Все записи
21:15  /  1.12.18

4199просмотров

Немного про личный опыт и сотрудничество с властью

Журналист Сергей Пархоменко прокомментировал сегодня в Фейсбуке новость о вступлении в Общероссийский Народный фронт президента фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер. Этот шаг напомнил ему опыт Елизаветы Глинки,чье сотрудничество с властью ради спасения детей-сирот Донбасса превратило ее, по мнению Пархоменко, в «услужливое, потасканное ничтожество». Режиссёрка Женя Беркович отвечает журналисту Пархоменко

+T -
Поделиться:

Ничего не знаю про паллиатив, но кое-что знаю про сиротскую, коротко говоря, систему. Не знаю, надо ли объяснять, что без соприкосновения с государством в этой сфере ты даже начать делать ничего не можешь, потому что дети-то государственные. Я сейчас не буду писать о тех, кто эту систему реально меняет и чего им это стоит. Видела я один раз Елена Альшанская после какого-то сраного заседания какого-то *** министерства — это, ребята, краше в гроб кладут. Но не про них. Только про личное.

Наш малюсенький фондик состоит из двух человек. Marietta Tsigal-Polishchuk за все, и я на подхвате. Объём нашей, гкхм, деятельности не то, что с Нютой или Чулпан или Лизой или Митей не сравним и из космоса не виден, его из скворечника на березе не видать, но он есть.

Так вот я сразу сказала: Маш, я не буду контактировать с директорами детдомов, опеками, департаментами. Я ненавижу, не умею, не могу. Я разрыдаюсь и *** всех пошлю через минуту разговора (проверяли: так и происходит). Ок, сказала Маша, я могу, я буду.

Поэтому я, такая честная и принципиальная и тонко чувствующая, стала заниматься «образовательно-творческими программами», то есть всем интересным. А Маша осталась обеспечивать жизнь. Выбивать, пробивать, доказывать, договариваться, решать. Сотрудничать. Взаимодействовать. Коллаборировать. И на культурный форум ездила Маша, чтоб попробовать выйти на директоров спецучилищ. И вот это все.

Я вот недобрый человек, я лично господину Пархоменко и сочувствующим желаю хотя бы в течение месяца хотя бы по часу в день стоять под портретом Путина в кабинете какой-нибудь Натальи Никифоровны и решать этическую проблему: проявить честность и принципиальность, и Коля с Петей из четвёртой группы никуда не поедут, и лишатся хоть призрачного шанса вырваться из этой системы. Или улыбаться и кивать, улыбаться и кивать. Орать потом и водку пить от омерзения.

Я, ребята, один единственный раз психанула, не потому что честная, просто очень уж было тошно. Сказала дирекции дд — красивого такого детского дома, с портретом кого надо на входе — все, что о них думаю. И я, ребята, теперь живу и буду жить с Инной, Настей, Настей, Андреем, которые могли бы... но не...

Кстати, среди директоров детских домов есть удивительные люди. Вот Марина Ушакова из Челябинска например. Давайте все дружно попросим Марину Александровну перестать коллаборировать, не надо ходить на совет нечестивых, в Сирии детей убивают, пусть сидит, в фб комменты пишет про чистоту рук и совести.

А ее детьми пусть Пархоменко занимается. Он знает, как это сделать, не имея отношений с государством, прямо с броневика и с пулеметом.

Вы блин серьезно думаете, что кому-то из тех, кто реально работает на спасение людей, может хотеться вот в этом всем мазаться?! Сидит такая Нюта Федермессер и думает: тааак... 24/7 работаю, миллионов нет, семью не вижу, кругом боль и смерть, чего же ещё для счастья не хватает-то... Точно! Вступлю куда-нибудь, будет двойное удовольствие: видеть власть каждый день, и получать тонны говна от белых польт фейсбучных святых! Ура! Так и сделаю!

Перепост.