Все записи
18:44  /  20.02.14

1717просмотров

ИНОРОДЦЫ И ВАРВАРЫ 2

+T -
Поделиться:

ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало http://www.snob.ru/profile/28033/blog/72261

ЭТНИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В РЕГИОНАЛЬНЫХ ПАРЛАМЕНТАХ

Законодательные собрания национальных республик РФ представляют собой известное многообразие как по структуре, числу депутатов, так и по представительству в них основных этнических групп. Рассмотрим в качестве примера Народный Хурал Республики Бурятия (НХ РБ).

НХ РБ является однопалатным органом, избирается раз в 5 лет, в его состав входят 65 депутатов. Национальная (этническая) квота в республиканской легислатуре есть только у эвенков.[15] Депутатами четвертого созыва НХ РБ в декабре 2007 г. были избраны 31 бурят, 30 – русских, а также эвенк, дагестанец, грузин и немец. В предыдущем созыве бурят было 28 чел., русских – 34.[16] Таким образом, в бурятском парламенте сохраняется примерно равное представительство основных этносов. Подобная картина наблюдается и среди депутатов муниципальных законодательных собраний.[17]

Вместе с тем, ряд исследователей, очевидно разделяющих точку зрения о необходимости введения непредусмотренного российским законодательством пропорционального представительства (в соответствии с долей этноса среди населения республики)[18], ставит вопрос о нарушении в РБ принципа равных этнических прав. «В Республике Бурятия, - пишет А. Зверев, - создаётся миф о реальности равных этнических возможностей на представленность во власти, не учитывающий реального этнического соотношении в регионе, что приводит к непредумышленной неявственной дискриминации в пользу тех, кто представляет в регионе этническое меньшинство».[19]

Между тем, паритет представителей основных этносов в РБ сохраняется только в законодательной власти. В исполнительной власти наблюдается иная картина. Например, на уровне первых руководителей в правительстве республики преимущество явно принадлежит русскому этносу. По данным на начало 2006 г. в 11 министерствах и ведомствах 8 министров были русскими, 3 – буряты. В декабре 2007 г. в правительстве также работали 8 русских министров и 2 руководителей бурят.[20] «Силовой» блок был представлен 4 русскими руководителями (МВД, ФСБ, Военный комиссариат, МЧС) и 2 бурятами (Верховный Суд, Прокуратура). Среди руководителей агентств, комиссии и палат при правительстве РБ 7 русских, 2 бурят. Управления возглавляли 25 русских руководителей и 10 бурят.

В прошлом году (на момент публикации статьи это был 2007 г) доля бурят, занимавших руководящие должности в администрации президента республики, несколько снизилась. Если в апреле 2006 г. среди 8-ми советников президента было 5 русских и 3-е бурят, то в декабре 2007 г. из 5-ти советников только один был бурят, остальные русские. В 2006 г. 4 бурят (в том числе и первый заместитель) и 2-е русских являлись заместителями президента. В 2007 г. их число сократилось до 4-х чел., из них 2-е - буряты, 2-е - русские. Руководителем администрации президента до смены власти в регионе был бурят, в работе ему помогали два русских заместителя. В прошлом году администрацию президента возглавил русский, оба заместителя также русские. Незначительно изменилась ситуация среди руководителей комитетов и управлений при администрации президента: 2006 г. – 3-е бурят, 3-е русских, 1 кореянка; 2007 г. – 2-е бурят, 3-е русских и 1 кореянка.[21] В ГД пятого созыва от Бурятии были избраны 3 русских депутата, 1 бурят. Сенаторами от РБ в Совете Федерации являются бурят и еврей.  

Таким образом, вряд ли обосновано говорить о наличие в Бурятии «непредумышленной неявственной дискриминации» большинства, тем более констатировать «тенденцию увеличения этнической представленности в региональной элите коренного этноса».[22] Кроме того, численный паритет не является показателем политического доминирования какого-либо этноса, тем более в отсутствии у его представителей этнической квоты в легислатуре и других структурах власти. В целом же можно констатировать, что Народный Хурал, как и муниципальные заксобрания в РБ, являются не только законодательными, но выполняют и представительные функции. Вместе с тем, представленность основных этнических групп населения в структурах власти не является результатом работы правовых норм. Скорее речь идет о социально-политической практике, сложившейся еще в советское время.

Неформальные правила и принципы также не последнюю роль играют в институционализации политической системы Китая. Согласно одному из них партийные лидеры, в том числе и в национальных автономиях, назначаются только из числа ханьшуй. Однако помимо этого в стране работают и законодательные процедуры обеспечения этнической представленности миноритариев во власти.

В отличие от РФ, в КНР нет равного избирательного права. Неравный характер избирательного права выражается в сочетании увеличения норм представительства для сельского населения по сравнению с городским и их понижения для национальных меньшинств (которые также могут относиться к сельскому населению). Нормы представительства для миноритариев, в случае если их численность в автономии составляет менее 15%, могут быть уменьшены вполовину и более по принципу – чем меньше численность этноса, тем меньше норма представительства.

Выборы депутатов в местные собрания народных представителей в районах компактного проживания национальных меньшинств проводятся раздельно или совместно с другими национальностями "в зависимости от характера межнациональных отношений и с учетом места проживания различных национальностей в данном районе" (ст. 19 Закона о выборах). Одним словом, китайская избирательная система гарантирует получение мандата депутатами от этноменьшинств вне зависимости от их доли в составе населения или компактности расселения.[23]

ЭТНИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

Что касается исполнительной власти, в китайском варианте - народных правительств, то по закону их главами в автономных районах, округах и уездах назначаются граждане той национальности, которая осуществляет автономию. Кроме того, в законе оговаривается избыточное или чрезмерное этнопредставительство: «Если население национальности составляет менее половины или еще меньше от общего количества населения данного района, то численность кадров этой национальности по отношению к ее населению обычно бывает выше установленной пропорции».[24]Европейским примером подобного механизма является Великобритания, где Шотландия и Уэльс имеют больше членов парламента в Британской палате общин, чем они имели бы, если бы единственным критерием была численность населения.

Делопроизводство в автономиях Китая также ведется на двух языках, при этом китайские кадровые работники, как правило, в совершенстве владеют языком этноса, осуществляющего автономию.[25] В России, как известно, делопроизводство повсеместно ведется на русском, и только в нескольких автономиях осуществляется частичный перевод документооборота на «титульные» языки.

Что касается представительства миноритариев в партийном аппарате КПК и высших органах исполнительной власти, то здесь можно говорить скорее о пропорциональном уровне этнопредставительства. Среди 24-х членов Политбюро ЦК КПК один представитель меньшинств – хуэец. В Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины (всего 121 чел.), 8 представители меньшинств (2 тибетца, 2 маньчжура, по одному мяо, баян, монгол, хуэ). В народном политическом консультативном совете КНР среди 27-ми заместителей председателя 5 – миноритарии (2 тибетца, хуэец, уйгур и чжуанец). Один из 3-х заместителей председателя Госсовета (аналог кабинета министров) хуэец.[26] Напомним, что среди 5-ти заместителей главы правительства РФ представителей этноменьшинств нет.

Вместе с тем в большинстве государственных комиссий Всекитайского комитета НПКС этнические меньшинства не представлены. Исключение составляют комиссия по делам образования, науки и техники, культуры, здравоохранения и спорта - в ней из 14-ти заместителей председателя 4 миноритарии: двое чжуанцев и двое маньчжур, и комиссия по делам национальностей и религий, которой руководит маньчжур. 9 из 14-ти его заместителей также миноритарии (тибетка, чжуанец, маньчжур, монгол, кореец, уйгур, тибетец, мяо и хуэзец). Еще в одной комиссии - по иностранным делам, один из заместителей председателя маньчжур. Вместе с тем миноритарии, впрочем, как и в РФ, не представлены в «силовом» блоке: в Центральном Военном Совете, среди военачальников Народно-освободительной армии Китая, руководителей высшего и среднего звена Верховной народной прокуратуры, Верховного народного суда.

В нижней палате российского парламента также есть комитет по делам национальностей. В его составе двое – заместитель председателя и член комитета – представляют этнические меньшинства. Однако сам комитет можно назвать одним из самых непопулярных среди депутатов, в его составе  всего 8 чел. В то время как, например, в составе комитета по бюджету и налогам – 43 депутата, по экономической политике и предпринимательству – 26, по обороне – 23. В Совете Федерации профильного комитета по делам национальностей нет. Есть комитет по делам Севера и малочисленных народов, но его деятельность ограничена делами одной группы этносов. В отличие от китайского аналога, руководитель этого комитета, его заместители и рядовые члены не являются этническими представителями малочисленных народов.

В высших органах исполнительной власти Российской Федерации в отличие от китайских госструктур, миноритарии представлены мало. Рассмотрим в качестве примера правительство РФ. Среди руководителей федеральных министерств, служб и агентств на уровне первых лиц и их заместителей работают семнадцать представителей российских этноменьшинств.[27] Четверо из них являются министрами правительства РФ (всего шестнадцать министерств), пятеро – заместителями федеральных министров, двое руководят федеральными агентствами (всего в правительстве тридцать четыре агентства), пятеро являются заместителями глав федеральных агентств, один – руководит федеральной службой (всего тридцать четыре службы). Среди глав Госкомитетов и их заместителей представителей этноменьшинств нет.

В отличие от российского правительства, в Госсовете КНР со времен Мао и до сих пор работает Госкомитет по делам национальностей. И в китайской системе госуправления ему придается особое значение. Косвенно об этом свидетельствует то, что именно этот комитет возглавляет официальный список структур Госсовета КНР. Кроме него вопросами национальной (этнической) политики в стране ведают уже упомянутая выше комиссия ВК ПКС, подобная ей комиссия создана также при ВСНП.

 ххх

Проведенный сравнительный анализ институтов этнического представительства в российских и китайских структурах власти не претендует на исчерпывающее освещение всех аспектов этой важной проблемы, но дает представление об основных тенденциях их развития. А они таковы.

В современной России, как свое время и в СССР,[28] сохраняется невысокая представленность миноритариев в федеральных структурах исполнительной власти и сокращение их доли в общероссийских легислатурах. Вместе с тем, на региональном уровне, в частности в большинстве законодательных собраний национальных республик сохраняется паритетное представительство основных этнических групп, которое, однако, исходит не из законодательных гарантий, а является результатом действия неформальных правил и установок, организующих политическую систему.

В КНР сравнительно высокое этническое представительство миноритариев в органах власти разных уровней закреплено де-юре. Что, впрочем, пока не дает меньшинствам возможности для выработки и принятия политических решений. Но национальные автономии  КНР самостоятельны в решении социальных, культурных и целого ряда важнейших экономических вопросов. За время, прошедшее с начала экономических реформ и политики открытых дверей, среди этноменьшинств сформировался свой класс состоятельных людей, чьи интересы оказывают все большее влияние на развитие автономий и в целом на характер отношений центра с регионами. По мнению наблюдателей, современный китайский унитаризм, выражающийся в значительной власти КПК как консолидирующей идеологической организации в сочетании с растущей экономической самостоятельностью регионов и автономий, постепенно перерастает в реальный федерализм.

Однако было бы поспешно только на основании положительного китайского опыта делать выводы о безусловной прямой корреляция между развитием института этнического представительства и тенденцией демократизации государственного устройства. Вместе с тем любой опыт, тем более страны, достигшей больших экономических успехов в условиях жесткой международной конкуренции, безусловно, достоин внимательного изучения. 

 

[15] Для эвенков в свое время был создан специальный округ, который напрямую делегирует в Народный Хурал своего депутата. Подобные квоты в региональном парламенте есть у малочисленных народов Ямало-Ненецкого округа.

[16] Народный Хурал Республики Бурятия. Третий Созыв // Изд-во Нова Принт, Улан-Удэ, 2007., С. 130. Один из депутатов НХ досрочно сложил свои полномочия.

[17] В январе 2006 г. 41% (1036) депутатов муниципальных заксобраний РБ были буряты, 56% (1438) – русские, представители других этносов - 3% (75). Источник: Официальный сайт Избиркома РБ http://www.buriat.izbirkom.ru/

[18] Буряты сегодня составляют 26% населения РБ, русские - 70%.

[19]Зверев А.Л. Актуализация региональной идентичности в условиях политической трансформации российского общества в постсоветский период: На материалах Республики Бурятии : Дис. ... канд. полит. наук : 23.00.02 М., 2003. РГБ ОД, 61:04-23/63-6, С. 173.

[20] Одно министерство было реструктуризировано

[21] Приведенные данные по этническому представительству в правительстве и Администрации президента РБ подсчитаны автором по телефонным справочникам соответствующих структур с привлечением работников кадровых служб. Официальная статистика на этот счет признана закрытой информацией. 

[22]Зверев А.Л.  Цит соч. С. 177.

[23] Нормы представительства для рассредоточено проживающих национальных меньшинств также могут быть уменьшены.

[24] Закон о национальной районной автономии // газета Женьминь жибао-онлайн  http://russian.people.com.cn/

[25] Это подтверждает личный опыт общения с китайцами, проживающими в АВРМ, ТАР и СУАР, а также результаты экспертного опроса, проведенного автором в указанных автономных районах КНР.

[26] Здесь и ниже приводятся данные, подсчитанные автором по официальным спискам сотрудников органов власти КНР, опубликованных на сайте газеты «Женьминь жибао-онлайн»  http://russian.people.com.cn/,  газеты China Today http://www.chinatoday.com/ и официального сайта КПК http://cpc.people.com.cn/

[27] Среди них аджарец, грузинка, 6 евреев, калмык, немец, 5 татар, тувинец и чеченец. Здесь и ниже приводится информация, собранная автором. Источник: официальный сайт правительства РФ, сайты федеральных министерств, агентств и служб. http://www.rsnet.ru/main/ministry/isp-vlast44.html

[28] Тенденция к сокращению представительства миноритариев в центральной власти наметилась еще в первые советские десятилетия: «Степень этнической мозаики высшего политического руководства не была одинаковой и, проведенный анализ по десятилетиям показал, что рекрутирование в партийный арсенал представителей нерусской национальности постепенно сокращалось и 70-80-е гг. достаточно сильно отличаются в этом отношении от 20-х гг.». Тишков В.А. Национальность – коммунист? (Этнополитический анализ КПСС) // Полис – 1991. - № 1(2).