Все записи
13:06  /  28.02.14

1228просмотров

КТО МЫ?

+T -
Поделиться:

 

Это было время, дети мои, когда каждый, уважающий себя репортер приносил домой в-е-е-сьма объемистую сумку с добычей, время когда выводки корреспондентов ежегодно собирались на Антильские острава и там каждая журналистская самка гордо предъявляла сообществу детенышей, а их выбираемый раз в десятилетие мудрый вожак сидел в шезлонге и восклицал

- Смотрите, смотрите о волки пера!

И детеныши ползали в белоснежном горячем песке, гукали на разные голоса и пачкали друг друга мороженным, в то время, как поджарые их отцы потягивали «Хольстен» и хлопали заскорузлыми от клавиатуры ладонями по звонким попкам начинающих журналисток (их жены от этого в восторге не были, да и поделать ничего не могли –отдых).Вечерами, перебравшие солода отцы лазали по увитым плюющем стенам на балконы к тем самым журналисткам, тая надежду на то, что жены об этом не догадываются. Хотя жены и сами были когда-то молодыми, подающими надежды журналистками и к ним тогда лазали пожилые поджарые пердуны, ставшие теперь главными редакторами и о былой поджарости забывшие. Все было. Одна строчка стоила два северо-американских доллара и чтобы обеспечить семью на месяц всем необходимым, отцам нужно было принести в редакцию всего одну полосу. Неплохо жили. Секретарша на телефоне получала 500 баксов в месяц и тратила их на такси – было много возможностей «зашибить» слева. И не какую-то, заметьте, сраную пятихатку. Тогда выкрутив «косую» рекламу журналист-первокурсник мог отвезти любимую (или не очень любимую) – будь неладны ее буржуазные заморочки, на неделю в Таиланд. А счет в ресторане на одну таузенд долларов не вызывало у посетителя-борзописца ничего кроме зевоты. Тогда как сейчас квиток на вшивую десятку некоторым из них грозит сердечным приступом. За одну проститутку никто не платил меньше трех сотен за час (теперь за эти деньги можно в борделе возле «Трех бонов», при умеренной брезгливости, сутки ошиваться, что многие и делают). О времена, о темперы! Если у человека не было машины (ну разбил или забыл где), то он брал такси до Питера с требованием подождать клиента возле бань на Марата. Милиционеры были лучшие друзья, а военные вообще на журналистов нарадоваться не могли, а не стреляли по ним длинными и не очень очередями  из прославленного детища Михаила Тимофеевича Калашникова. Политики при каждом удобном, и не очень, случае пели на манер грузинской многоголостности осанну средствам массовой информации и уж во всяком случае в суд на них почти не подавали. Горничные в провинциальных гостиницах легко и доверчиво давали в долг «навсегда» и дарили своим белым телом «на халяву» в случае гипотетического кризиса. На дармовые фуршеты и презентации никто кроме первокурсников журфака не ходил, да и те через месяц завязывали, отъевшись за все голодные годы.

А теперь. А теперь шкодливые детки мои, я стар. Я знаю где у мужчины находится простата и от знания этого уже ничуть не огорчаюсь. Я торгуюсь с продавщицами на рынке и давно перестал оборачиваться вслед секретаршам. Появилась одышка, живот, финансовая несостоятельность и возраст, который почему-то называют мудростью и зрелостью. Что мудрого если человек по три раза за ночь бегает по малой нужде? Я уже давно не был за пределами рубежей любимой родины, даже в Анапе. Единственная трата которую я мог себе позволить, это поездка на маршрутном такси и то каждый такой вояж отдавался гулким, больным эхом в пустой бочке кошелька и нудным дребезжаньем в когда-то бессмертной душе. Я стал неискушен в сексе, предпочитая всем другим видам его, платные оральные услуги проституток эконом-класса. К этому ли я стремился, заканчивая 10-й класс? Нет. Я стремился, как раз к той жизни, что осталась далеко за флагштоком знамени моей молодости. Все это постоянно встречается в нашей жизни. Я о хорошем. В каждой жизни есть хорошее, просто некоторые нетипичные раздолбаи имеют наглость заявлять о том, что их эта чара миновала. Поскромнее и поделикатнее, пожалуйста. Я как сейчас помню вполне счастливого человека, нашедшего на помойке ботинки. Отдельно обращаю внимание на то, что башмаки эти были, что называется «с чужого плеча». До этого мой знакомый целую осень ходил по Белокаменной босиком, наживая себе хронический гайморит. Так что счастье одна большая непонятка, замешанная на спорах неведомых для науки бактерий. И никаким марсианам, рожденным фантазией Уэллса против этих бактерий продержаться дольше двух раундов никак нельзя. Аут.

Если вам не изменяет память, начинал я это повествование с журналистики. Неспроста, тема имеет определенное продолжение. После знаменитого финансового чуда, оссставившего отечественный аналог американской твердой валюты в отделении реанимационной терапии, я загрустил. Личный внешний долг измерялся астрономическими единицами, и ни из какой Пулковской обсерватории нельзя было разглядеть границ его математической бесконечности. Перед этим я трудился на завидной, высокооплачевоемой должности в газете «Русский репортер», получая столь высокое денежное вознаграждение, что хватало даже на очень дорогих шлюх. А после вышеназванного экономического коллапса, денежное довольствие некоторым образом дезавуировалось. Его не стало.

И вот сижу я дома, ищу путей к выходу, ведущих мимо крючка люстры и раздается ангельский звонок.

- Здравствуйте! Вас беспокоят из журнала «Русский еврей»…

Еще раз напоминаю, что перед этим я работал в газете «Русский репортер» и посему слова невидимого собеседника вызвали бы у меня нервный спазм, не помни я о своих долгах. Подавив дурацкий смех и утирая слезы я пытаюсь узнать – чего же от меня хотят? А хотят от меня рассказ. Но какой не говорят. Подразумевается, что я и сам не пальцем деланный, все понимаю. И я заявляю, что понимаю, хотя сам ни хрена понять не в силах. Знаете, такая дурацкая ситуация, когда беседуют два, относительно приличных человека. Причем один говорит про триппер, а другой про диарею. Вещи своими именами они не называют и обходятся полунамеками. И в финале беседы расходятся просветленными, но вкруговую обманутыми. Так и мы. Он талдычит про мирное сосуществование в условиях перманентного холокоста, а я понимаю так, что нужно сделать тонкий ход и написать о проблемах еврейства, но на удаленных примерах. Примерах братского интернационализма. В духе символов американской политкорректности. В чем ее соль объяснить не смогу никогда.

Наконец, мы уговариваемся, мне обещают прилично заплатить и я начинаю фантазировать. Включаю творческий потенциал. И потенциал подсказывает сюжет. « Русский полковник Генштаба, хлебнувший лиха в Афгане. Жена поехала к теще, он сидит один в осенней квартире и решает не тратить драгоценного времени и нажраться, покуда личная военная прокуратура находится на периферии. В то же время полковник атташата какой-то африканской страны в Москве отправляет в больницу жену по ерундовому поводу и тоже решает расслабиться. И они заводяться параллельно друг с другом и в конце концов пересекаются в кабаке. Пускай, это будет «Прага». Один закончил академию и английский в ее пределах знает, другой в конце концов дипломат и русским в пределах самоучителя знает. И бойцы вспоминают минувшие дни. А потом начинают спорить кто из них круче, так как африканец тоже воевал у себя на жаркой черной родине. Кончается все это поездкой в осенний лесопарк на окраине Москвы, где они уговариваются поиграть в некое подобие «Зарницы». И разбредаются в стороны. И уже в одиночестве каждый из них начинает бздеть. «Как я буду спасаться от этого дикого дикаря?» И хочется им по домам, но каждый друг дружку боится и потому они крадутся в сторону окраины парка и само собой сталкиваются лбами. Но каждый из них помнит о том, что противник почти людоед и потому продает жизнь отчаянно. Ну, а потом они сушат у осеннего костра форму, покупают водки, выпивают на прощание и разъезжаются. А утром патруль забирает полковника Российской армии, совершенно чернокожего, да к тому еще и в доску пьяного и грязного. А на проходной Генштаба ловят такого же пьяного и грязного шпиона в иностранной форме, ломящегося в святая святых щита Родины» Очень интернационально получилось.

Отношу я свой жуткий политкорректный рассказ в редакцию «Русского еврея» и начинаю в уме подсчитывать бешенный гонорар и даже планирую поставить производство на поток, - э, - думаю. – Таковски я на сионистские бабки еще чего доброго и долги отдам.

 

Предварительно звонить в редакцию не стал. Чего ради? Рассказ-то замечательный. Ну, приехал полюбопытствовать о размерах причитающегося творческого вознаграждения. Встретили прохладно. Опять началось мэканье и бэканье.

- В общем, вы понимаете. Издание специфическое, ваш рассказ некоторым образом его скомпрометирует.

- Это как?

- Ну вы должны понять…

Не вышло у нас любви. На этой неверной почве я чуть было не стал антесимитом. Весь в белом мыле, выбежал из редакции. Что делать? В тоске бродил я по самому дивному городу мира. Может так и бродил бы до сих пор, да ткнулся взором в порюханную табличку на доме – «Русский патриот».

- Почему бы и нет?

В самом деле. Если в еврейском журнале вещичка не покатила, то уж патриоты должны взять ее на ура? И я вошел.

В приемной на меня с подозрением воззрилась девушка лет 45.

- Журналист?

- Автор, - мадмуазель недоверчиво просканировала мою физиономию.. Собственно говоря, этнически чистых русских найти нынче сложно. Татаро-монголы, СССР, революции, все наложило отпечаток на чело нации. В то же время, моя внешность не содержит особых семитских мотивов. Это обстоятельство смягчило девицу. «Хоть и не такой уж и Рюрик из себя, а не еврей. Для автора сойдет» Все эти мысли легко читались на ее лице. Итог получасовых расспросов, вертевшихся вокруг моего политического кредо – расписка в получении редакцией моей рукописи для последующего возможного опубликования. Правда, с гонорарным покрытием у патриотов дело обстояло несколько хуже, чем у их концептуальных антиподов. Договорились о времени получения гонорара, тепло расстались.

- Ох надо было писать на еврейские мотивы! – бормотал я себе под курносый нос, покидая убежище любителей родного края. Но деваться было некуда. Прошло время. Надо было отправляться за патриотическим гонораром. Пошел. Как гипс снял, так зарекся на национальные темы писать.

Комментировать Всего 17 комментариев

Лена слышать (в данном случае, читать от Вас такие слова, мечта любого мужчины!) Кстати, персонажи, почти все подлинные. Кроме "скинов", те мне позже череп проблили:)

:-)

Напомнило анекдот из тех времен. Две проститутки разговаривают. 

Тебя как зовут?

Катя.

А меня две кати.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

Да уж....

Вот так и порадуешься, что не автор я, и не журналист...

А что это были за славные времена, когда за строку 2 доллара платили?

Помнится, я в 1990 технические переводы делал по 8 долларов за страницу, так буквально как сыр в масле катался...

Дорогой Сергей!

Сереж! (Ничего что так лично, я "приянял".) В те годы существовала глянцевая журналистика, отмывающая, разного рода деньги "папиков". Были взрослые ребята, которые сказали: Мы будем бодаться! И стали это делать (Хлебникова помните?) Потом пошли псевдопартии и псвевдоорганизации. Всем нужна была газета. И - извольте! Поможем освоить бюджет! Ну, осваивало начальство. Помните 1996? Те кто пониже и порасторопней, тоже особо не расстеряливались. А пехота есть всегда. Я вам репортера за 3 дня сделаю. Не шучу! За 2 из байкера сделал.  А потом 98. Получал я "полторашку", а стал 30. Неделю. Потом чуровое дыхание улиц. В конце-концов устроился в "МК". Репорптер-экстримал и специалист по коммхозяйству. Состарился Хорлстомер. Пора на скотобойню. "Закон жизни" - помните? А современные заработки в профессии приемлимы. Да так этовсе надоело! Ходить, кланяться очередному начальничку, слушать от него в ответ - позвоним! Ладно. Рзнылся. Что-то это на меня пятьдесят лет такое впечатление произвели! Загляните на крайний пост! Удачи!

Да ничего, конечно. :)

Ну, понятно...

Кстати, про марки: могу примерно глянуть, чего они потянут, но для этого надо либо фото, либо скрупулёзное описание...

Я сделаю профессиональное фотою Спасибо! А у полтоса изъян, знаете какой? На "Орле" как известно гербы губерний, так они, подлецы и стерлись почти совсем!

Ну да, значит, чистый "файн" - F, то-есть... На любителя...

Ну, сейчас уж не помню, в том, что я присылал - можно посмотреть оценку для F.

Немного совсем, буквально разок в ресторане пообедать. При том же, что сдавать, если что, придётся барыге где-нить на Таганке, - так и вовсе слёзы...

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

Оставлю потомкам. А идеал подобной монеты встречался?

Самое правильное, нмв.

Ну, мои рубли и полтинники Николая и Александра - очень даже ничего себе... Но я их покупал в конце 90-х, когда и стоили они иначе, и деньги были лишние... 

Идеалы же стоят многие тысячи УЁ - это практически не ходившие монеты, в штемпельном блеске, а то и со специальной обработкой... Я своими глазами таких не видел, и в руках не держал...

Дмитрий, в Ваших текстах столько именно "метких" выражений, хоть на цитаты растаскивай )

И вот вроде бы пишете зачастую о страшных или грустных вещах, а всё равно от Ваших словесных оборотов и поразительной самоиронии невольно улыбаешься. Спасибо, автор:)

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов