Все записи
01:15  /  19.07.15

4004просмотра

MADE IN RUSSIAЯ

+T -
Поделиться:

Много сомнительных слов:

Я лежал на койке и вспоминал древний анекдот. Две подруги встречаются и одна у другой спрашивает: «Видала когда-нибудь глаза у мужа, когда ты минет делаешь?» На следующий день они опять встречаются, а у второй, которую спрашивали, фингал на полфизиономии. Первая удивляется: «Где это тебя так?» И та отвечает: «Знаешь, делала я вчера минет, а тут муж заходит. Видела бы ты его глаза!»

И вот я размышлял об этом, а одна симпатичная гетера орально занималась мероприятием из анекдота. Время от времени я встречался с ней взглядом и даже подмигивал, придерживая голову старательной барышни обеими руками (мне она представилась в свое время Наташей, а как уж там ее на самом деле зовут - не в курсе). Тут распахнулась дверь и в комнату на цыпочках втиснулась нагая товарка моей партнерши, прижимая к губам указательный палец, подкралась к серванту, взяла с него презервативы, шаловливо ухмыльнулась и, сделав стремительный шаг к нашему ложу, игриво шлепнула по заднице трудолюбивую Наташу. К слову о глазах - такого ужаса пополам с изумлением я вообще никогда не видел. Хотя больше пугаться стоило мне - никогда еще не был Штрилиц так близок к тотальной кастрации.

 

Уже когда я одевался и, стоя на одной ноге, впрыгивал в штанину, Наташа посетовала на грядущую ментовскую облаву. Девицы всегда знают о таких мероприятиях - им сообщают в тот же день, когда информация доезжает до начальства. А так как абсолютное большинство проституток в Москве работают через сеть телефонных администраторов, то новость летит раз в двадцать быстрее триппера в общежитии.

 

И я сразу вспомнил стенания Сашки - своего фотокора. Ему нужно было наснимать новую партию фоток проституток в архив. Лет 15 назад мы с ним застали облаву в центре. Тогда несколько десятков бабочек на высоченных шпильках, в мини-юбках и боевом гриме неслись нам навстречу по Театральному проезду, а за ними топотали дюжие ОМОНовцы. Зрелище фантастическое, многократно усиленное воплями Сашки, который, снимая, орал: «На старт! Внимание! Марш!» При этом он еще и подпрыгивал - Сашка любит разнообразить съемочный процесс. Как у него при этом получаются хорошие снимки, я не знаю. Сессия получилась сверхудачная, и он полтора десятка лет нещадно ее эксплуатировал во всех мыслимых печатных органах. И вот надо ему обновлять архив, а мне, значит, надо думать и об этом - без хорошего фотографа ты не репортер.

 

Про облаву было известно только то, что "жать" станут не только уличных - "от бордюра", но и работающих по квартирам, плюс левые бордели. Выйдя от девчат, я позвонил Сашке. Договорились принципиально и решили назавтра поболтаться по городу, а я заодно пообещал разнюхать погоду у ментов, чем немедленно и занялся. В милицейской пресс-службе дежурный заохал в трубку как филин, когда я попросил взять меня в рейд - информацию еще не сливали журналистам. Собственно говоря, ее и в пресс-службу забросили только-только. А места и даже округ вообще не сообщали - конспирация. Я порадовался надежности своих источников, дал слово самому не трепать до времени среди коллег и в свою очередь получил обещание быть причастным к этой сверх-секретной миссии.

 

По всему выходило, что настало время после потных любовных трудов задуматься о прохладительной рюмке. Мотоцикл был в ремонте, а значит, трезвостью можно не париться, тем более что в лавку идти не надо.

 

Уж лучше бы пошел. Как известно, хорош только первый стакан, остальные надо еще вспомнить. Коля из ментовской пресс-службы нарисовался уже в разгар веселья. Сашка, понятное дело, намного раньше. Как Сашка политнекорректно выражается, "мусоров" он не любит. И когда Коля появился, так его и назвал. Пока еще трезвый Коля это дело проигнорировал, но я еще не встречал сотрудника какой-либо пресс-службы, который бы не считал в глубине своей мятежной души, что он-то знает, как надо делать газеты и как снимать новостные сюжеты. И при этом отстаивает родное ведомство до пены на подбородке. Короче, Коля обиду затаил.

 

Наивно думать, будто у журналистов денег куры не клюют. Клюют, да еще как. У любимчиков начальства и баловней публики может это и так, но мои знакомые точно не такие. Поэтому из кабака мы довольно быстро перебрались сначала к Александру Сергеичу на скамейку, а потом и вовсе на Патриаршие - обратно на лавочку. Говорить о том, что согласно литературной классике такие посиделки возле прудов до добра не доводят, даже и не буду.

 

Осень уже начала расстреливать шевелюру деревьев, ускакали вечерние влюбленные парочки, остались лишь ветераны веселого фронта, их возгласы, беготня за добавкой и прочие сопутствующие детали. Что потом? Потом воспоминания переходят в частотный режим стробоскопа на дискотеке. Вот Коля борется с Сашкой (не забыл оскорбления, кто бы сомневался); вот Сашка роняет Колю в пруд - а вода в сентябре уже не та, что в июле; а вот мы бежим от наряда гвардейцев кардинала, причем Коля бежит совершенно напрасно - он, как ни крути, а целый майор МВД, но, видимо, поддался общему настроению. И уж совсем неудивительно, что в районе полуночи мы оказались у той самой Наташки, благодаря информации которой, если помните, мы все и пересеклись.

 

Потом сушили Колины шмотки на газовой горелке, в то самое время, когда их владелец уединился с Наташкой, а Саня с ее товаркой. В результате сушкой занимался я. И напрасно: одна штанина подгорела. А еще я отвечал на телефонные звонки Сашкиной жены, она все не могла в толк взять, куда он подевался. А я все не мог ей этого объяснить, стоял с телефоном, уперев лоб в холодное и черное оконное стекло в самом одиноком месте на Земле - ночной кухне квартиры, которую снимают проститутки.

 

Утром я двинул в редакцию, Сашка и Коля заскочили еще и по домам - за пилюлями от лучших половин. Иногда быть холостым выгодное дело.

 

Днем предстоящие ночные репортажи кажутся не такими заманчивыми, какими они представлялись накануне. Верка - моя непосредственная начальница – идею не одобрила, даже высказалась на тему того, что я стал повторяться.

 

- Ты когда таксистов обещал сдать? Шеф с утра напоминал. Говорил, что теряешь хватку.

 

Я исступленно таращил глаза и клялся вскорости сдать. Я не хватку терял, а сознание - так хотелось забиться в любой угол и просто отключиться. Вместо этого пришлось изображать весь день усердную работу - звонить ни в чем неповинным людям и досаждать расспросами, которые никуда не пойдут. А самое главное – это то, что расспросы материально для меня никак не стимулировались. К вечеру я так падал носом в клавиатуру, что Верка сжалилась, и мне удалось поспать пару часов дома.

 

Как выглядит ночная московская улица в центре, надеюсь, представляете? Саня и я, прямо как герои голливудского кина, скучали в салоне машины - на этот раз "дежурку" мне в лавке взять разрешили. Далее у тротуара, на пустой улице, рядком "спрятались" микроавтобусы телевизионщиков, дежурная машина ментовской ведомственной газеты и авто самих борцов с проституцией. Автобус с ОМОНом замаскировался в ярко освещенном переулке тут же, неподалеку.

 

В салоне "дежурки" уютно и приятно, осенний свет – мягкий, как масло, и негромкий, как звук из хорошей магнитолы. И выходить никуда не хочется. Только смотреть утомленными посыпанными песком глазами, как Коля обходит машины, бодро крутит головой и обещает, что все вот-вот благополучно начнется. Сашка веру в такой итог потерял еще час назад, когда мы сюда только прибыли и разглядели эту чудо-засаду. Только возможность сделать фото в ночном рейде, чтобы потом сказать жене: "Вот! Двое суток снимал, рук не покладая!" - не позволяла ему дезертировать. Администраторы телевизионщиков тоже ходили по улицам от машины к машине и что-то обсуждали.

 

Я поинтересовался у Коли:

 

- А местного участкового в плен взяли?

 

Оказалось, что нет, решили просто не информировать. Наивность некоторых деяний иногда не помещается в формат любых оценок. К этому времени я уже и курить не мог - мало того, что бодун еще держался (я не фотограф, мне чиниться нельзя), так был еще и не жравши - так хотелось выспаться, что не пообедал и не поужинал, а завтракал я еще во вчерашнем дне. Из всего этого умиротворения хотелось выпрыгнуть на капот машины, затопать ногами и закричать: «Вы бы еще ОМОН заставили поползать здесь под фонарями по-пластунски! Сводный оркестр МВД позвать, чтобы исполнил "Наша служба и опасна и трудна"! Поглядите, вон даже "талибы" со стоянки "джихад-такси", которые ничего на свете не боятся, и те свалили от греха. Сирену включите! Отчего все через анус и задом наперед?!» Само собой, что вопль звучал исключительно в моей больной башке.

 

Наконец борцы с пороком сообщили, что отправили в бордель, обреченный на заклание, разведчика, чтобы тот сделал "контрольную закупку", так это называется. Ушел и сгинул минут на 40. Что он там, невесту выбирает? А потом появился ихний старшой и заявил, что все отменяется, бордель оказался на замке. Вот чудо! Интересно, как они догадались взять выходной? Коля засуетился меж машин, как молодожен с гонореей (как тема материала влияет на метафоры!), обещая в следующий раз отменный улов. Я так понял, что его еще нескоро сделают подполковником.

Сашка тоже розами не благоухал. Он первым и предложил эту идею. Сходить к нашим старым знакомым, изобразить балаган.

В итоге в пул согласились войти три съемочные группы и парочка газет. Наташка, когда услышала мой голос в телефоне, посетовала: «Ты спишь когда-нибудь?» Как я этого хотел...

Мы, как организаторы мероприятия, само собой, не скидывались. Менты дали честное ментовское слово, что забудут этот адрес, ну а Сашка, наконец, получал возможность "отстрелять" новую серию снимков на тему "половая жизнь за деньги". К слову, накануне его обслужили в долг. Удивительно, что Наташка с подружкой на эту авантюру согласились. 500 долларов все же невелики деньги. Поэтому машины с прессой и полицаи оказались в непосредственной близости от знакомого двора. За истекшие сутки я тут был уже в третий раз, впору было просить политического убежища.

 

"Космонавты" благополучно убыли по месту постоянной дислокации - проститутки поставили дополнительное условие (кроме запрета снимать физиономии) - не беспокоить соседей, и это было самой трудной задачей, которую "спецура" с блеском выполнила. Впоследствии выяснилось, что терять девчатам был совсем нечего - они все равно съезжали с этой хаты и напоследок решили снять с места все сливки.

 

В жизни не видал такого деликатного штурма. Операторы и фотокоры работали по очереди (дверь в кавртиру открывали несколько раз и не сразу, а внутри зрителя ждали испуганные героини), только Сашка всю дорогу болтался на месте действия, а я большую часть времени провел в машине, где сочинил довольно бравый репортаж, изобилующий выражениями «ворвались», «всем оставаться на местах», «засада» и прочая. В итоге дали полосу со "свистком" на первой. С хорошими фотографиями отвернувшихся к стене падших женщин.

 

Кто мне теперь скажет, что я плохой репортер? Даже шеф не скажет. Но гениальней всех вывернулся Сашка. Отмазался от обвинений в супружеской неверности, продемонстрировав жене фотографию бабы, с которой он ей же изменял. Просто нет слов.

 

Не могу жить без мотоцикла. Если есть возможность, то перечислите деньги на счет: 40817810738043415638 Московский банк Сбербнка России БИК:044525225 корреспондентский счет 301018110400000000225 КПП775001001 инн7707083893 окпо579721160 ОГРН: 1027700132195

 

Или:

Произошла небольшая запротыка. Меня несколько запутали в Сбербанке. Вот куда надо переводить, если возникнет такое желание и если у кого-то перевести не удалось. Не могу жить без мотоцикла. Дошел до края, снится уже. Если есть возможность, то перечислите деньги на счет:: на счет:Сбербанк России № 63900238 9050604420 Кафанову Дмитрию Алексеевичу

Получатель: Кафанов Дмитрий Алексеевич,

Счет получателя: 40817810738043415638

БАНК ПОЛУЧАТЕЛЯ: МОСКОВСКИЙ БАНК СБЕРБАНКА РОССИИ,

ИНН получателя - ИНН физического лица - получателя (при наличии) отсутствует.,

БИК банка поручателя: 044525225:

Корреспондентский счет: 30101810400000000225,

Код подразделения Банка по месту ведения счета карты (для внутренних переводов по системе Сбербанка Росссии): 38903801173,

Адрес подразделения Банка по месту ведения счета карты: г. Москва, Коровинское шоссе, 5, корпус 1.

Для валютных переводов из-за границы:

Получатель: KAFANOV DMITRY ALEXEEVICH

Счет получателя: 40817810738043415638

Наименование банка получателя: SBERBANK (HEAD OFFICE - ALL BRANCHES AND OFFICES IN RUSSIA) MOSCOW RUSSIAN  FEDERATION? SWIFT-код - SABRRUM, Код подразделения

 SWIFT - код: SABRRUM

Код подразделения Банка по месту ведения счета карты (для внутренних переводов по системе Сбербанка России:)  38903801173

ИНТЕРЕСНЫЕ РАССКАЗЫ БУДУТ! мечты жизнь, не в жизнь. Как видите говорю правду. Кто меня знает, тот знает.