Все записи
19:50  /  20.03.15

505просмотров

ВРЕМЕНА ГОРОДА - МАРТ

+T -
Поделиться:

В каждом городе время года и каждый месяц этого года особенный. Москва не исключение. Я бы привел в пример и другие города, да в них и своих бытописателей хватает и ограничусь первопрестольной. И начну свой обзор с текущего марта. Начало календарной весны, начало новой жизни.

Ко всему прочему, март самый мой нелюбимый месяц года. Их таких неприспособленных для жизни в Москве четыре. Октябрь-ноябрь и февраль-март. До остальных надеюсь добраться позже, но март, я вам скажу... Как известно, в марте произошла Февральская революция (о эта наша вечная путаница с датами!), причем в Москве позиции большевиков были, на мой взгляд, пожиже чем в Питере, но так уж повернулась история нашего непутевого отечества, что мнение Москвы в нем проигнорировали, как выяснилось уже в новейшей истории, питерские умудряются вообще всю дорогу вылезать наверх. Субстанция такая. Но да Бог с ними. Март общеизвестен дамским праздником смысла которого никто не может понять. Но раз велят, то дарим цветы, никуда не денешься. Других общенациональных дат этот месяц не дарит. Но погода. Погода фонтанирует. Народное: Пришел марток, надевай семь порток, из-за глобального потепления пришлось задвинуть. Март уже лет 10, как поменялся с апрелем. В апреле идет снег, а в марте он упрямо тает. Воспользовавшись этой непредусмотренной привычным календарем оттепелью, прошелся я на днях своим излюбленным маршрутом — от Чистых прудов, до Арбата. И вы знаете, Москва в очередной раз удивила.

На бульварах вечернюю муть разгоняют файер-акробаты. Запах керосина пропитал бульвар, несется ветром к метро «Чистые пруды». В темноте пылающие шары крутятся, чертят безумные кривые. Молодые парни и девчата отрабатывают свой обычный номер. Ничего особенного. Но после зимней спячки зрелище бодрит. Идем с моею спутницей к Сретенке, к ее переулкам, воспетым писателем Вячеславом Кондратьевым. Как и вся Москва Сретенка была в наше время кастрирована и обесчещена. Великие ее переулки были принесены в жертву всемогущему богу наживы. Там где бродили неприкаянные влюбленные и опустошенные алкаши ныне свили гнезда малопонятные офисы, гостиницы и кабаки. Время «детское» - нет еще и 9 вечера, но здесь пустынно, март швыряется апрельским ветром в лицо, заманивая весной-обманкой. Через неделю по новой традиции вернется обратно зима, а пока мы рады обманываться несуществующей весной, бредем к Цветному бульвару. Провинциальная тишина опутывает редких встречных пешеходов. Где эти 15 миллионов населения великого города? Их сожрали офисы. В которых по случаю экономического спада народу тоже негусто.

Цветной бульвар встречает спорадическим недолгим оживлением. Но даже машин здесь не так много, как было еще лет 5 назад. Так я и не могу привыкнуть к лысому Цветному бульвару. Ураган 98 года, оставивший этот знаменитый бульвар без привычных деревьев давно забыт, а отметку он оставил на десятилетия. Прострелив себя через проезжую часть, ныряем в сумрак, ведущий к нелинейной геометрии колобовских переулков. Моя родина. Родина встречает невесть откуда материализовавшимися из ничего цыганками. У ног цыганок болтаются дети. Суматошно размахивая распечатанной на принтере картой ищут они какой-то дом, попутно напрашиваясь на ночлег. Увы нам, бездушным обитателям мегаполиса. Ничем не можем помочь. И мимо гаража ГУВД, оставляя за собой пустое эхо переулков выходим на Петровку.

На фоне мартовского ночного безликого неба видны бывшие строения Екатерининской больницы. Больницу тоже принесли в жертву, но уже не торговле, а политике. Здесь будет корпус то ли Госдумы, то ли Городской. А пока стройка затаилась в ожидании утра. Оставив стройку по левому борту, а молчаливый сад «Эрмитаж» справа выходим на Малую Дмитровку, чтобы окунуться в мир тени Настасьинского переулка. Лубочные изразцы хранилища Центробанка в такую темень не видны, но манят своей затаенной красотой здешние подворотни. Красиво-то красиво, но запах... Нескоро обитатели города усвоят истину о полезности общественных уборных. И даже официально-парадная Тверская оживлена лишь на проезжей части. Офисная Москва все еще едет домой. Тяжело им. Мы все восхищались пустотой и одиночеством, а седоки в парадных авто в тоске обтянутых дорогой кожей салонов стоят в окружении свиты единомышленников. А мы вышли уже к Патриаршим. Мимо пустых витрин и залов элитных ресторанов, мимо огороженных частных дворов. Великие пруды ждут изобильную толпу, которая хлынет сюда недели чрез три — отмечать настоящую весну, танцевать праздник влюбленной юности, заливая жару страсти вином и пивом. А сейчас серый проваленный лед пруда, незанятые скамейки. И только молоденькие барышни, почувствовавшие весну раньше кавалеров ходят время от времени по маршруту свиданий. Пока ходят парами, стреляют блеском глаз в поисках суматошного счастья. Доброй охоты! Курим на лавочке, вспоминаем, а я еще и жалею и завидую. Улетели годы.

А дальше по совсем пустым переулкам следуем в сторону Арбата. Москва раздавила своих обитателей, выгнала их из центра в пещеры квартир спальных районов. Где они ждут апреля, ждут лета, его сутолку пляжных дорогих сезонов. Переулки, окружающие Новый Арбат не так хватают за живое, как переулки Арбата старого. Редко-редко потеснит нас с проезжей пустой улицы дорогой лимузин. Мартовская тишина глотает людей и не дает сдачи. Даже Новый Арбат не стоит в пробке. Уехали в сторону Рублевки его автомобилисты. Мы ныряем в метро попрощавшись с городом. Молчит колокольня Ивана Великого, тих Александровский сад. Март. Март разлучник, март меланхолик прожевал людей и переваривает их для апрельского броска.

Спасибо тебе март. А еще спасибо моей спутнице Наташе Пуртовой. А еще, пожалуй, я слишком рано попрощался. Мой траффик истекает 9 апреля.

Комментировать Всего 2 комментария

А что это вас, Дмитрий, под замок посадили?

Вроде бы открыт материал. Замок не заперт. Или это только у меня?