Все записи
03:02  /  28.01.21

7145просмотров

Эмиграция: девушки, дедушки и мужья-брошенки

+T -
Поделиться:

 

Madison, Wisconsin © Марина СайдуковаМой знакомый профессор музыки, двадцать лет назад эмигрировавший в Америку, как-то сказал, что у нас, эмигрантов, есть уникальный шанс прожить ещё одну жизнь. Да, это действительно так. Хотим мы или нет, но другая страна, язык и культура с каждым прожитым годом всё глубже проникают в подкорку и постепенно меняют тебя изнутри. Меняющаяся ты начинает иначе думать, по-другому смотреть на мир, хотеть другого и других. Происходит этой незаметно, но неотвратимо. 

Приятная часть этой трансформации заключается в том, что для того чтобы начать жить заново, не обязательно отказываться от прошлого, от того, что когда-то грело и радовало. Ну, по крайней мере, мне не пришлось отказываться. Конечно, есть среди эмигрантов и те, кто зарабатывает деньги и определенный статус на громкоголосном поругании России и всего, что с ней связано. Такие зачастую рвут с прошлым в режиме русского бунта, то есть "бессмысленно и беспощадно". Однако большинство из нас до сих пор скучают по родным городам и дворам, готовят "Оливье" на Новый год, смотрят российские фильмы. Но каждый прожитый в разлуке с родиной день капля за каплей расширяет русло реки, протекающей между нами сегодняшними и нашим прошлым. И с каждым годом родина всё больше становится похожей на альбом с фотографиями, которые размываются таким непохожим на минувшее настоящим.

Впрочем, всегда есть те, кто не захотел или не смог меняться. Люди разные и какая-то часть эмигрантов умудряются жить в другой стране настойчиво, до последней капли сохраняя всё своё густо-российское очарование, непонятные американцам бытовые привычки, своеобразное отношение к людям, и, увы и ах, недоброе отношение к друг другу. По понятным причинам особенно заметно этим отличаются обитатели этнические анклавов типа Брайтон Бич. Любопытно, что российские этнические меньшинства фактически функционируя внутри русскоговорящей диаспоры, формируют диаспору в диаспоре, осознанно или подсознательно копируя с младых ногтей знакомую диспозицию. Сохраняют ли эти люди свою российскую идентичность? И да, и нет. Да, потому что многие продолжают жить в русском языковом пространстве, а если и говорят на английском, то на безграмотном его варианте и через год после эмиграции и по прошествии 10 лет. Часто они же на эмоционально чистом русском отчаянно ругают Америку и американцев, отказываясь от интеграции и адаптации. В силу ограниченного диаспорой круга общения и простых профессий, члены не только русской, но и самых разных нью-йорских диаспор просто не нуждаются в настоящей интеграции, подразумевающей владение языком и адаптацию к новой социальной реальности. 

Эмигрировав, эти люди не начали новую жизнь, а продолжили существовать в "старой" реальности. Они привезли с собой кусочек родины, а потом, как мухи в янтаре, так и застыли в нём.  Такие зачастую застревают на Брайтон Бич. Справедливости ради надо заметить, что вышесказанное в одинаковой степени касается представителей и всех других диаспор в большинстве своём эмигрировавшим по экономическим причинам, но так и застрявших в полном сладких, и, увы, несбыточных обещаний, Нью-Йорке. Нью-Йоркские эмигранты десятилетиями снимают крошечные квартиры, они стирают, моют, чистят, строят, продают, ухаживают за богатыми стариками, обслуживают в ресторанах и кафе этот невероятный по своим потенциальным возможностям, а в реальности очень скудно и выборочно исполняющий мечты, город. 

Но, конечно, не все россияне эмигрируют на Брайтон. Многие, например, выходят в Америку замуж. Поэтому здесь можно увидеть мезальянс во всех его самых невкусных проявлениях. Не американские жёны часто сильно моложе и привлекательнее своих американских мужей. И это очень сильно бросается в глаза. Муж может быть старше жены на 10-30 лет, причем часто он не очень чтобы сильно богат, и совсем не хорош собой. Впрочем, конечно, смотря для чего и для кого. Если девушка с Филиппин или из Гондураса, или из российского, отчаянно спивающегося поселения городского типа, то для неё самый обычный американец с постоянной работой уже шанс. Я знаю пару с небольшой относительно прочих мезальянсов разницей в возрасте (12 лет), в которой муж выглядит старше своих лет, а жена, родом из Джакарты, внешне лет на 8 моложе ровесниц-американок. Более того, эта женщина совершенно крошечных размеров и потому выглядит ещё моложе. То есть визуально разница в возрасте тянет на все 25 лет. Так вот когда они как-то раз пошли в ресторан поужинать, кто-то из гостей ресторана, будучи не в силах взирать на сцену из набоковской "Лолиты", вызвал полицию. Полиция, прибыв и проверив документы пары, конечно, извинилась, оставив гостей ресторана в известном недоумении. Я знаю эту семейную пару лично, но даже мне трудно избавиться от восприятия их как "девушки и дедушки."

Другая знакомая родом из типологизированной выше российской провинции, в 26 лет вышла замуж за 54-летнего американца, который лыс и страшен, но носит парик, что отчасти снимает первую проблему, но не решает второй. Девушка надеялась пожить в браке пару лет, получить гражданство, развестись и не видеть больше ни парика, ни старика. Но не тут-то было. Он заставил её подписать брачный договор, по условиям которого она отказывается от всех материальных претензий в случае измены или развода. В этом же договоре сказано, что он не хочет иметь детей, а поэтому их у них нет и не будет. Она живёт в полном материальном достатке, но без детей, и, судя по выражению её лица, без любви. Но, видимо, это всё же лучше, чем жить в российском пгт, который предлагал два варианта развития событий: выйти замуж за местного бандита, либо не выйти за него, но постоянно бояться быть изнасилованной им же. Впрочем, она вскользь упомянула и третий вариант - уехать в областной центр и выйти за полунищего инженера, который к сорока годам либо спился бы, либо изменял бы ей с одной из её подруг, либо то и другое. Я отнюдь не утверждаю, что в Америке все как один хранят друг другу верность до гробовой тоски. Однако наличие судебной отвественности за измену и финансовые издержки, отрезвляют излишне темпераментных граждан. В некоторых штатах, в том числе и в Северной Каролине, откуда я пишу этот текст, к ответственности привлекают не только изменившего супругу/супруга, но и их новых пассий, которых также могут обязать выплачивать экс женам/мужьям моральный ущерб. Что опять же придерживает народ от массовых движений влево. 

Очень многие пары, эмигрирующие в Америку семьёй, пожив здесь несколько лет, разводятся. Чаще всего женщины оставляют мужчин, а не наоборот. Во многом это связано с тем, что женщины по своей природе более гибкие, поэтому легче, а главное, быстрее адаптируются к новым реалиям. Я не изучала подробно этот феномен, и возможно что не совсем права, но по моим наблюдениям, мужей-соотечественников чаще всего оставляют образованные женщины, владеющие профессией, которая может прокормить. С практической точки зрения, я хорошо понимаю этих женщин: без мужа-россиянина порой легче, чем с ним, с мужем-американцем, напротив, проще и адаптироваться, и в карьере продвигаться. Конечно, американцы разные, но, как правило, они не считают бытовые нудности исключительно женскими обязанностями и многие неплохо, а главное регулярно готовят и также регулярно занимаются детьми. Впрочем, некоторых здесь подстерегает неожиданная опасность в виде гипертрофированного равенства полов. Подруга моей знакомой как-то выкладывала в соцсетях посты, где муж напоминает жене, что она должна ему половину денег за ужин в ресторане и за куртку для дочери. Такое тоже бывает, в семье, как говорится, не без урода. Но самое главное, быcтрее всего женщины-эмигрантки бросают тех, которые упорно продолжают верить в то, что жена должна работать по дому, и на работе. К сожалению, такие мужья-брошенки надолго остаются одинокими в Америке, если, конечно, остаются. Порой последние возвращаются на родину не солоно хлебавши. Но кого винить, когда ты так невменяемо неизменяем и отказываешься прожить ещё одну жизнь ...