Все записи
16:30  /  1.02.21

2854просмотра

Люди там выглядят очень страшно и мало похожи на людей

+T -
Поделиться:

Я по работе была в один день в двух интернатах – в детском и взрослом.

Детский – жутко худые несчастные дети, но все же о них в меру сил заботятся, игровые там, прогулки, нянечки, детское постельное белье, полторы игрушки.

Когда ребенку исполняется 18 лет, его переводят во взрослый интернат. Сажают в машину, везет обычно медсестра, вместе с его медицинской картой и личным делом. Ребенок вообще не понимает, куда его везут и что будет дальше. Многие паллиативные дети кстати в 18 лет выглядят как дети 6-7 лет и весят столько же, то есть взрослым такого человека назвать сложно.

И вот так совпало, что мы проделали этот маршрут в 1 день – из детского во взрослый интернат. Когда машина заехала на территорию ПНИ, нас обступили какие-то странные люди, проживающие там, все с разной степени инвалидностью, все ничем не заняты, бродят по территории как привидения и стягиваются поглядеть на каждую приехавшую машину.

Когда они увидели в машине Колю, стали наперебой говорить – о, новенького привезли!

Ну уж нет, никогда Коля в таком страшном месте не окажется.

Когда они это сказали, я очень ярко себе это представила, что так все и происходит с десятками тысяч сирот, которые всю жизнь прожили в одном месте, а потом из-за тупых законов, разделяющих детские и взрослые учреждения, их сажают вот так в машину, отвозят в новое чужое страшное место и там оставляют с незнакомыми людьми. Обычно лежачие дети после переезда в ПНИ умирают в первые полгода.

В ПНИ 1 нянечка на 30 лежачих людей. Многих ли она может успеть накормить? Одеть? Помыть? Насчет вывезти погулять я думаю никто из лежачих и не мечтает. В лежачих отделениях ПНИ плохо пахнет. Люди там выглядят очень страшно и совсем мало похожи на людей. У них нет личных вещей совсем. У Коли дома целый шкаф его вещей, а в ПНИ люди живут годами без всего.

НКО, которые работают с этой темой, ведут себя очень аккуратно – мы все понимаем, что конкретная санитарка не виновата, и конкретный директор тоже, виновата вся система, поэтому шок-контент из конкретного учреждения публиковать не хочется – ну сменят там директора, придет новый, и все останется по-прежнему, потому что система такая. В итоге о реальных ужасах системы ПНИ известно мало.

У меня нет масштабного мышления, я не знаю, как можно реформировать всю эту систему. Но я точно знаю, как можно по 1 человеку оттуда вытаскивать в нормальную жизнь. Точно знаю, что Коля никогда больше в это все не вернется. И еще знаю одного мальчика, Тимошу, ему 2 года, и состояние у него как у Коли. Может, кто-то захочет его конкретного вытащить из системы? Если вы в Москве или Московской области, то «Дом с маяком» будет давать всю ту же поддержку, что есть у меня и у Коли (обеспечение всем необходимым, няня, медицинская помощь и т.п.).

Для связи про это – моя коллега Алина glembockaya@childrenshospice.ru

Оригинал

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Я раньше даже не задумывалась о переводе из детского во взрослый интернат, хотя читала книгу "Трава, пробившая асфальт". Книга поразительная...