Все записи
16:30  /  1.03.18

10775просмотров

СТРАДАТЕЛИ? МУЧИТЕЛИ? РАСТИТЕЛИ? РОДИТЕЛИ! Часть 1

+T -
Поделиться:

Современный родитель очень часто не знает, что делать со своим ребенком. Он вроде бы сталкивается с одними и теми же банальными проблемами каждый день. В школе: "Не буду делать дурацкие задания, я их не понимаю!" Дома: "Училка дура и придирается!" "Можно еще мультики?" (и через час еще мультики, и еще, и еще…). "Пока я убирал игрушки в комнате, я начал в них играть, заигрался и разбросал их еще больше. А теперь я устал и не могу убираться". На улице: "Я потерял рюкзак/кошелек/куртку/штаны/ключи от квартиры (где деньги уже не лежат)". В общении с близкими: "Мне пришлось соврать бабушке, чтобы она не ругалась, но она вычислила, что я вру, и отругала меня за вранье!" В знак протеста: "Вы меня достали! Не хочу, не буду, не считаю нужным… ходить, есть, спать, гулять, чистить зубы, одеваться, играть на саксофоне, плавать с дядей на подводной лодке… Это скучно, это отстой, это для дебилов! Я ненавижу школу, бассейн, квадрациклы, тушеную морковь, зеленый карандаш…" – и так далее и тому подобное.

Вроде бы родитель должен уметь договариваться и разруливать. Он же не первый день родитель. И он современный родитель! Он гуглит, сидит на форумах. Существуют миллионы решений, но все они почему-то не работают именно в его случае. Не учитывают каких-то уникальных обстоятельств в виде слишком активного вмешательства страдающей алкоголизмом пятиюродной тетки или полного отсутствия присутствия каких-либо родственников, послеродовой депрессии или предродовой сессии, синдрома тотальной усталости или рецидива хронической рассеянности… В общем, почему-то советы из психокниг и с форумов ему совершенно не подходят и в какой-то момент даже начинает казаться, что найти решение просто невозможно. Он в панике восклицает: "Я что-то упустил!" В очередной раз убеждается: "Нашу семью прокляли до тринадцатого колена еще во времена Октябрьской революции". Рассматривает проблему в духовной плоскости: "Возможно, этот ужасный ребенок являет собой наказание за мои прежние грехи". Прислушивается к мнению сочувствующих родственников и друзей: "Надо просто быть строже. Вот с нами так не церемонились, нас вообще ремнем лупили – и ничего!" Мстительно надеется: "Когда-нибудь у него тоже будут дети…". Пытается снять с себя ответственность и перекладывает вину целиком на ребенка: "Он нами манипулирует. Он же делает это специально. Просто издевается над нами!" Рассуждает философски: "Все проходит, мы лишь песчинки на просторах Вселенной…". Сдается: "Дети – это не мое. Я ошибся. Кажется, у меня вообще нет способностей к родительству".

Когда я слышу фразы типа "дети как растения, нужно только удобрять почву" или "детям нужно создавать необходимые условия для роста", я всегда охотно соглашаюсь. Но не понимаю, что конкретно нужно делать. Я не эксперт по детям, я эксперт по словам. Я могу написать хороший текст, но я не знаю, как правильно растить ребенка. В обществе существует стереотип, что если ты женщина, то ты уже эксперт по детям. На практике это не так. И не всегда даже опыт с первым ребенком спасает от ошибок с последующими. Дети разные, мы разные, дети появляются у нас в разные периоды жизни, и мы являемся им такими, какие мы есть, но часто не такими, какими мы им нужны: вместо заботливых, нежных, ласковых и понимающих мы предстаем перед ними нервными, уставшими, расстроенными чем-то или кем-то, злыми или занятыми. Часто нам самим нужна поддержка именно в тот момент, когда мы должны оказывать ее нашим детям. Я отношу себя к тому поколению родителей, которые уже не слепо доверяют опыту своих родителей, бабушек и дедушек. Мы смотрим на то, как нас растили, с известной долей скепсиса, сожаления и в лучшем случае с юмором. Но мы бы не хотели практиковать тот "бабушкин" стиль воспитания с нашими детьми. Мы в состоянии примерно оценить "психотравмы", нанесенные нам в детстве (музыкальной школой, гиперопекой или, наоборот, возложенной на нас в детстве гиперответственностью, агрессией родителей, их ссорами и разводами, их чрезмерной занятостью, программированием нас на повторение тяжелой судьбы соседки бабы Зины и т.д.), и страшно боимся ранить своих детей небрежностью, недоброжелательностью, вспышками гнева, обидными словами, сказанными сгоряча. При этом мы ранимые и часто неуверенные – в себе и в собственных силах. Нам кажется, что мы все делаем не так. И часто мы не знаем, что противопоставить опыту предыдущих поколений. И когда нам говорят: "Насыпь в носки горчицы, чтобы ножки прогрелись", – мы фыркаем и заказываем по Интернету дорогущий небулайзер. А потом, когда он не помог или помог не так, как мы ожидали, бабушкин голос внутри нас шепчет: "Ну что ж ты не всыпала-то горчички, упрямица? Глядишь, и не закончилось бы антибиотиками…". Мы переживаем, что дети конечно же чувствуют нашу неуверенность, мы теряем авторитет, а ставить в угол, шлепать по попе или запирать в шкафу не хочется, да и поздно, неправильно, невозможно, потому что каждый из нас помнит что-то подобное из своего детства, что совершенно не хочется вспоминать.

Как правильно выстроить отношения с ребенком, нужно ли родителю показывать свой авторитет, свою силу и как это делать, не травмируя ребенка, мы обсудили с директором русского отделения Института Ньюфелда Ольгой Писарик.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ РОДИТЕЛЬСТВО

В чем особенность современного общества в контексте воспитания детей? Почему мы так не уверены, что делаем все правильно? Почему так сложно современному родителю найти свой путь?

Проблема в том, что в постиндустриальном обществе, в мегаполисах у родителей нет культурной поддержки. Мы говорим сейчас о городских нуклеарных семьях: папа-мама-ребенок, мама-ребенок или папа-ребёнок. Бабушки далеко, или они заняты собой, и их надо упрашивать, чтобы они посидели с ребенком. Или у них такие подходы к воспитанию, что проще отстраниться и встречаться только за праздничным столом пару раз в год. Раньше родители имели поддержку общины, и, если они где-то не дотягивали, помогала культура воспитания детей, принятая в обществе. Любое поведение, которое не способствовало сохранению семьи, процветанию семьи, порицалось. Например, если мужчина уходил от жены и оставлял её одну с пятью детьми, то вся община переставала с ним общаться, он становился изгоем. Так же было и с женщиной, невозможно было безнаказанно делать всё, что вздумается. Но при этом семья всегда могла рассчитывать на поддержку общины и знания старшего поколения (которые вырабатывались веками жизни в одних и тех же условиях). Даже если у родителей не было внутренней потребности заботиться и особой любви к детям, то из страха потерять все привязанности и контакты приходилось как-то соответствовать нормам.

Современная ситуация отличается культурной изоляцией родителей, и она совершенно не способствует "уверенному в себе" родительству, а также требует от родителей гораздо большей осознанности. Сегодня быть хорошим родителем – это значит ежедневно принимать десятки решений, руководствуясь исключительно своими представлениями о том, что правильно, а что нет: наказать или не наказать, и если наказать, то как именно, запретить или разрешить, заострить внимание или сделать вид, что ничего не произошло. Даже если соседи или родственники покажут на вас пальцем, вы от них никак не зависите. Никто вам не указ.

В такой ситуации трудно выращивать детей, потому что постоянная необходимость принятия самостоятельных решений очень сильно истощает и налагает непосильный груз ответственности. Родители ищут ответы в книгах по родительству и в народной мудрости, но проблема в том, что книги часто противоречат друг другу, а народная мудрость работает только в тех условиях, в которых она возникла. Когда мы не понимаем, что происходит с нашим ребёнком, а сил или времени на поиск взвешенного решения нет, то мы действуем либо импульсивно, под влиянием возникшей эмоции, либо по инерции, как действовали наши родители, либо вспоминаем какой-нибудь кажущийся нам логичным совет из недавно прочитанной книги. Ни один из этих вариантов не учитывает особенности психологического развития ребёнка.

А в чём заключаются особенности психологического развития?

Психологическое развитие происходит на фоне надёжной и безопасной связи с заботящимися взрослыми.

Для психологического развития личности нужно время и благоприятные условия, создаваемые ребёнку окружающими взрослыми, которые, в свою очередь, живут не в вакууме, а в реальном мире, и, как мы уже говорили, лишены в этом мире какой-либо поддержки.

Также не стоит забывать, что раньше и требования ко взрослому были другие. Никто не задумывался о творческом потенциале. О том, чтобы ребенок вырос и ему было интересно жить. Чтобы он реализовал себя. Был четкий путь: родился, женился, вырастил детей, отработал в поле, в доме, в хлеву, сходил в церковь, сходил на войну… умер.

Самореализация была доступна очень немногим. И обычно выращиванием этих немногих занималось несколько десятков людей, но не родители.

Кроме того, реализация в профессии и реализация в близких отношениях не всегда шли вместе. Человек мог быть очень талантливым, достичь высот в карьере, но его семейная жизнь являлась браком по расчету. Это тоже не то, на что мы сейчас можем ориентироваться.

То есть были совершенно другие условия, и у большинства требования к выращиванию человека были достаточно простые. К моменту достижения ими детородного возраста девушка и парень обычно знали все, что нужно, для того чтобы прожить жизнь: сельскохозяйственные циклы, как коня запрячь, как корову подоить и т.д. Она уже вынянчила пару-тройку племянников или младших. Зная все это, просто жили. А мы же сейчас говорим про развитие, про реализацию личностного потенциала. И на те старые ориентиры невозможно опираться.

Часть 2

Новости наших партнеров