Все записи
11:47  /  3.08.14

1650просмотров

НАБДЕЛИ

+T -
Поделиться:

Надька Попруга, однажды, рассказала, а я написал в с свой блог, а теперь вспомнил, чтобы в выходной день вы улыбнулись. Пост публиковался несколько раз (может быть и здесь), но захотелось позитива.

 Антураж - конец 90-х, обычная часть постоянной боевой готовности на восточной окраине империи. Дела вокруг - обычный швах. Денег не платят, жить надо, но надо и Родину защищать. А в таких условиях защищать ее годами сложно. Просто, бытово сложно. И вот, должны ребята по приказу Родины, если супостат пойдет, встать и не пускать. Особенности национальной традиции.

А пока супостат филонит, в гарнизоне идет своя отдельная жизнь. Со всякими обстоятельствами. Обстоятельства таковы. Главное что в военном деле? Главное спихнуть неприятность еще куда—нить. Но, чтоб по бумажке все тип-топ. Обычное для Рассеи дело. В том полку был тягач. Тоже достаточно обычное для армии явление. У тягача должен быть крюк. Тот самый, за который трос цепляют. Крюк должен быть, а его нету. Что в нашей державе, тоже не редкость. Но, по всем документам крюк, само собой, есть. А его нет. Вот что обычно. Как говорили про эту часть в те годы, чтобы деньги получить (скажем, квартальные или тринадцатую), надо было дать откат начфину — 10 %. Тоже своего рода национальная традиция. Но часть бдит изо всех пехотных сил. Бдели бы себе спокойно и дальше, да тут проверка из округа. 

И существование личного состава превращается в хорор. Драят все и вся. Особенности национальной традиции, как уже сообщалось. Бордюры покрасили, заборы выровняли. На гауптвахте можно вообще микрохирургические операции делать. Стерильно. А крюка нет. Вот такая засада. Уж и стол накрыли и штабных барышень за него усадили. Крюка нету.  Хоть вешайся. Но тоже нельзя — не на чем. Гадство. Для всякой иной армии наступил бы из-за такого крюка каюк. Ну представьте себе, что в батальоне «маринс» у тягача крюка нет. Такой тягач даже показывать никому не станут. Засмеют. Наши не смеются. Потому что не до смеха. Командир задачу перед толпой поставил (Чтобы через один час был крючок!) и кулак показал. И пообещал лишить не только звания, но и жизни вместе с первичными половыми признаками. И показал второй кулак. 

Но справились. Ну какой генерал станет крюк у тягача на прочность проверять? Слепили умельцы-художники крючок из пластилина. И даже сверху покрасили. Муха не сношалась! И все готовятся к застолью. Командование готовится к банкету с высокой комиссией. Командиры поменьше готовят «шило» собственным порядком — но уже для обычной пьянки. Старослужащие отдельно — дисциплину нарушать. А салагам не положено. И комиссия тоже желает одного — никаких изъянов не находить. Зачем? Финальная часть проверки. Высокий чин из округа со свитой подходит к этому несчастному тягачу. Командир рядом семенит. Вид делает что, как и члены комиссии, о скульптурных манипуляциях младшего командного состава не осведомлен. Командир для острастки опять тайком кулак показал. Дирижирует вверенным коллективом, как Агапкин оркестром. И вот генерал из комиссии стоит у тягача. Стоит и говорит. —Молодцы! Сказал и на крюк, гад такой, облокотился. Премию потом долго не видали. Хоть подмазывай начфина, хоть нет. Набдели, мля…

Сборник Дмитрия Кафанова "Жаборонки"