Все записи
01:17  /  4.01.15

4501просмотр

Почему Байкал не Гибралтар

+T -
Поделиться:

В желтом облаке сансары вертолет страдает старый

Мне поет закрыв свой рот виртуозный полиглот

Лабрадор

Гибралтар

Начинается пожар

Гибралтар

Многоликие монголы пьют карбидовые смолы

Турки скачут по гробам прямо в город Амстердам

Лабрадор

Гибралтар

В. Бутусов

Я так давно не писала, что некоторые мои читатели уже, наверное, позабыли о чем это я, собственно, в своем блоге рассуждаю, что и с кем обсуждаю. Я здесь пишу о разном. Но в основном про бурят и бурятскую культуру, науку, историю и современность. Сегодня, предлагаю поговорить о том, почему Байкал не Гибралтар и готовы ли мы забыть, ну или для начала осознать вмененность так называемых субтерриториальных различий между отдельными группами бурят.

Готовы ли мы, буряты, к тому, чтобы серьезно, не в рамках витринно-пляско-песенно эрзац национальной культуры, превратить наше культурное и социальное пространство в нечто по-настоящему бурятское? Я сейчас не сколько о  бурятском языке, лингвистические особенности которого заставляют носителей разных диалектов переходить на русский, потому что им так проще общаться (О том, отчего это так и что делать, мы говорили здесь же в моем блоге еще полгода назад, а потом долго и мучительно обсуждали эту непростую тему в Facebook). Сейчас я о другом. О том, насколько мы готовы жить в культурном пространстве, где все, не только язык, бурятское, и где по-настоящему престижно быть актуальным носителем современной бурятской культуры. И насколько те из нас, кому повезло не только родиться бурятом, но и стать носителем языка и культуры, готовы признать за другими, теми кому не случилось всего этого обрести, их право быть бурятами и участвовать в формировании бурятского культурного пространства.

© Dima Galsan© Dima Galsan

Колонизации для бурят-монголов одновременно означала и модернизацию, да, с трагическими потерями, но, как говорится, другой колонизации у Российской империи для ее народов не было и выросло то, что выросло. Но, несмотря на все наши трагические потери, последствия которых мы все еще ощущаем, колонизация и последовавшая за ней жесткая, безкомпромиссная модернизация, сделала нас сильнее, яростнее и что особенно важно, конкурентноспособнее: в результате мы выжили и сохранили свою культуру. И на взгляд многих это самое ценное, что у нас есть и чем мы можем поделиться с миром. Мы выжили как буряты и носители нашей и одновременно русской культуры, и именно поэтому я сегодня пишу это в своем блоге на “Снобе” из США, а вы это читаете сидя не только в Улан-Удэ, Чите, Иркутске или в Москве, но и в Париже, Лондоне, Нью-Йорке и Токио.

Вместе с тем та самая колонизация, частью коей была руссификация с одновременным обесцениванием всего нерусского надолго уронила престиж всего бурят-монгольского в нас самих, в нашей жизни, в нашей системе ценностей. Полагаю, здесь стоит заметить, что нужно иметь в виду, что, как говориться, ничего личного, ничего специально анти бурят-монгольского империя не имела в виду - руссификация одинаково неласково, грубо, тяжелым катком прошлась по всем другим нерусским культурам империи тоже и многие из них были вовсе раздавленны этим катком.

© Dima Galsan© Dima Galsan

Замечание про отсутствие личных, специально анти бурят-монгольских мотивов у империи здесь не случайно. Дело в том, что в последнее время я все больше замечаю уродливые гримасы виктимного комплекса в про-бурятских текстах и мне это очень не нравится. Более того, меня это настораживает, потому что человек, в проблемах которого виноваты все, только не он сам, даже если с ним на самом деле когда-то обошлись несправедливо и даже жестоко, почти безнадежен. Прежде всего потому, что абсолютно уверен, что в связи с фактом исторической жестокости ЕМУ ВСЕ ДОЛЖНЫ. Искренне уверовав в это, человек теряет субъектность и становится объектом. А это уже не вполне человек.

Да, бурят привели к общему знаменателю, да, отобрали земли, да, сожгли дацаны, да, заставили говорить на чужом языке и расстреляли лучших из лучших. Об этом надо помнить, об этом надо рассказывать детям на уроках истории в школе и в университетах, но нельзя жить и дышать только этим. Нельзя навязывать целому народу комплексы народа-жертвы. Жертва - это как-то слишком безнадежно. Жертва - это проигравший. Жертва - это не про мой народ. Буряты - не жертвы, мы все еще живы и способны жить и развиваться дальше не благодаря, так вопреки.

© Dima Galsan© Dima Galsan

Как этническая группа, как нация или этно-нация (что пока спорно, в том числе и потому, что сами термины академически и политически небезупречны) пока еще очень далеки от того, чтобы перерасти так называемые субэтнические различия, а порой и просто разницу между бурятской деревней и единственным в своем роде, бурятским же городом - солнечным Улан-Удэ. Даже в головах моего поколения, даже среди тех, кто родился и вырос в столице (хотя справедливее, наверное, будет написать в столицах - ведь уже подросло поколение московских и питерских бурят, тех, кто родился и вырос в двух российских столицах и считают себя бурятами) до сих пор живы субтерриториальные или говоря обыденным и намеренно сниженным языком - ничего не могу с собой поделать, не нравится мне это бурятское народное развлечение, - районно-племенные предрассудки.

© Dima Galsan© Dima Galsan

Почти все мои знакомые буряты - это неплохо, а порой и просто прекрасно образованные и неглупые люди. Я думаю, что вы в курсе, что получение образование у бурят давно уже стало главной национальной забавой или даже одним из признаков бурятскости. Так вот эти самые, как правило совсем еще не законстеневшие разумом люди, в быту, а часто и на публике:

- позволяют себе нелестные высказывания по отношению к так называемым “головарам” (деревенским), в том числе из-за их сильного бурятского акцента и вообще слишком большого объема бурятскости на одну негородскую голову. Причем городской снобизм особенно часто поражает тех, кто сам никогда не пил кофе на Манхэттане, не участвовал в японской народной давке в токийском метро и кому лично не привелось разглядывал выдающийся нос не менее выдающегося адмирала Нельсона на Trafalgar Square. Одним словом кто сам никогда не был в настоящем city. Почему-то именно их особенно сильно пугают бурятские народные головары.

- либо так называемые “иркутские” буряты ведут себя высокомерно по отношению в другим бурятам, на том основании, что большинство министров и артистов прошлого века бурятской истории, как, впрочем, и сейчас - выходцы из Иркутской области. Причем чаще всего, опять же, высокомерие проявляют те, кто лично никогда не долетал до высоких кабинетов, не пел в La Scala, и уж точно никогда не добирался до сверкающих вершин научного понимания явлений и процессов, их предопределяющих

в то время как “незападные” буряты считают, например, что социальный лифт не тянет их вверх лишь оттого, что они, де, буряты “восточные”. Что мне лично очень напоминает жалобы чернокожих британцев или американцев на то, что они, собственно, чернокожие и поэтому все в их жизни сложно. Хотя любой социолог, а порой и просто вдумчивый человек понимает, что дело не в цвете кожи, хотя бы потому, что есть чернокожие эмигранты, приезжающие сюда из Африки и добивающиеся успеха в этой стране, в то время как остальные сетуют на дискриминацию и проводят всю жизнь за овощным прилавком. Но часто дело не цвете кожи,  и не в районно-племенных особенностях отдельного взятого бурята или бурятки. Дело зачастую в самом не выдержавшем конкуренции человеке, как в том анекдоте про шепелявую корову "ну не шмогла я, не шмогла."

  • © Dima Galsan© Dima Galsan

Что особенно интересно, так это то, что на самом деле мы уже давным давно все перемешались, переженились, нарожали маленьких пухлощеких любопытных бурят, которым мы на самом деле всерьез собираемся передать всю эту чушь про “лучше ночевать у черта, чем у сонгола?”

Со стороны мамы у меня 12 кузенов. Они женаты на бурятках всех возможных регионально-родовых конфигураций, калибров и происхождений и вполне себе живут счастливо. Мой зять хонгодор, но почему-то именно это меня в нем никогда не раздражало. Мы долго привыкали к друг другу, далеко не со всем в друг друге соглашались, но совсем не потому, что наши предки из разных частей нашей солнечной и красивой Бурят-Монголии. Или все-таки мешало? Надо будет на досуге повспоминать, что такого раздражаюшего есть в хонгодорах. Что-то ведь должно быть! На всякий случай замечу, это я так шучу, к хонгодорам я отношусь с особенным трепетом, хотя бы потому, что все трое детей моей любимой сестры, ровно наполовину жоские буряцкие горцы хонгодоры.

© Dima Galsan© Dima Galsan

Мне очень везет на людей умных, начитанных и образованных. Впрочем, мне вообще везет на хороших людей со светлой головой и добрым сердцем. Потрясающее сочетание, правда?!. Самое лучшее, на мой взгляд. Ах, да, забыла упомянуть про развитое чувство юмора, ибо без него никак и никуда и как-то не по-бурятски. Ведь буряты люди с юмором, и ценят его в других людях, не так ли? Надеюсь, что так. И если так, то нельзя забывать посмеяться и над собой.

Но вернемся. В силу моей профессиональной специализации я знакома почти со всем широким спектром так называемых бурятских националистов: от яростных сторонников выхода Бурят-Монголии из состава Российской Федерации, и, видимо из ума, до вполне вдумчивых, а главное не только рассуждающих, но и делающих что-то реальное, бурят, в чьих сердцах всегда горит огонь любви к нашей бурятской родине, ее бескрайним полынным степям, хрустальным горным вершинам и святому бездонному Байкалу (Ах, как я скучаю по тебе, моя Бурят-Монголия!). Но, как правило, ни те, ни другие, порой даже не задумываются, а если задумываются, но не знают ответа на вопрос, насколько привнесенными и вмененными являются все эти племенно-районые размежевания и его генеральная линия, как Гибралтар разделающая мой народ на “западных” и “восточных” бурят. Как политолог, хотя я вроде теперь больше политический антрополог, но не суть, я абсолютно уверена, что этот самый "гибралтар" - один из самых успешных проектов колонизации, реализованный под старым девизом divide et impera. Возможно, еще все обернется так, что у меня будет возможность собрать побольше документальных свидетельств этому факту.  А если кто-то раскопает в имперских архивах возможно города Иркутска, что-то на эту тему до меня, я буду только рада и как говориться, дарю мысль и идею. Но пока, я приведу здесь два своих аргумента в поддержку тезиса о том, что разделение на “восточных” и “западных” было искусственным и вмененным.

© Dima Galsan

Моя бабушка, Осорхон Урмахтановна, курила трубку и плохо говорила по-русски. В ее матримониальных пожеланиях мне, своей младшей внучке, она говорила следующее: “Мангад не ходи, армян не ходи, восток не ходи, манай хубуун ходи.” Думаю, всем понятно без перевода. На всякий случай “мангад” - это неофициальное, народное наименование русских. Я сильно извиняюсь, что моя бабушка так не политкорректно высказалась тогда, но как говорится из песни слов не выкинешь. Кому не понятно, в стародавние времена “мангад” или “мангадхаями” буряты именовали чудовищ в своих легендах и сказках. Отсюда неполиткорректность. Во всем виноваты наши бурятские пионеры, я о тех кто первыми увидели наших колонизаторов, которые показались им совсем не симпатичными. Отсюда и знакомое всем бурятам с детства "муу мангад". 

То, что бабушка назвала армянина “армян”, ну это, согласитесь, понятно, ну нет в бурятском специального слова для представителей этого народа, они ж вон где, а мы там, где их нет. Ну или почти нет. Но там у них тоже очень красиво, я была в Армении, и, если сложится, поеду еще. Но слово “восток” есть в любом диалекте бурятского языка, и бурятским моя бабушка владела так, что могла словом как плеткой скинуть иного неудачника с коня, или перепеть любую свою односельчанку хлесткой бурятской частушкой, коими полушутя-полусерьезно обменивались и старались друг друга поддеть бурятские женщины на наших широких свадьбах. Но выражение “восток бурят” существовало в лексиконе моей бабушки именно в таком вот полубурятском-полурусском виде, а в чисто бурятском виде нет. Как не существовало и до сих не существует его в других бурятских диалектах по той простой причине, что сами бурят-монголы делились на рода и кланы, но никогда не делили сами себя на восточных и западных, поскольку наш Байкал, никогда не мыслился как преграда, отделяющея пастбища западнее Байкала от тех, что лежат восточнее озера-моря. И если с севера буряты редко обходили Байкал, то с юга всегда, более того, отдельные группы справедливо считают земли к югу от Байкала своими родовыми. По обе стороны от озера жили ныне условно называемые “восточные” и “западные” буряты в таком вот смешанном состоянии. Последняя большая миграция ольхонских бурят на восток была именно по льду Байкала. То есть полгода, а именно столько Байкал стоит закованный сине-голубым льдом, и все это время его необязательно было объезжать с юга или с севера, чтобы попасть на противоположную сторону.

© Dima Galsan© Dima Galsan

Одним словом, Байкал - не Гибралтар, отделяющий Средиземноморье от Атлантики, и разделение на западных и восточных бурят не так уж и естественно, а скорее привнесенное и политически инспирированное колониальной политикой, и возможно когда-то лишь административное деление. Не более того.

Учитывая то обстоятельство, что бурят - это довольно редкий вид человека разумного на этой планете (не забывайте, нас всего-то полмиллиона), странно сегодня, в 2015 году с Рождества Иешуа Ганоцри продолжать лить воду на мельницу, запущенную слугами империи, которой уже почти сто лет как нет на карте мира. Империи нет, но мы-то с вами все еще здесь.

С Новым Годом и с Рождеством вас, дорогие читатели!

Желаю всем в новом году побольше разумного смысла во всем: в окружении, в поступках, в словах и в происходящем вокруг вас. Ну и в бурятских вопросах тоже.

© Dima Galsan© Dima Galsan

P.S. Как говорит мой знакомый американский летчик и профессор океанологии, "к сожалению, common sense не такой уж и common", но мы все равно будет надеятся, что он нас не покинет и в новом 2015 году! Ом!

 

 

Комментировать Всего 8 комментариев

Спасибо! Буряты - этнос, представители которого меня удивляли чаще всего.

Эту реплику поддерживают: Iouri Samonov, Марина Сайдукова

Спасибо, Сергей. А можно узнать чем именно удивили?

Ну Вы же представляете априорное восприятие русским представителей этнических меньшинств Сибири? :-) В моем случае, правда, было немного легче - мама в детстве несколько лет провела в Монголии. Соответственно, некоторый уровень уважения к автохтонным культурам региона имелся. Но всё равно, обнаружить, что среди бурят раз за разом встречаются не лубочные "нацмены", а просто очень интересные люди, да ещё и с развитым национальным чувством, было удивительно. Думаю, так же удивляли в свое время иностранцев японцы и корейцы, оказавшиеся вполне сформировавшимися (и довольно гордыми) нациями, а не "экзотическими азиатскими племенами".

Никогда раньше не слышала выражения "лубочные нацмены". Интересно, какие они? Что до японцев, думаю они до сих удивляют иностранцев и мир в целом.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Интересно, какие они?

Достаточно посмотреть любой советский фильм, в котором фигурирует "этнический" персонаж.

На память приходит Василий Али-Бабаевич, который вроде как добрый, то все равно недалекий. Хотя кино про Дату Туташхия мне очень нравилось в глубоком детстве. Такой героический стройный дядька с саблей и на коне. Мой тип мужчины кстати, хотя можно и без коня. Я еще помню фильм, кажется про Ходжа Насреддина. И вроде тоже как не был глуповатым главный герой, напротив - мудрец. Но среди героев-любовников этнических персонажей все равно было маловато. Хотя постойте, Бюль-бюль Оглы шикарно пел в советском боевике с Львом Дуровым в главной роли. Он играл там красивого восточного князя. До врубелевского Демона не дотягивает, конечно, но почти что лермонтовский Мцыри.

Насчет Даты Туташхия согласен, но это, всё таки, был грузинский фильм по роману грузинского автора. 

Ну так бурят в советское время в кино не снимали. Сейчас буряты сами свое кино снимают. Далеки от совершенства и иной раз и от мастерства, но снимают

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов