Все записи
17:10  /  18.03.14

2041просмотр

ЧТО СДЕЛАЛ?

+T -
Поделиться:

 

Книгу эту, столь актуальную на рассвете просыпающейся России я так и не прочитал. Сложно читать Чернышевского, тем более публицистику, относящуюся к другой эпохе, спустя 100 лет. Но писатель правильно ставил вопрос. Делать-то что? Посыл был актуален для 19 века. Последовавшее столетие дало неявную подсказку – лучше ничего. Пусть все тихонько катится само собой.

Но сейчас такое другое время, что в любую секунду, на любом континенте, может быть получена коротенькая зашифрованная команда. И тогда где-то в Апаллачах отодвинется 60-ти тонная крышка, сжатым воздухом выкинет пластиковый конус защиты и в это же самое время в безымянном русском бору остановится Тополь-М, раскорячит лапы-упоры, короткий грохот пороховых ускорителей и, собственно говоря, все. Можно ничего не делать. Подлетное время баллистических ракет, где-то от 20 минут – в зависимости от места старта, может быть немного дольше они лететь будут. Любая система ПРО имеет процент пропущенных целей. В американских баллистических ракетах их, по моему, штук шесть (в зависимости от модели). Шесть блоков разделяющейся головки. Каждая по 200 килотонн. Хиросиме, например, хватило 20, с ее бумажными японскими домиками. Для Москвы 200 за глаза. Блеснет зарница, кончатся дни и ночи. И пусть вас не успокаивает крепкая городская застройка. Половина домов находится в серьезной степени износа, другая половина добросовестно склеена соплями гастарбайтеров, впервые увидевших современную стройку только здесь.

Для другой стороны ситуация будет не шибко краше. Попадание в любой мегаполис баллистической ракеты, автоматом ведет к обезлюживанию всей окружающей территории. В общем и целом, закончится все на Земле на какое-то время. Так что я, на всякий случай, подведу итог. Он, к сожалению, невелик. Невеликий мой личный итог. Тем более, что воленс-неволенс мне с вами 9 апреля и так придется попрощаться.

Мне 50 лет. Эти строки все равно пришлось бы писать. А было что? Было. Было, я помню, в деревне Старбеево весной, когда поля залиты талой водой дивное дело. Сейчас объясню его вам. Ранней весной в подмосковной деревне в конце 60-х пустовато. Нету никого. Канал имени Москвы заполнен не полностью – половодье в Европейской части Российской СФСР. Я пацан хожу в резиновых сапогах по залитым лугам, потом по громадным земляным террасам. Не забываем, как и кем был построен канал из которого мы каждый день пьем воду. А я брожу по следам этой титанической стройки по колено в воде (мое тогдашнее колено). И мне так хорошо, что словами этими не передать. В километре от меня прокашляется автобус №1 (и сейчас ходит), я его слышу. Даже запах бензина чувствую. Братцы мои! Это такой покой. Никогда и нигде я такого спокойствия не ощущал. По настоящему слепленная идиллия в декорациях нищей, с черными стенами и косыми заборами деревеньки. Деревеньки, где телевизор это уже все, а все что сложнее телевизора, это вообще неправда. Вот про это я могу с уверенностью сказать – сделал. В смысле, этот момент я пережил. Кстати, далеко не все и это сумели. Это для справки.

Бездарные школьные годы. Бездарные. Все хорошее, что я узнал в жизни, я узнал от родителей. Школа к хорошему в моем организме имеет только то отношение, что я там пить и курить начал. Читать-писать научился до поступления в это средство среднего образования. Материться и то раньше начал. Даже останавливаться не буду на ней, вот, как я эту школу не любил и продолжаю не любить. Спасибо вам мои учителя! Впрочем, это было у нас взаимно.

Из самых разных учебных заведений я впоследствии вылетел с треском, грохотом и ором, так что господа и госпожи учителя сильно по поводу предыдущей тирады не рубитесь. Видимо, и сам я чего-то не догонял.

Работа. Да как-то не хочется о работе. Тем более, что я, поверьте, очень хороший городской репортер, работу эту найти полгода не могу. Хотя, знают во всех редакциях. Наверное, потому и не берут. А репортер вышел и вправду хороший. Я объективно. Тут хвастать особо нечем, не самая лучшая ступенька в жизни, но я дорожу и ей. Какое-то количество рассказов, небольшая повесть, тысячи репортажей. Это все. Все, что относится к части поговорки «построить дом» - реализоваться, то есть.

В части вырастить сына. Тут все хорошо. Родительских прав я лишен. Не растил. С деревьями вообще непонятка. Сдается мне, что больше я их срубил. Так-то вот, дорогие читатели.

Довольно активно вел антиобщественный образ жизни. Старался. Это дело я люблю. Ну и женщины. Честно говоря, было какое-то количество. Никогда не считал. Не вижу в этом смысла. Но галочку в графе «любовь» поставить можно. И даже не карандашом, а нормальной авторучкой. Так хорошего что ты сделал? Тебя сейчас уже читать самый терпеливый читатель перестанет. Хорошего? А. Вспомнил.

Знаете, однажды осенью, когда уже совсем мерзко холодает, иду я как-то по своим репортерским делам. Время неспокойное, как раз Лужкова спихнули, городские власти трясутся. Совещания у них. Повестка дня, как и прежде: Кто виноват? А у меня, как и у всех нормальных людей, физиологическая реакция на резкий холод обычная. Хочется по малой нужде. А тут, как назло, сортиров не видать. Стыдно на пятом десятке в подворотне это дело вершить. Гляжу – управа района (какого не скажу, сейчас поймете почему). Ну, - думаю, - это моя пещера Алладина. С «ксивой» «МК», да в управу района по нужде не зайти? Да вы смеетесь. И я нормально захожу, сую удостоверение охраннику под нос и доверительно спрашиваю, где у них здесь удобства? Охранник понятливый, вменяемый мужик, указывает направление. Иду куда сказали. Дверь. В двери бронзовая ручка. А вдоль коридора все кабинеты начальства. Туда посмотришь – кабинеты, в другую сторону глянешь – они же. И только один из этих кабинетов нужен мне. Отчаянно нужен. И я нормально начинаю дергать бронзовую красивую, как у Родена ручку. Ручка дергается, из-за двери слышен вопль: «Занято!», ручка остается в моей руке. С другой стороны двери слышно отчетливое бряканье ее другой половинки. Язычок, ясное дело, зафиксировался в положении «заперто». И я как обычный кретин начинаю свою часть ручки пытаться приделать обратно. Хотя это заведомо бесполезно. Я бы даже сказал безнадежно. Их вместе надо собирать. Даже мне гумманитарию ясно. А за дверью человек совестливый попался. Понял, что он тут не один такой. Слышу возится, ну звуки слышу. Тут я ручку тихонько положил и не справивши нужду боком-боком и к выходу. И пока я к спасению продвигался, услыхал репортерским ухом, что кого-то на совещание в мэрию вызвали, а найти не могут. Видимо, того самого. И на секунду представьте человека-чиновника запертого в сортире, его в мэрию вызвали в такое вот непростое время, когда земля из под ног убегает сама собой, он заскочил, а его хренак и… Надо звонить, но вот интересно, берут чиновники в нужник мобилу или нет? Продолжения я не знаю. Речь шла о хороших поступках. Я отчего-то этот вспомнил. Ничего с собой поделать не могу. Видимо, зря жил. Так и отвечу, когда спросят (а ведь спросят, я уверен) – ничего хорошего не сделал. Запер только вот чиновника в «тубзике». Как вы думаете, прокатит? Вот ведь как баллистические ракеты и туалеты здорово рифмуются. Простят, я думаю. А у того, запертого, я сейчас прощенья прошу. Я не хотел. Вот что сделал.

Дмитрий КАФАНОВ.

Комментировать Всего 14 комментариев

Хорошо написал.

Ну, Дим, какие же мы с тобой разные... Хоть и, почитай, ровесники...

Ты вот нужного человека в нужнике запер...

А я как-то депутата (чего - не спрашивай. Чего-то, что было в 1980-м году аккурат перед Олимпиадой) натурально спас от всенародного унижения - впустил его, голого, в его номер, дверь которого перед тем захлопнулась в самый неподходящий момент...

Про ракеты... Да ну их на фиг. Смерть же - она как: пока мы есть - её нет, а когда она есть - нас нет... Вот меня лично гораздо больше беспокоит то, что может случиться с теми, кого люблю, чем со мной, дураком... А сдохнуть - беда не великая, я и так уж в жизни повидал раз в сто всего больше, чем когда-то мог надеяться... Можно уже и сдохнуть.

А чего ты прощаешься в апреле? Ты же вроде вот только что явился?

Эту реплику поддерживают: Алексей Чадюк

Так меня "на пробу" как халявного пишущего взяли, на три месяца. 9 апреля заканчивается мое весьма приятное общение здеся. Увы! А тебе отлуп я в посте навалял.

Аааа... Тогда понятно. Быстро время идёт...

Так в том-то и проблема, что быстро! Опять хочу в 25!

Да лана, что там делать?

Хотя да... :)

Но, Дим, что толку хотеть такого? 

Вот я всю дорогу прожил в убеждении, что для человека нет ничего невозможного (ну, в определённых индивидуальных пределах, конечно). И жить, как в 25, в принципе, можно бы и в 50. Если очень хочется.

"Так пусть же наполниться чаша, мы выпьем за родину нашу, край где лучники живут!..." цитирую по памяти, но у Конан Дойла больно хороши стихи под разные тосты. А еще рекомендую тебе посмотреть у Киплинга оассказ "Бывший". Там очень хороший монолог нашего казачьего офицера об отношениии Запад-Восток. Сильно рекомендую найти. Да и стихи у него (у Киплинга) есть похожие "Запад есть Запад, Восток есть Восток и им не сойтись никогда...."

Ну, Дим, много хороших слов, много умных людей...

Жаль только, что и умные не все, и слова хорошие не для всего подходят...

Вот как по мне, так будущее человечества - это единое общество, не разделённое границами и прочей херней. И именно в эту сторону и нужно двигаться, заботясь об общей выгоде, а не об отдельной выгоде народа Буркина-Фасо, например... Так как на том пути от народа Буркина-Фасо может ничего совсем не остаться, в сражении за выгоды с соседними народами... Типа, "мы делили апельсин, много наших полегло"...

Эту реплику поддерживают: Светлана Олефир

Твоими бы устами Сереж, да мед пить! А рассказ Киплинга прочитай. Советую.

Во. За родных-близких караул как страшно. Я в этом году когда чуть кони не врезал, молился на образа, знаешь, так чего-то жить захотелось! И мистический случай совершенно. Попадаю я в больницу 27 января, в день смерти отца. А рядом привозят мужика - резать желчный пузырь. Так у него день в день за 10 лет до этого, врачи "зарезали" жену. Насовсем. И я чего-то подумал. А может свисток какой? Что-то надо пользительное написать? Сейчас стараюсь каждый день к станку. Нет работы, ладно. Буду пытаться здесь прозу изобразить. Вот так было дело...

Дим, в очередной раз поражаюсь, как Вы умеете совместить грустное или даже трагическое со смешным. И Ваш слог такой живой, естественный, и Ваша подкупающая искренность - всё нравится и притягивает. Очень жаль услышать про 9 апреля. Может, вопрос как-то решится с бесплатным продлением пока у Вас сложности с работой? Уж очень не хочется так скоро расставаться.

Ну, не знаю. Дожить бы еще до 9 апреля. Там видно будет. Спасибо за теплые слова!

Эту реплику поддерживают: Светлана Олефир

Давайте доживем не только до 9 апреля, но и подальше заглянем )

Эту реплику поддерживают: alla fleming

Герцен написал «Кто виноват?», когда ему еще не было тридцати.  Чернышевский, когда еще не было сорока, написал «Что делать?» 

Мне еще нет пятидесяти, а уже мучает один и тот же вопрос: «Какого хера?»

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов