Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:01  /  2.08.17

6826просмотров

БЬЕТ – ЗНАЧИТ, УБЬЕТ

+T -
Поделиться:

Марине 50 лет, она практически ослепла, у нее двое детей и бывший муж, который хочет ее убить. И она сейчас в беде.

Марина родилась в семье военного. О родителях она говорит с нежностью и теплом: «Отец служил в Закавказском военном округе. Когда мне было девять лет, он окончил службу и мы переехали в Ленинград. У меня было замечательное детство. Родители очень любили нас с сестрой, старались оградить от всего плохого». Марина много лет прожила в Петербурге. Получила высшее экономическое образование, 17 лет проработала в Сбербанке старшим кассиром. «Всегда была очень общительная, активная, веселая, состояла в нескольких общественных организациях», – рассказывает она о себе. С первым мужем жили душа в душу, но недолго – он погиб в ДТП. Детей не было. Второй муж красиво и необычно ухаживал, казался интересным человеком.  После свадьбы мужу предложили хорошую работу в Сергиевом Посаде. У Марины была комната в Санкт-Петербурге, в которой она жила до брака. После переезда в Сергиев Посад супруги ее продали. Через некоторое время муж накопил денег и предложил купить свое жилье, но случился кризис, и деньги обесценились вполовину. Вместо того, чтобы купить хотя бы что-то, муж положил их в банк и начал пропивать. В итоге заплатил каким-то людям, они прописали его, Марину и детей в комнате в коммуналке. Там они и жили, пока Марина от него не сбежала, оставшись без крыши над головой и какой-либо собственности.

«Муж пил, а по пьянке началось рукоприкладство» – вспоминает Марина. До этого она не сталкивалась ни с бытовым пьянством, ни с домашним насилием: «Даже не думала, что мужчина может женщину ударить. Я вообще в детстве столько романов прочитала – жила как в розовых очках, ждала принца». Поначалу после каждого запоя, сопровождавшегося вспышками гнева и приступами насилия, муж неистово просил прощения, дарил дорогие подарки и клялся, что такое никогда не повторится. Ситуация усугубилась с рождением дочери. Марина проходила серьезное гинекологическое лечение, принимала сильные препараты. В какой-то момент она почувствовала, что может быть беременной. Врач, наблюдавшая Марину, уверила ее в обратном. Марина продолжила лечение, наносящее вред плоду. Беременность определили только на третьем месяце. Врачи предрекали, что ребенок родится с серьезными нарушениями вплоть до срастания внутренних органов. Слабое зрение (после первых родов было -6) явилось противопоказанием для проведения искусственных родов. Марина родила девочку с серьезными проблемами со здоровьем и с синдромом Дауна. После рождения дочери Полины муж стал напиваться чаще и бить сильнее. «Побои для меня стали нормой», – говорит Марина. Бил и руками, и ногами, в основном по голове – чтобы не могла снять побои, потому что за волосами не видно синяков. Бил до кровавых сгустков в глазах. Однажды ударил так, что у Марины отслоилась сетчатка. Тогда успели быстро и качественно сделать операцию, и правый глаз спасли. Но от бесконечных травм зрение продолжало падать. Сейчас на левом глазу у Марины катаракта и близорукость -20, правый реагирует только на свет. «Без очков совсем как слепая, – говорит она. – Не вижу ни зданий, ни людей, ни лестницы. В очках могу различить фигуру человека, определить, мужчина или женщина, максимум цвет волос, а вот черты лица вообще не разгляжу. Могу прочитать текст, если он напечатан очень крупными буквами и если поднести его к самому носу». По улице Марине помогают передвигаться дети – Полина и Сережа. Сережа ходит в магазин за продуктами.

Вы спросите: почему терпела и ничего не делала? Или подумаете: да она просто позволяла так с собой обращаться! надо было посадить негодяя! К сожалению, не все так просто. Осознание того, что человек, которого ты любишь, отец твоих детей – садист – приходит не одномоментно. К этому времени у жертвы очень часто теряется окружение, способное помочь. Марина была одна в чужом городе, без друзей и поддержки. Муж вел себя очень хитро. Он отобрал у нее все документы, не пускал ее никуда, не давал снять побои. Когда она пыталась обратиться за помощью, то наталкивалась на равнодушие или отказ. Марина обращалась в полицию, писала заявления на мужа, ей говорили: «Ну что мы можем сделать? Уезжайте куда-нибудь на Дальний Восток...». Однажды он так страшно избивал Марину, что, на протяжении нескольких часов слушая ее крики и шум ударов, соседи не выдержали и вызвали полицию. Муж сломал Марине ребра, ходил по ней ногами, обещал зарубить топором. Его забрали в отделение, но в первые же сутки отпустили. В 2012 году он вскипятил чайник и целиком вылил его на жену. Она еле успела отвернуться – спасла голову и лицо. Муж обварил Марине всю правую половину тела – грудь, живот, бедро, запер ее в квартире, отобрал документы, телефон. Не пустил даже в больницу. Ожоги она лечила сама, дома, перекисью водорода. Как только почувствовала себя лучше, смогла убежать, забрав с собой детей. Марина поймала момент, когда муж уехал из города по делам, с помощью детей нашла кое-какие документы и вышла из дома. Ее приютили в центре социальной помощи семье и детям. Тогда в приюте сфотографировали все ожоги, зафиксировали сломанные ребра, пригласили полицию, но возбудить дело не смогли, так как прошло два с половиной месяца с момента избиения. Кроме того, ожоги уже поджили, их площадь была меньше установленной нормы (должен быть определенный процент от всей поверхности тела), они находились не на лице. Поэтому привлечь мужа к ответственности в полной мере так и не удалось, он заплатил всего лишь незначительный штраф. Когда он во время последующего преследования толкнул и ударил сына, пытаясь похитить его из школы, врачи также сказали, что нет следов тяжелых побоев. А по новому закону о декриминализации побоев, сотрудники правоохранительных органов вообще мало что могут сделать, пока не будет достаточно серьезных повреждений: сложные переломы костей, тяжелая ЧМТ, кома или смерть.

После приюта семья поселилась в небольшом городке. Марине удавалось подрабатывать вахтером и уборщицей. Она прошла курс психотерапии. Их жизнь стала налаживаться. Но через несколько лет муж нашел Марину, вломился в ее съемную квартиру, опять сильно избил и запер, отобрав все деньги. Марина была уверена, что на этот раз убьет. Спасло чудо – телефонный звонок из комиссии по делам несовершеннолетних, куда муж сам обратился с целью лишить Марину родительских прав. После комиссии ценой невероятных усилий социальных работников Марину удалось опять спрятать от мужа, и она смогла подать на развод.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что Марина и сотрудники центра сделали все возможное, чтобы остановить этого человека, но, к сожалению, их усилий оказалось недостаточно.

Марина и дети живут на две пенсии по инвалидности – это 24600 рублей в месяц. Этих денег еле хватает на еду и на лекарства. Дочь Полина недавно заболела лейкозом, перенесла две химиотерапии, сейчас находится в ремиссии, но болезнь требует постоянного наблюдения, сбора анализов и сложной иммунотерапии. Также девочке из-за сложного искривления стоп требуется дорогая ортопедическая обувь – в обычной она стирает ноги в кровь. Полина совсем не говорит. Она учится в коррекционной школе VIII вида в 3 классе. Сын Сережа перешел в 8 класс. У него в планах поступить в кадетское военное училище. Дети очень тяжело переносили издевательства над матерью, ненавидят отца. Их жизнь при столкновении с ним тоже находится под угрозой. Бывший муж продолжает преследовать Марину и не хочет смириться с тем, что ни она, ни дети не желают больше его видеть.

Марина – измученная, почти полностью слепая женщина с двумя детьми, один из которых инвалид, – мечтает только об одном – уехать подальше от бывшего мужа. У этой маленькой семьи должна появиться надежда на спокойное и счастливое будущее. Марине нужно купить комнату там, где ее никто не найдет. У нее есть неосвоенный материнский капитал в размере 450 тысяч рублей и еще 150 тысяч, которые собрали знакомые и она сама. Не хватает еще 550 000 рублей – это цена безопасности и благополучия Марины, ее сына Сергея и дочери Полины. 

Решит ли покупка комнаты ее проблемы? Полностью нет. Конечно, в идеале Маринин бывший муж должен предстать перед судом и быть приговоренным к тюремному заключению за свои преступления. Полиция, сотрудники приюта, сама Марина пытались этого добиться. У них не получилось. Ждать, пока он изобьет или убьет Марину, чтобы опять попробовать его посадить – не решение. Эксперты фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" изучили ситуацию и поняли, что Марине необходимо приобрести жилье так далеко, чтобы бывший муж не добрался до нее и детей. К счастью, он уже давно пьет и нормально не работает, особых денег у него нет, а Россия – большая страна, и есть места, куда ему будет достаточно сложно и дорого приехать. Именно с этим связан тот факт, что мы не разглашаем персональные данные Марины и ее будущее местожительство. Марина, ее дети и мы вместе с ней очень надеемся, что наступит день, когда она сможет приходить домой и не вздрагивать от любого шороха. И мы помогаем ей, потому что считаем, что она этой помощи достойна. А та цена, которую ей приходится платить за однажды сделанную ошибку при выборе спутника жизни, несправедлива.

Мы очень просим Вас поучаствовать в судьбе Марины и детей, перечислив любую сумму пожертвования на расчетный счет фонда. Вот тут можно выбрать удобный для себя способ: http://otkazniki.ru/charity.php.

В назначении платежа нужно написать "Благотворительное пожертвование для Марины и двоих детей". После этого отпишитесь, пожалуйста, на finans@otkazniki.ru, чтобы мы смогли отследить ваш платеж.

По всем вопросам вы можете обращаться к куратору семьи Ирине +7 925 353 68 шестьдесят.