Характер отношения между федералами и регионалами в России принципиально не меняется еще с монгольского периода. Правда тогда метрополией была Орда, а сейчас ее место занимает ее бывший баскак (сборщик налогов), Москва. Реалии нынешних отношений между метрополей и периферией таковы, что центр привычно, и не задумываясь нарушает им же придуманные правила игры, согласно которым преподаватели российских университетов вроде как обладают правом на демократическую процедуру избирать себе руководителя. Ключевое словосочетание здесь "вроде как", но не Люди и не Право. Потому что демократия в стране не простая, а золотая суверенная, и творит, что хочет.

От наглого и всемогущего, как водится в условиях суверенной демократии, лица метрополии, выступило в нашей истории Министерство образования России. От лица периферии, так неудобно для метрополии возомнившей, что главным словом в словосочетание "суверенная демократия" является слово "демократия", выступили преподаватели Бурятского государственного университета. Они, во главе со своим ректором Степаном Калмыковым, который покинул свой пост 19 января, еще по осени предложили Министерству выбрать им нового ректора из трех кандидатур.  

Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Ректор Бурятского государственного университета знал, что после 65-го дня рождения, Минобраз попросит его освободить высокий кабинет на улице Смолина бурятской столицы. В знак уважения, и, думаю, все-таки признания заслуг и упорной двадцатидвухлетней работы на ниве администрирования отечественной науки, поначалу ему даже предложили стать президентом университета при новом ректоре, и, возможно, позволили бы быть им до самого упора.

Поразмышляв, он резонно сказал «да» креслу президента при ректоре, и, согласно предложенным правилам игры, собрал Ученый Совет, который представил Минобразу три кандидатуры, из которых предложил выбрать преемника на пост рулевого главного вуза Бурятии. Но то ли преемники были слабенькими, с чем активно соглашаются многие наблюдатели, то ли местная антиректорская коалиция успешно разыграла свои карты, с чем опять же трудно не согласиться, но ректором не стал ни один из представленных Ученым Советом преемников. Стало быть преемники слабые, а антиректорская коалиция в правительстве Бурятии сильная. В какой степени на решение метрополии повлияла этническая принадлежность ныне назначенного врио ректора (не бурят) и этническая принадлежность кандидатов (все трое - буряты), выдвинутых университетом, это другой, не менее важный вопрос. Но об этом чуть позже. 

Ректорским преемникам в нарушении процедуры отказали как говорится, без смотрин. Зато на смотрины позвали кандидата, предложенного главой республики, который не то, чтобы против ректора, по крайней мере публично он этого высказать никогда не осмелился, но и не сильно чтобы за него по одной простой и понятной причине: ректор Калмыков никогда не был просто дядей с ученой степенью, под властью которого трепещали все преподаватели и профессора БГУ, хотя и это тоже, ибо трепещали и до сих пор трепещут пред, почти как у блоковского скифа "раскосыми и жаркими очами" ©, ректора университета. Еще один вопрос: на основании какого закона исполнительная власть республики так грубо вмешивается в процесс избрания ректора университета? Университет вроде не министерство, ни ведомство.

Ректор Калмыков всегда был довольно хитрым и умным политиком, безусловным альфа лидером своей ученой стаи. При этом он в течении своей двадцатидвухлетней работы ректором, наверное, чаще соглашался с властью, чем не соглашался, но умел договариваться. Именно договариваться, а не послушно кивать. Ибо знал свое дело, гнул свою линию и не был управляемой марионеткой, но был самостоятельной фигурой. Построил новые учебные корпусы для университета, спортивные базы, открыл новые факультеты и кафедры, увеличил число студентов. И что немаловажно, был, и думаю, остается патриотом Бурятского университета, который сам когда-то окончил.

Но на пост врио ректора, кажется вчера, если я не ошибаюсь, назначен человек ни имеющий отношения ни к академической науке, ни к бурятскому университету. Формально, конечно, он доктор наук и даже защитил диссертацию, в которой придумал как эффективней использовать трактора и комбайны на полях и между ними. Однако все участники событий и наблюдатели, и даже, возможно сам эксперт в области эффективного использования тракторов и комбайнов на полях и между ними, понимают, где Наука и где трактора.

Преподавателей Бурятского университета, которые участвовали в формирование списка кандидатов на нового ректора, поставили перед фактом и сделали это со всем свойственным метрополии пренебрежением к своим провинциям. Когда преподаватели выразили свое несогласие, глава одного из департаментов Минобраза, отправленный министерством в Улан-Удэ зачитать приказ о назначении врио, довольно бесцеремонно ответил:

- Что вас смущает? И.о. назначен уважаемый профессор. Чтобы учесть мнение коллектива, нужно его услышать. Мы вас услышали.

Вы думаете федеральные чиновники родились трамвайными хамами и по-другому вообще разговаривать не умеют. Чушь! Еще как умеют. Более того, они даже хвостом вилять умеют. Я занималась политической журналистикой в Москве больше 10 лет и своими глазами видела стайки как на подбор вежливых чиновников федеральных министерств, яростно улыбающихся политобозревателям федеральной прессы. Но в Бурятии, впрочем как и в любом другом регионе страны, они, как оборотни в фильме ужасов - злы, бескомпромиссны, хамоваты. Ни дать ни взять посланники страшной и ужасной воли Минобраза!

К сожалению, все, ну или почти все привыкли в таким раскладам и даже считают, что иначе не бывает. Что чиновники позволено все, в том числе хамство и элементарное неуважение к людям, на налоговые отчисления которых они живут. Преподаватели университета решили выйти протестовать на главной площади республики имени головы Ленина Советов. Может быть даже и выйдут, и скажут, что против.

Если вы преподаватель университета, и вы решили идти протестовать, то при случае, пожалуйста, выскажитесь и против хамства федеральных чиновников, и ни то чтобы региональные чиновники, и, в частности, бурятские, были намного лучше воспитаны, просто не они сегодня тема вечера. Тема вечера, вернее протеста в том, что вы тоже люди, и скорее всего, уважаемые люди, и вы имеете право выбирать своего руководителя, не соглашаться с нарушением ваших прав, а также право на то, чтобы федеральные чиновники не разговаривали с вами как трамвайные хамы!

Я обещала вернуться к этнической подоплеке. Была или есть ли она, трудно сказать. В свое время бывший президент Бурятии Леонид Потапов остался у власти после того, как определенной части региональной элиты удалось спровоцировать в республике шум на этнической почве и использовать его в качестве одного из аргументов в пользу президента небурята. Что-то вроде: "Вы поглядите, кум, как эти буряты разжигают? А если президент бурят будет, так они и вправду разожгут неподецки, что тогда будете делать?" Говорят, прислушались и к шуму, и к вопросу в связи с ним, ну и оставили старика доруливать.

О том, что пост ректора бурятского университета, политически и стратегически очень важная позиция, ни у кого не вызывает сомнения. О том, что высшее образование для бурят стало частью национальной стратегии выживания в условиях конкурентной борьбы за место моего народа под солнцем, мы, думаю, тоже все с вами в курсе. Вместе с тем, мы знаем насколько мы разобщены и не умеем рисковать ради своих, особенно сильных, ярких представителей. "Уж лучше пусть будет небурят, чем Баир Доржиев (совпадение с реальными Баирами Доржиевыми в данном случае случайны, ибо образ собирательный) Потому что он не лучше меня."

Да, Баир Доржиев может быть и вправду не лучше вас или меня. Но иногда нужно поддержать именно его, потому что других бурят у нашей республики для нас нет и не будет. И если бы мы могли преодолеть разобщенность и научились бы договариваться, федеральные трамвайные хамы чиновники прислушивались бы не только к тому, о чем за кулисами или под ковром шепчет на ушко кум, но и к тому, что думает политическая и интеллектуальная бурятская элита по этому поводу. Особенно если она думает об этом не в приватном разговоре, а в публичной дискуссии по социально, политически и национально очень значимому для всех нас вопросу. Ведь другого Бурятского Государственного Университета у нас с вами тоже нет. И как бы вы не относились лично к ректору Калмыкову, дело сейчас не в нем, а в том, что Бурятскому госуниверситету нужен лидер, болеющий за бурятскую науку, умный руководитель и политик, сильный менеджер и настоящий патриот. И я не вижу ничего странного в том, чтобы представитель самого образованного российского этноса возглавил Бурятский Государственный Университет в своей родной республике.

P.S. Будучи студенткой университета, я работала на городском Студенческом телевидение, в программах которого не раз критиковала решения ректора БГУ С.Калмыкова. Когда после окончания университета я поступила в аспирантуру в Москве и мне понадобилось что-то вроде рекомендации Ученого Совета моего факультета, моим родителям в искомом документе отказали, сказав что такие рекомендации они выдают только обладателям красных дипломов. Мой диплом о высшем образовании был и остается синим. "Но это же ваша студентка, она сдала все вступительные экзамены на отлично. Разве это не подтверждает ее способности к наукам, и, одновременно, высокое качество вашего преподавания?" - пытались убедить суровых филологических дам родители, но дамы не сдались. Папа пошел к ректору Калмыкову, объяснил что и зачем. Калмыков, глядя из-под очков, спросил: "Эта та самая Сайдукова, которая меня критиковала в пух и прах по телевидению?". "Да" - ответил папа. "Ну, пусть учится" - сказал Калмыков. Таким образом документ о том, что я способна к наукам мне был выдан не решением Ученого Совета факультета, а решением Ученого Совета университета.

Степан Владимирович, пусть с запозданием, но все же поздравляю Вас с днем рождения! Спасибо что тогда поддержали меня несмотря на мое критическое отношение к Вам. Кто его знает, как сложилась бы моя научная жизнь в дальнейшем, но если бы не Вы, в тот год меня бы точно не взяли в аспирантуру. И тогда, возможно, спустя несколько лет после защиты я бы не смогла преподавать в Институте международных отношений Национального Университета Монголии (МУИС), а тем более делать научный проект в Кембриджском университете в Объединенном Королевстве. Всего Вам самого полезного и нужного! Удачи, терпения и работоспособности!