :) Праздновать, честно говоря, нечего. Раньше мой день рождения был некоей вехой в жизни МК. Отмечали всей редакцией, шумно, с вареными арками, пивом, танцами. Сейчас сидел дома и обреченно смотрел на будильник. Считал последние секунды уходящей календарной зрелости. Абсолютно ничего позитивного. Рекомендую торопиться жить до 50. Потом тоже ничего, но вкус иной.

Классная опечатка получилась - с вареными арками :-) Очень символично в духе знатока Москвы. Кстати, я из-за этого заговорила - люблю московское всячество.

Я насчет 50. У Эрики Йонг, которая в начале семидесятых произвела фурор книгой Fear of Flying, есть еще книга Fear of Fifty. Правда, с женской точки зрения написанная. Но, говорят, помогает :-)

А несладкие вкусы в разных возрастах бывают...

Должен предупредить сразу. В силу профессиональной специфики, многие материалы людоедские. Что поделать, я много лет работал по Чскам. Честно говоря, скучаю по этим временам. Хотя чего это я грущу? Сейчас напишу ченить веселое.