Все записи
14:13  /  2.08.14

1119просмотров

ЧЕРНАЯ ГОРЯЧКА

+T -
Поделиться:

 

На мой, весьма искушенный взгляд, название горячки «белой» не совсем верно. Нет в ней ничего белого, а сплошная темь.

В мировой литературе есть масса примеров и описаний этого пограничного и веселого состояния. Пограничного – ясно отчего. Именно пребывание личности в этом и сумбурном и, одновременно восторженном состоянии позволяет взглянуть на действительность, слегка, забравшись на «Коня белого». Ты знаешь, что что-то не так. А вот определить что… Даа, задачка не из легких. У меня все началось простенько, как и у большинства. Простенько, но для каждого отдельно - страшноватенько. Вышел пьяненький за добавкой (причем, не помню, как вышел, обычный день, несильный бодун). А тут и подвернулись мне недруги. Я их не помню, просто в один миг оказался в палате, называемой «поднадзорной» в наркологичке. Там , там истинная демократия, скажу я вам. И туалет общий - и для мальчиков, и для девочек, причем, те и другие свершают свои большие и малые дела ничуть не смущаясь себя. И это была еще не горячка. Просто, встреченные мною до этого доброжелатели, настолько хотели моего мобильного телефона (говенного в общем-то), насколько я не хотел этому хотению соответствовать. Драку (а про драки я надеюсь написать позже) не помню. Восстанавливал ее по следам на своем теле, как археолог. У меня, при субтильном сложении, довольно хороший удар «с локтя» поставлен. Когда я чуть-чуть оклемался, то обратил внимание на приличные ссадины на локтях. Пришлось, правда, признать и то, что синяк под левым глазом был хоть куда. Судя по всему, чем-то железным вмазали, а, может (и скорее всего) парень попался кузнечной закалки. Нападавших, судя по следам на моем дохлом теле, было несколько. И постарались они от всей пьяной души. Левый мизинец раздроблен, здоровущий синяк на левом бедре. Ну и так, по мелочи – пробитая ножом пятка (я был в пляжных сланцах, ударил неосмотрительно назад, угодил во что-то железное и охромел). Дальше дело примитивной техники. Но я этого, как уже говорил, абсолютно не помню. Главный удар свалился на левую лобную долю. Темно.

И вот я нахожу себя в этом странном аквариуме. От чего аквариуме? А! Комнатка такая. Представьте себе огромные и круглые оконные рамы, явно сталлинитовые стекла в них (даже не думай пробивать их! А за ними такой живой солнечный свет!), и за полукруглым столом-подиумом сидят и наблюдают нас ученые в белых халатах, вполне себе милые дамочки, многих из них вы бы даже называли красивыми. Но не мы. Нам было как-то не до баб. Настроение к флирту как-то не располагало. Курили в общем сортире, унитазов было маловато, алкаши обоих полов иногда ругались из-за места. Но о чем-то беседовали на отвлеченные темы. Иногда, кто-то из породы викингов затевал спор с охранниками-санитарами. Дело всегда кончалось привязкой (вязками) и потом спорщик лишь просил отвязать его в туалет. Не всегда, кстати, срабатывало. Один здоровенный мужичина кричал о том, что у него за Афган три ранения, могли бы и отвязать, либо дать утку. Я – хилый шпак стал взывать к совести санитара (хороший мужик, кстати – санитар тот), он отвел меня в ту комнату, где хранился соответствующий инвентарь водоплавающий инвентарь и сказал: бери. Я взял, получил подзатыльника (не разбираюсь я в этих утках-селезнях), извинился (тоже я) и мы отправились к герою. Дальше помню плохо. Санитар прилаживал, прилаживал посудину, наконец, герой афганской войны перешел ту речку, про которую один генерал сказал, что наших солдат там нет. Герой потребовал (именно, потребовал), чтобы ему отвязали хотя бы одну руку. На что получил практический совет из анекдота: ссы здесь! Тут моя дохленькая, как перепелка храбрость возмутилась, и я полез залупаться. Надо вам сказать, что в санитары набирают не артистов из цирка клоунов-лилипутов, полетел я со свой крутизной по такой крутой траектории, что и сейчас удивляюсь, что жив остался. Хотя, конечно, он меня даже не ударил – слегка толкнул. Про таких санитаров один мой знакомый однажды сказал – пальцы, как мой гм-гм сейчас это слово уже запретили. А потом без всяких на то усилий привязал он до утра и меня. Тут следует сделать одну очень важную оговорку. Этот самый силач-садист за несколько часов до этого при помощи «утюгов» (американские фильмы смотрели? Там грозно врачи кричат: "Разряд! Мы теряем его!") вашего автора выутюжил с того света. У меня еще несколько дней был на левой стороне груди солидный след. Я все диву давался, восстанавливая драку, которую не помнил – откуда он взялся? Но, мой сопливый выпад произвел впечатление на барышень-наблюдательниц, и они решили, что я готов к переселению к обычным алкашам, не опасным для других любителей алкоголя. К слову, зря. Мне выдали пижаму, тапочки (но не выдали чашки, а это впоследствии чуть не привело к драке) и отправили в обычную четырехместную палату. Тут следует сделать небольшое отступление.

 

Лет за 10 до этого, я в числе пульско-мэрских журналистов открывал эту больницу для алкашей и широкой общественности. Еще тогда ведь мог догадаться, что это мероприятие много раз булькнется в моей судьбе. Для начала, нас с моим фотокором и другом Кириллом Искольдским охрана вице-мэра прияла за террористов – байкерские куртки, банданы, недельная небритость, да еще Кира умудрился уснуть прямо перед началом действа. Да и я ходил, как то вяло, без задору и очень подозрительно. Впоследствии ваш непокорный слуга лежал в этом заведении раз десять и настолько там надоел, что главврач запретил меня туда вообще пускать. Но и на старуху бывает проруха (под старухой я деликатно рисую главного врача). А больничка на тот момент больше смахивала на курорт для элиты средней руки. И сауна, и теннисный корт на крыше. Живи-не хочу. Как я уже говорил, лежал я в той больничке много раз. Но вот на теннисном корте на крыше (11 этаж, под открытым небом, правда теннис настольный и в сауне) как-то побывать не пришлось. А обычный пинг-понг там и вправду на каждом этаже, что да, то да. И я там здорово напрактиковался. Разок довелось сходить и в тренажерный зал, врать не буду. Курорт. С остальными «наркологичками» не сравнить – а их я тоже повидал немало. Но, мое малопосещение подобных мест в той больнице смело можно списать на то, что больной-алкакш я был необразцовый. Нарушителем я был. Впрочем, как и большинство других. А уж кто там в сауны ходил, какие большие борцы с пьянством, этого вам никто и не расскажет. Со временем, под варварским давлением посетителей лоск заведения подувял. В бра перестали вставлять лампочки, электророзетки работали далеко не все, но на всех не угодишь. Это уже мудрость человеческая, а не глупость Димки Кафанова. Диалектика называется.

У читателя может сложиться впечатление, что автору в силу своих субъективных неприязненных отношений к медперсоналу, прямо свербит очернить это достойнейшее заведение. Вовсе нет, не очень давно леживал я в одной известной клинике, так там с уходом старшего мед-персонала, вообще, воцарялся дух уголовного ликурга, и выжить там было совсем-совсем непросто. (Помню драку в туалете, бью, а за моими ударами, похлеще профессиональных рефери наблюдают зрители с восьмиконечными звездами на плечах). Когда я рассказал об этом руководителю заведения, с которым в силу своей страсти к пьянству знаком много лет, он потребовал документальных доказательств. Хотя, за полгода до этого мы сошлись во мнении – нынешнее пьющее население уже, увы, не спасти. Но, это лирическая ремарка. И вот я в обычной палате, в которой меня вполне дружелюбно приветствуют трое или четверо алкашей. Свет и хвала этим людям, которые последующие несколько суток выносили мое присутствие. Это было нелегко. Для начала, как водится, мне поставили капельницу. Она меня и сгубила. Надобно заметить, что многодневнопивший алкаш капельницу ждет, как Робинзон Пятницу. Вот, сейчас все кончится, уйдет мутная действительность и настанет заря новой жизни. Однако для меня все только началось. Я блаженно вырубился, подбодряемый коллегами, а когда включился, то обнаружил вокруг себя какие-то странные, трудноуловимые, даже для пишущего человека изменения.

На соседней койке небрежно сложив дорогие очки пил из зеленой чашки незнакомый человек (это был мой сосед по палате, с которым я, конечно же, успел до этого познакомиться). - Очухался? - отчего-то подозрительным голосом спросил он, - ну да, в тон ему ответил очухавшийся. - Что-то мне в нем напоминало всемирно-известного героя Булгакова, который М. А. - А где здесь воды попить можно? Незнакомец кивнул в сторону коридора. Его очки притягивали мой взор, как писали в романах 19 столетия. - Можно померить? – Нет, категорически заявил мой знакомый-незнакомый. И что-то в его интонации подсказывало, что даже пытаться этого делать не стоит. Но, я попробовал, так как был всю жизнь человеком-наплевателем. - Я же тебе сказал, что нельзя! «Нельзя» мне не понравилось. И я пошел за водой. Как было уже сказано, с расположением больницы я был очень хорошо знаком, но миновал душевую комнату (можете представить себе отдельную душевую комнату, в обычной палате наркологичке?), удивился обилием указателей на стенах и в конечном итоге выбрался в общий холл. Где и обнаружил здоровенные пластиковые бутыли для куллера. Деликатность - не моя добродетель. Отвернув крышку солидной бутылки, на глазах изумленной публики, я совершил невероятный по глубине глоток. Зрители этому невинному деянию не обрадовалась, а стали матерно указывать на то, что из бутыли наливают воду для всех. Наглость-наглостью, но памятуя о недавних весьма чувствительных побоях, бутыль пришлось вернуть на место.

И отправится обследовать местность, как делал это еще Эрнандо Кортес – мир праху его.

Надо вам заметить, что я уже понял, что творится со мной что-то не то. И свет, и воздух, и взгляды окружающих. Ничего нового, вроде, открытия Мексики обнаружить, почти, не удалось. За исключением странного состояния атмосферы и все тех же необычных взглядов. Мысль о белой горячке уже довольно давно брякала в моей буйной головушке. Но, ни галлюцинаций, ни пения странных птиц – ничего этого не было. Был страшок, где-то у кадыка, но я же мужчина? Я дрался недавно. Кстати, о последствиях драки. Видок у меня был тот еще. Если старые валенки Тихона дворницкой не озонировали, то мой левый, чудом уцелевший глаз даже медсестер заставляли подпрыгивать.

А тут и обед подоспел, и я с онопалатниками отправился на кормежку, на которой выяснилось, что отсутствие ложки еще можно как-то компенсировать ложкой казенной, то отсутствие государственной кружки делала жизнь замысловатой. А тут еще и подозрительные словеса, произносимые обедающими все же поднаправляли меня к мысли о горячке. Умыкнув казенную ложку, но сдуру сдав кружку, стал я Хоттабычем без бороды. Сложно мне стало, неуютно. Не буду вас утомлять бытовыми сценами наркологической лечебницы – ну, в самом деле, больница, как больница. Хотя, вид в курилке молодой особы в положении все же способен удивить (отделение общее, лежат там представители обоих полов). Да, еще горячка эта лезет из каждого вздоха. Затоскуешь.

После каждой капельницы мои сопалатники менялись все сильнее и сильнее. Обладатель замечательных очков был явно "старший", а его коллега (вот дурость поколения, выросшего на «Мастере»), но тоже своей рыжеватой шевелюрой кого-то мне мучительно напоминал. Когда я спросил старшего, можно ли мне закурить в палате он ответил по простецки: «Видишь ту высотку? - Ее трудно было не разглядеть в этот кошмарно-жаркий и ясный день, - Закури и окажешься на ее крыше». - Че, все вместе полетим? - Нет. Только ты. Сигареты я убрал.

 

Надо было решать вопрос с кружкой. В душевой стояла одна, но, она-собака, протекала, а у телевизора пару дней маячила бесхозная, вроде бы, такая же. И три мазурика совершили деяние, которое Уголовный кодекс трактует, как «подлог». Через пятнадцать минут прибежал здоровенный пижон из платной палаты (а чего бы вы хотели? Больница для бедных давно превратилась в питательную кормушку для врачей, и место, где можно без проблем и в одноместной палате пересидеть запой, да и родные готовы последнее отдать. (Я, кстати, как выяснилось, тоже должен был по излечении забашлять), обсыпанный псевдобайкерскими тату, прибежал не один, а с подругой. Подруга, надув губу, уверяла, что кружка эта ее личная. Пижон, при этом, еще обещал подбить мне и второй глаз. За достаточно короткое время по моей голове столько раз били, что даже наличие белой горячки не могло сподвигнуть меня на конфликт, который и был улажен к моему позору возвратом подмененной кружки. Ладно, в байкерском баре поговорим – мечтал я, хотя, весовые категории и возраст говорили точно не в мою пользу.

Кружку принесла жена одного из моих товарищей по палате, но осадочек остался. После следующей капельницы я обнаружил, что кровати моих товарищей перекочевали в противоположную сторону палаты. На мой вопрос, зачем? Мне ответствовали, что во сне я кричу, как хищник с другой планеты. Интересно, - подумал я, - где они могли услыхать рев инопланетных зверей? Мысль о том, что мои соседи не совсем простые соседи продолжала пробивать и без того пробитую голову. После очередной капельницы я спросил у «главного» напрямую: Кто убил Джона Кеннеди? «Главный» отложил книжку и отсел от меня подальше. Соседям становилось совсем не смешно(про себя уж и не говорю). Во всяком случае, какая-то странная муть появилась в их явно неземных глазах. Они даже попросили врача перевести их от меня в другую палату, дескать, опасаясь за свою жизнь. (Немного ранее, спросил я «старшего», что станется, если я перееду в другую палату? Он ответил: «Все продолжится, но уже с совершенно другими людьми» Ха! Вы же не думаете, что я такой герой, чтобы так, в одиночку сразиться с начальником темноты? Он в любой палате достанет. Вонючие портянки вам под свадебный стол в таком случае!

На мое счастье, встретился мне там замечательной человек (я раньше лежал вместе с ним), с исключительной судьбиной человечище. Судьба такая. Будучи в Афгане спецом по вертолетам он гробанулся от «Стингера» с приличной горной высоты. Выжил (единственный в экипаже), сейчас живет с металлической пластиной в черепе. Удивительной прямоты человек, повидавший все и вся. Я задал прямому человеку прямой человеческий вопрос: «Что делать, если столкнешься с абсолютным злом?» Он и секунды не размышлял: «Всякое зло имеет свою мотивацию. Но всякое зло должно иметь внешний повод. Вот ты и должен во всем этом разобраться». Ответ, конечно, ясный, но вот как его на практике применять? А вот этот вопрос, он мне как-то не растолковал. Ну, а потом мне сделали крайнюю капельницу, после которой мои сопалатники сказали: "Ну, все, завтра все кончится". И не обманули. Проснулся я свежим и просветленным. И очки у старшего оказались самыми обычными, и тот самый второстепенный герой Михаила Афанасьевича стал обычным мужиком. Мы даже подружились. Добывали запрещенный чай, чифирили втихаря. Я стал обычным наглым я. Только сон совсем пропал. Но, отчего-то не покидало меня чувство, что прожитые рядом с ними дни, были самыми важными в моей жизни.

ВРАЧИ

Врачи меня не любят. Бывает, что и взаимно. Наша врачиха дорабатывала до отпуска (ИЮЛЬ!) последние дни, до нас ей дела было, не сказать «до фонаря», но вы понимаете… Все мы люди. А я, оклемавшись, стал заводить разные разговоры на тему «добровольного отказа». Ну, типа, пишу расписку о том, что все последствия понимаю, ответственность моя и т. д., и т. п. Эта милая стройная юная дама валила все на свою преемницу. Дескать, завтра она придет и все решит. А что до отказа, то он решается в течение 10 дней, дело это непростое, думайте сами. Я подумал и спросил: «А знаете ли вы милый доктор, что распоряжением Министра МВД, все нападения на журналистов в течение суток должны попадать на стол этого самого строгого господина?». Ничего не сказала красивая доктор, махнула белым халатом и убежала отдыхать. А вот на следующий день прибыла ее преемница и когда услышала мои слова о Министре и об отказе вытянулась в струну (знаете, есть такая категория медицинских молодых, красивых и подтянутых функционерок) и выставила меня из кабинета, подержала часок и отправила к завотделения. Дескать, это он решает.

Сейчас, когда плюнуть нельзя без того, чтобы на тебя в суд не подали, все же назову ее по имени отчеству, хоть и сокращенно. Мне терять нечего, я обычный алкаш. А звать ее Елена С…лавна, пущай дальше карьеру делает – и я прикрыт. Да. А мы сидим в палате, только-только чаек заварили и заходит санитарка и спрашивает: Который тут из вас Кафанов? Отвертеться было сложно. "Я", - говорю. - "Собирайся, переводят тебя в реабилитацию". Переезд всегда пожар, а тут, прощаться с людьми с которыми такое прожил. Меня успокаивать стали, мол, там хорошо, тренажеры, прогулки. Но, что-то понесло меня к завотделения (ох, помнил я ту презентацию с кортами и саунами). Говорю, не хочу. А этот в кресле, как заорет! Ты здесь сколько уж раз лежал? И понес про прогулки. А потом открытым текстом: Пошел на фуй отсюда! Не люблю я таких слов, отвечать за них надо. Э-э, - думаю, этот предмет тебе по партийной линии обязательно загонят куда надо. Министру не сообщил? Вот и разбирайся с ним. А он найдет, куда его пристроить. Отказ, говорю, буду писать. Нет - взвыл, как дойная свинья начальник. Вон!

Ну че, попрощался с ребятами, пошел на реабилитацию. Поднимаемся. Н-да. Вы героиновых наркоманов видели когда? А когда их штук 50? Д-а-а. Попал - подумал я. Там коробку спичек нельзя на пару секунд оставить, не то, что спать ложиться. Кто ползает вдоль стены, кто с белыми глазами просит у тебя «хоть что-нибудь». Еле уболтал дежурного врача отказ подписать. Через 10 минут меня там уже не было. Там на 11 этаже часовня есть, поднялся. К сожалению, закрыта была. Примета есть такая: кружку и ложку из наркологички не увозить. Ложку казенную я сдал, а кружку у дверей часовни оставил. Сгодится кому-то.

 

Прошу считать этот текст обращением в МВД. На журналиста напали? Не сообщили министру? Вот и разбирайтесь. А то, что я пьяный был, это меня гражданства РФ еще не лишает. P.S. (Самая главная часть текста) ОГРОМНАЯ, КОСМИЧЕСКИХ РАЗМЕРОВ БЛАГОДАРНОСТЬ ВРАЧАМ И МЕДСЕСТРАМ И ДРУГИМ СОТРУДНИКАМ БОЛЬНИЦЫ, СПАСШИМ МНЕ ЖИЗНЬ. СПАСИБО ВАМ И ПОКЛОН ДО ЗЕМЛИ!

И еще одно обращение к читателям: В силу того, что работать головой из-за травмы я, скорее всего, смогу не сильно, а труд физический для меня теперь тоже сложноват, то перечислите толику, кто сколько сможет алкашу и пострадавшему. Вот мои реквизиты: маэстро в сбере 63900238 9026135152

 

Комментировать Всего 23 комментария

Да... У зайца была избушка лубяная, у лисы - ледяная, а у Вас - жестяная избушка. Вот мне интересно: не нарвись Вы на тех упырей, что мобильник Ваш захотели, не попади в больничку, может быть еще хуже бы для Вас получилось? У нас в институте один дядя разговлялся дней 40. Периодически звонил одному коллеге, просил положить денег на телефон. На второй неделе его бодрый ранее голос стал тихим и мрачным. Но тот, кому он звонил, не напрягся. Потом звонки прекратились. Потом тот, кому бедняга звонил, вдруг вспомнил... Сломали дверь. Мужик был еще жив. При росте 190 см весил 40 кг. Умер в больнице РАН - врачи уже ничем не могли помочь. Сейчас постараюь денег перевести. Я, правда, не разу не переводил с карты на карту просто по номеру. Let's try. Получилось.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

Спасибо огромное, прежде всего за моральную поддержку.  Другой случай из московской жизни. Рассказывает коллега-журналистка (хотя, согласитесь, что журналистка звучит как-то фамильярно, хотя девушка запредельной смелости, мне до нее как до Марса. Так вот, жарким летом прошлого года стали ощущащать соседи неприятный запах. Вызвали кого надо, вскрыли, как положенно дверь, а там, как положенно мертвяк. Две недели до человека никому не было дела. Увезли. Как говорила рассказчица (в прошлом отчаянный военый корреспондент) - сосед ушел, а запах остался. Соседи мучились несколько месяцев. В мегаполисе до человека (как человеческой единицы всем так до "фени", что жив он там за дверью или крякнул - дела нет никому. Издержки современной цивилизации. В этом отношении мне нравится утопия Саймака "Город". Город гармоничный и гордый. Правда, там все тоже не очень хорошо закончилось. Благодарю за добрые пожелания и, само собой, благородный поступок.

Никого не жалко, никого. Самое поганое, что к смерти от алкоголя или наркотиков люди относятся как к птичьему говну на подоконнике. Пока живой говорят так: ты же больной, иди лечись! Не знают, счастливые, что алкоголизм, как и тяжелая наркомания не лечатся. Нет способов. Это как ружье, повешенное на стенке, - даже если его не заряжать, все равно найдется тот, кто подойдет, зарядит и выстрелит. Рано или поздно.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

В этом и смысл, и боль. Вернее так - только боль. Смысла я в этом не вижу.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

Честно говоря, смысла в окружающей действительности маловато. Нет?

Эту реплику поддерживают: Artem Sarafanov

Его почти нет. Дмитрий, простите, я убегаю - ха-ха - на ногах пока к собутыльникам. Такси приехало. Держись, чувак. Всяко случается. Глаз на месте, мизинец дай бог заростет, нога тоже. Прости, что так срочно ухожу.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

Мои самые страшные дни и ночи были тогда, когда от меня ушла девушка, теперь моя жена, в 2008 году, вроде. Я после этого не то чтобы пил, а так – ходил, пришибленный, по магазинам, торгующим ликеро-водочной продукцией, старался себя чем-то занять. Скитался, возвращался домой, много курил, блеванул пару раз. Кончилось тем, что я лежал под тем мерзким шерстяным покрывалом, поздно ночью, когда не было уже сил идти куда-то, не было смысла даже лежать, не было смысла курить даже в подъезде. Сон – не сон, череда ужасных картинок, день не день, смысл, не смысл. С тех пор я стал пить реже. Помногу, но реже, и никогда не позволяю себе опохмеляться не поевши до этого. Это такой компромисс. Хочешь выпить – выпей, хочешь выпить много – пей много, но потом – назавтра – ешь и пей легкое пиво. Работает уже много лет.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

У меня, как и у почти всякого взрослого мужчины тоже есть подобный опыт. Кулаки, деньги, связи - ничего не помогает. Утештесь тем обстоятельством, что моя несчастная и безответная любовь (в 40 лет-то!) продолжалась 10!!! лет. Потом со мной по душам поговорила ее лучшая подруга,я понял каким клоуном выгляжу и теперь встречая эту барышню, на удивление внутренне спокоен. Бог специально дает нам такие нелепые уроки. Сейчас-то я понял, что одиночество, это такой божественный нектар, которого мы совсем не ценим.

Я тогда тоже понял, что в одиночестве - я сам, такой, как есть. Но в одиначестве наступает момент, когда невозможно уже. Когда все исчерпано, выпито, про*бано, сказано, как ни назови.

С обретением семьи я ни разу не изменял себе прежнему. Одна проблема - когда я выпью, я не могу оставаться дома. Я немедленно ловлю машину и еду... когда как, то на смотровую площадку, то на Красную Площадь. Раньше на Красной Площади был великий смысл - там был ресторан Дрова, где хреновуху вкусную разливали. Теперь, вроде, он закрылся, но мне все равно хочется в беспамятстве на Красную Площадь, в чем уже нет ничего рационального. И вот все эти поездки ночные: какие-то азербайджанцы-водители, стремящиеся меня отвезти в свои насиженные, азербайджанские места, какие-то фрики в барах... Все это гнетет. Я все это предпочитаю принимать как ношу, которая мне досталась в нагрузку к моей слабости. И били тоже. Один раз очень сильно. Истекая кровью ловил машину. Без денег, конечно. Нашелся один герой, довез до дома... Я ему сиденье кровью облил тогда.

Рассказывал уже. Заказывают мне криминальный репортаж со скинами. Еду на Арбат, бухаю с ними. И вдруг, гляжу они моей головой в футбол играют. Потом устали. Ихняя барышня-доброхот подходит и советует:"Они ведь отдохнут, опять футболить начнут. Уполз во дворы. Сам себе "скорую" вызвал, отвезли в спецтравму, выхожу утром, а видок! Навстречу двое псевдоноворусских с бутылкой Массандры. Спрашивают: Мужик, тея, что лошадь лягнула\7 \налили, оклемался. Самый лучший способ для меня в тот момент когда охота побыть одному - сесть ночью на байк и дать гари! Но, сейчас - увы! Безлошадный по причине нищеты. Прочитайте у меня в ленте, хотя, я вам сейчас сам пришлю.

Эту реплику поддерживают: Artem Sarafanov

Вот, как и обещал: ЧТО ТАКОЕ НЕПЛОХО?

Неплохо хорошее слово. Потому что неплохое. Потому что неплохо забыть о самой разной политике, делах, ссорах и любви. Забросить все. И поздней московской ночью (обязательно в июле, ибо когда еще Москва принадлежит москвичам? Все остальные уехали) на воскресенье, когда жарко и душно и спать нельзя и как-то это надо решать. Встать с измятой постели, натянуть джинсу и сапоги, повязать «как надо» бандану, впихнуть в уши «дебильники» и пойти к гаражу (о счастливое время, когда он у меня был! Вернее, я его снимал) Выкатить задом наперед мотоцикл. А в наушниках, ясное дело, уже играет Bad to the Bone, потому, что ни под какую другую музыку выезжать смысла не имеет. И пока движок греется, натянуть потрепанные перчатки (А вот это загадка, потому, что защиты на тебе нет). Крайний раз рванув ручку газа, по широкой «фраерской» дуге выехать на дорогу, поставив ногу на подножку задолго до того, как мотоцикл примет вертикальное положение. Я поехал, левая ладонь навстречу тебе брат-мотоциклист!

Не по всякой дороге в Москве, не под всякую музыку и поедешь. Я люблю начинать со SpaceTruckin" на Дмитровке. Но это пока так, для разогреву. Покуда наиболее рьяные клубные гуляки, машут тебе из окон руками, сигналят. Типа, погоняемся! А ты будешь смотреть в узкий сектор прямо перед собой и не поворачивать головы. Пижонство газовать на холостом ходу, ради того чтобы привлечь внимание мотоциклиста и говорить своим бабам, как ты его сейчас сделаешь. А он – светофор уже готов. Эй! Ребята! Готовы ли вы? И уже глянув сквозь плечо на их далекое отражение в зеркале заднего вида, тут да. Можно усмехнуться. Но это если байченок резвый. С ручкой газа, чуткой как клитор любимой, с резиной, способной остановить тебя даже в сексе, хорошо смазанной цепью. И долбать тебе в уши должен уже Rammstein! Но! Но надо к этому времени переходить с жесткой и не терпящей панибратства пятой передачи, на офисную третью. Все же пост на МКАД. А зачем нам лишний эскорт?

А потом, на еще более пустых дорогах дать искренней, безумной гари. Такой гари, что ты уже сам не знаешь, ты это или фантом рвет на части ветер на загородной автостраде. Узлы ветра хлещут твоей банданой, голову, пригибает ее к самой торпеде рваные порывы шквала. А она вот сидит. Моя вечная спутница. Примостилась на костяшке правого плеча. Тоже от встречного потока прячется. Когда тахометр пересекает определенную черту, она всегда тут как тут. С безупречной улыбкой от лучшего в мире дантиста и голым полированным тысячелетиями черепом. И самая пора переключаться на SmokeontheWater. Потому что зачем же иначе выезжать? И толкаемый ускорением пролететь километров стопятьдесят. Остановиться у безымянного пруда. И пока потрескивает остывающий движок, скинуть майку (Ну, в самом деле. Если едешь быстрее 150, твоя экипировка интересна лишь тем, кто будет тебя закапывать), прыгая на одной ноге сдернуть один сапог, затем другой, бросить джинсы на траву и в космос! Саженками перемахнуть на середину пруда и поглядеть таки, пусть и не в южное, но от этого не менее звездное небо. Подмигнуть его алмазам. Ты за этим сюда и ехал.

На обратном пути музыка уже не так важна. Dire Straits в самый раз. Проглатывать вместе с ним одинаковые километры, разрезанные одинаковыми фонарями освещения. Космический свет приближающейся Москвы все ближе, уже и не погонишь – есть тут догоняльщики в форме. Но все же с форсом подъхать к своему району. Распахнуть скрипучие ворота, загнать в гараж все еще гогочущий байк и тут только вынуть ключ. Это неплохо?

P.S. Привет дальнобойщикам!

Конечно, так ездить нельзя. Конечно же, защита, это очень-очень важно (я, например, ногу сохранил, благодаря нормальному сапогу от Иностранного легиона. Ну, пока сохранил), на дорогах нас не любят и всячески пытаются угробить посноровистей, да вы это уже и без меня поняли. Но согласитесь, неплохо?

Друзья! Сижу без работы, если есть возможность, то бросьте толику на

63900238 9026135152 в Сбербанк. Или для пользователей карт

Maestro 63900238 9026135152 Респект! Во всяком случае, за посещение! :) На "помойку" (мотоцикл) не хватает! А сезон уж вот он.

Теги: скоростьночьбайкмотобратва.

Красиво, Дима. У меня ничего такого нет. Один раз прыгнул с парушютом, чуть не обделался.

Я на байк сел в 40, в 45 впервые сделал на публике трюк на мотоцикле, в 45 же научился кататься (плохо) на коньках. Пробуйте.

Нет, мотоциклы - это не мое. Мне ближе сразу инвалидная коляска.

Это потому, что не пробовали!

Кстати, поступок. Я вот до сих пор боюсь с парашютом сигануть, хотя с "тарзанки" прыгал - обалдеть! Так что вы не записывайте себя в нерешительный клан - парашют, это круто!

Круто, но, блин, страшно, аж жуть. В подмосковных клубах за небольшое бабло это можно попробовать.

Не боись. Все лучше, чем одному в своих осинах.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Кафанов

Эт точно, как говаривал товарищ Сухов!

Эту реплику поддерживают: Artem Sarafanov