Все записи
11:00  /  3.10.18

1668просмотров

#Тыжпсихолог, или Вы хотите об этом поговорить?

+T -
Поделиться:

У меня недавно был разговор с другом о моей работе. И в ходе разговора прозвучала фраза, я бы к тебе в работу не пошел, потому что мне бы очень хотелось удержать грань - ты мой друг, а если добавится еще одна линия общения, клиент-психотерапевт, то отстраниться от информации, которая будет озвучена в процессе этой коммуникации, будет невозможно.

Вроде бы, он абсолютно прав. Если брать классику терапии, то работать с друзьями или родственниками - нельзя. НО... Психология не стоит на месте. И психология развивается не только как наука (спасибо биологам, нейробиологам, нейрофизиологам - они находят подтверждение тем процессам, которые происходят в человеческом мозге и которые наблюдают и описывают психологи), но и как технология, сейчас большинство серьезных специалистов работают на стыке техник и технологий. За последнее время появилось множество психотехник, которые работают иначе, нежели классические техники, хотя и опираются на ту же самую классику психологии. Можно ли их назвать психологами? Вполне, почти у всех у них психологическое образование, плюс владение различными психотехниками или техниками коучинга.

Сегодняшний диалог:

- Нана, привет! Мне советуют пройти у тебя диагностику. Я не совсем понимаю, что к чему и с чем ее едят. Расскажи, пожалуйста.

- Привет! Ну, ничего страшного в ней нет. Диагностика это сессия, где в принципе разбирается текущая ситуация человека, определяется, что он хочет от жизни вообще, и что он хочет, чтобы изменилось, в частности. Я задаю какие-то вопросы, штук 10 максимум. Ничего особо личного, скорее, вопросы общего характера про детство. В личное и болезненное не лезу - мне не надо, да и клиенту может оказаться вредно. Вопросы маркерные, типа: кто принимал решения в родительской семье, кто сидел с ребенком первые годы жизни и т.д. А дальше я тебе рассказываю с научной точки зрения, почему в твоей жизни происходит то, что происходит, и какие опции есть к изменению ситуации. Диагностика у меня бесплатна, безболезненна и полезна, независимо от того, решишь ты что-то со своей жизнью делать или нет. Так что можешь не бояться :)

- Фуух, значит, меня никто не съест и не покусает! Хорошо, а когда это возможно будет сделать?

У меня есть клиентка, которая в попытке объяснить людям природу изменений в ее жизни, объясняла это так: "Ну, у меня есть психолог. Она как-то необычно работает, но почему-то жизнь меняется. Нет, ни о чем особенно не спрашивает. Да вообще ни о чем не спрашивает. Но все меняется, и быстро".

Понятное дело, что ей не очень верят :) Она даже просила меня описать что это, то, что я делаю, чтобы было понятно людям. В общем, я подумала и решила описать. Потому что когда человек не понимает, что и как работает - он придает некий ритуальный смысл действию. А так как я не религия, то особой сакральности мне не нужно, особенно, если учесть, что все что я делаю, основывается на вполне себе научных данных :)

Итак, первое и базовое - почему я позиционную себя скорее как коуча, нежели как психолога? (Фундаментальных психологических образований у меня 2,5, и это если не считать всякие курсы на отдельно взятые темы типа гипноза, нейроэкономики, нейрофизиологии, системного моделирования и пр.). Тому есть несколько причин:

1) У нас в стране под словом психолог подразумевается «человек с кушеткой». Я в базе все-таки не работаю с классическими техниками. Использую разные техники, комбинирую классические и неклассические подходы, но в терапии и в анализе - есть четкие протоколы, которым ты должен следовать. Я работаю иначе. Поэтому ни психотерапевтом, ни аналитиком себя называть не могу.

2) Я сама не люблю долгой работы. А в психоанализе, да и в терапии, до каких либо результатов может пройти не год и не два. Человек идет к психологу, когда ему результаты нужны уже вчера, и мало кто готов потратить на это 5 лет, точнее, мало у кого на это мотивации и ресурсов хватит. У меня базовая программа сильно короче – от полугода до года вся программа целиком, и к 10 сессии начинаются серьезные изменения. И коучинг, в принципе, ориентирован на достижение какой-то цели, а не изменений вообще. В моей работе есть изменения, направленные на достижение основной цели, и сопутствующие, которые проходят фоном, хотя могут быть очень серьезными.

3) Представления людей о терапии или о работе с психологом, сводятся к идее о том, что психолог нужен тому, кто болен или тому, у кого все совсем плохо. При этом каждый думает, что «у меня-то еще не совсем плохо». Мы, в массе своей, привыкли к тому, что хорошо не бывает, поэтому граница «мне уже совсем плохо или еще нет» - у нас размыта. И человек в терапию не идет. Так же, как мы не идем к врачу, пока совсем плохо не станет. По принципу: я же не умираю пока. Коучинг в том плане лучше тем, что я иду не лечиться, а улучшать какой-то аспект своей жизни. И в этом плане коучинг мне ближе, хотя коучингу я училась по касательной, а психологии - более чем. И в базе моей работы лежит психология и психотехники.

Как человек представляет себе работу психолога? Пришел, лег на кушетку (хотя кушетка это все-таки психоанализ) или сел на стул и начал рассказывать про свою жизнь, вытаскивать все самое болезненное и доверять это незнакомому человеку, как доктору.

Ну, так вот, у меня никто и ничего не рассказывает. В смысле, я ни о чем не спрашиваю. Я задаю 10 вопросов в ходе диагностической сессии и дальше, в начале каждой сессии, вопрос о том, что изменилось, наблюдает ли клиент изменения.

Почему я не задаю вопросов?

Во-первых, в этом нет необходимости. Я работаю с системой убеждений, той информации, которую мне человек выдает на диагностической сессии, вполне достаточно, чтобы понять объем задачи. Система убеждений формируется из трех основных составляющих:

- личный опыт взаимодействия со значимыми взрослыми, проживаемый ребенком до 7 лет (сюда входят детские травмы, родительские послания).

- ценности, транслируемые семьей и близким окружением

- культурный код страны.

Культурный код у нас на всех один, и установки и ценности социума - тоже, так что понятен объем бедствия, который человек получает просто потому, что родился и вырос тут.

Семейные ценности всплывают на диагностике, иногда в ходе работы клиенты добавляют информацию. Но, в общем, эта информация скорее дополняет картину, нежели способна ее поменять.

И личный опыт – тоже описывается. Как правило, он травматичен, хотя внешне может выглядеть вполне невинно – нормальная семья, нормальные отношения, никаких драм, все как у всех. И, тем не менее, этот вроде бы нормальный опыт как у всех – формирует детские травмы. А психология описывает детскую травматику тщательно, методично и со всех сторон последние лет 50-70. И ничего радикально нового, скорее всего, уже не будет. Так что как, отчего и почему формируется травма, как она влияет на человека, его представления о себе, какие последствия у детской травматики, какие поведенческие шаблоны формирует та или иная травма, как формируется система ценностей у травмированного ребенка – это все описывается в психологии очень подробно и очень тщательно.

Т.е. для того, чтобы определить границы системы убеждений человека, мне не нужно возвращать человека в травмирующие воспоминания и усиливать травму.

А во-вторых, ну, оно мне надо, вот во все это лезть? У меня высокий уровень эмпатии. С таким не включаться в проблемы другого человека очень сложно, а если ты не успел закрыться от чужих эмоций, то тебе становится очень тяжело, потому как отмахнуться от чужой боли очень непросто, и ты начинаешь ее проживать как свою. И с одной стороны без эмпатии в этой профессии никак, а с другой – проживать все-таки стоит свою жизнь и свой опыт, а чужой только наблюдать. И да, я научилась отстраиваться от чужих эмоций и не включаться, но сделать это на 100%, мне кажется, невозможно, особенно когда эмоциональные вибрации у клиента сильные – тебя все равно зацепит, хотя бы по касательной. В моем случае, техники, которые я использую, защищают и меня от эмоций клиента, и клиента от меня.

Почему надо защищать клиента от себя? Если коротко и «на коленке», то в психологии есть понятие контрперенос – он, собственно, про то, что если ты эмоционально включаешься в процесс клиента, то на проблему клиента накладываются уже твои собственные проекции и ассоциации, ибо ты оказываешься внутри системы клиента. А оказавшись внутри системы, ты проецируешь туда свой опыт. И оказавшись внутри системы клиента, ты уже рассматриваешь не проблему клиента, а свою собственную, а должен бы рассматривать проблему клиента. Понятно, что психологи, аналитики, терапевты всего мира с этим как-то справляются, и есть механизмы, которые помогают не свалиться в контперенос, и процессы рассматривают с учетом контрпереноса, но, как и все в мире - это навык, и кто-то им владеет, кто-то владеет хуже. И тестировать себя каждый раз на тему «а вот я сейчас отстранен? нахожусь вне системы и вне проблемы клиента?» - вариант хороший, но не идеальный – так до паранойи можно доконтролироваться. В общем, технология, которую я использую, оставляет меня вне системы клиента, т.е. я просто не могу поместить себя внутрь проблемы, технологически процесс так построен, что ты в любом случае ничего своего спроецировать не можешь. И клиенту хорошо – нет необходимости вспоминать вытесненное и озвучивать свой опыт незнакомому или еще хуже - знакомому человеку, и мне, потому что извне ситуация всегда виднее, ты остаешься в состоянии непредвзятого отношения, да и работа идет быстрее, чем если не проговаривать весь пережитый опыт.

Ну и бонусом является то, что я могу работать с кем угодно – с друзьями, родителями, со знакомыми, незнакомыми, которые зачастую потом становятся друзьями или хорошими приятелями. Просто потому, что ты им помог, и им при этом не пришлось выворачивать чистое и не очень чистое белье своей жизни перед тобой. И мне это нравится.

Я считаю, что у человека должны быть только свои переживания, и если есть способ убрать его внутренние проблемы, оставив при нем его собственные тайны, то я выберу именно этот вариант.

Диагностировали, определили объем работы, что происходит дальше? Нет никакой кушетки, нет никаких вопросов клиенту, нет необходимости смотреть в свой негативный опыт. Я провожу клиента через процесс изменения убеждений. Это скорее напоминает технологический процесс, чем то, что мы обычно представляем в качестве терапии или консультации психолога.

В чем смысл методики? Когда мы получаем негативный опыт в ощущениях, то наш мозг не подвергает наши ощущения критическому анализу. Та часть мозга, которая отвечает за аналитику, само ощущение воспринимает как абсолютную истину, и критике не подвергает, а формирует на основе опыта убеждение, и потом подтверждает правдивость этого убеждения, формируя, притягивая, фокусируя внимание на событиях, которые соответствуют сформированному убеждению.

Проблема системы убеждений заключается именно в этом. Приняв однажды болезненное событие как правду, подсознание больше к анализу не возвращается.

Как работает система? Сначала человек получает опыт на уровне физического тела – например, если опрокинуть на себя стакан с кипятком – сначала будет ощущение на уровне физического тела – мы испытаем физическую боль. Потом будет уровень эмоций и желаний – страдание и желание, чтобы боль прошла, потом будет осмысление произошедшего, анализ и составление представлений о мире, связанных с прошедшим – если опрокинуть на себя кипяток, будет больно и волдыри, затем – осмысление опыта и выстраивание причинно следственных связей – кипяток вызывает ожоги, при ожоге кожа покрывается волдырями и болит, после остаются шрамы и т.д. Дальше формирование убеждений – кипяток это опасно, надо опасаться пролить на себя кипяток, я боюсь пролить кипяток, если я пролил кипяток на себя, то я неуклюжий и поэтому всегда страдаю и т.д.

Между уровнями выстраивается жесткая связь, которую поддерживает убеждение. Сформированное убеждение вынуждает человека действовать в соответствии с собой. И человек залипает в поведенческой петле, повторяя раз за разом тот же самый сценарий и получая тот же самый результат.

Есть масса техник, которые пытаются что-то с этим сделать – от медитации, до гипноза и НЛП, от тета-хиллинга до системных расстановок. Есть техники, которые работают медленно – как медитация, для того, чтобы изменить систему убеждений, понадобятся годы медитации, но вот для того, чтобы негативный опыт не зафиксировался и не стал убеждением – ежедневные медитации могут оказаться отличным решением. Гипноз может снять стрессовые состояния и психологические защиты, но далеко не все, и психика достаточно часто восстанавливает эти защиты, так что эта техника может иметь временный эффект. Но при этом, положительным будет тот факт, что человек получает передышку и в состоянии восстановить энергетический ресурс, чтобы выправить текущую ситуацию. Иными словами, техники работают на разных уровнях с разной степенью успешности. И если ими пользоваться, то лучше бы понимать, какого эффекта ждать, в каком сегменте жизни, и чего ждать не стоит, тогда эффект не заставит себя ждать.

С чем работаю я? Я преимущественно работаю с системой убеждений, т.е. работа происходит на уровне ценностной структуры личности, и задействует подсознание напрямую и телесные реакции, как канал доступа к подсознанию (кинезиологическое тестирование может быть примером работы с информацией, хранящейся в подсознании). Хотя, при необходимости, я использую весь арсенал, которые дает мне мое психологическое и нейрофизиологическое образование.

Почему меня привлекла именно система убеждений? Я бы сказала, что широтой решаемых задач и многовариантностью применения:

- Изменив систему убеждений относительно любого аспекта нашей жизни, мы, фактически, разрушаем привычные поведенческие сценарии, и у человека появляется возможность создать поддерживающие сценарии или не создавать никаких, а каждый раз выбирать в моменте, что ему делать, какое решение в данном случае предпочтительнее. Это то, что большинство техник и практик называет пребыванием в моменте или осознанностью. Для меня это выглядит как если между событием и наблюдателем появляется некое пространство или временной лаг, который позволяет человеку увидеть, что именно происходит в реальности.

- Работа с системой убеждений позволяет снимать у клиента стрессовые и травматические реакции, без необходимости для клиента перепроживать их, т.е. не усиливая негативный эффект, не добавляя негативных эмоций в сами травматические эпизоды. У каждого из нас были ситуации, за которые стыдно, больно, за которые ты винишь себя, о которых ты боишься вспоминать и т.д. И если есть возможность от этого груза избавиться, не ковыряясь в том, что же там лежит, то это оптимальный вариант для человека. Самый быстрый и простой.

- Работа через систему убеждений позволяет мне не ковыряться в личном белье клиента. По секрету скажу, что это не самый приятный процесс – слушать о том, как у человека все плохо, или видеть его слабым, уязвимым, в не самых лучших проявлениях. Лично мне не нравится. Поэтому я эгоистично предпочитаю снять проблему, не разбирая ее на молекулы. Это убережет меня от преждевременного выгорания, а выгорать мне совсем не хочется:)

- Еще один момент, тоже этического порядка – я вполне могу дружить и общаться с людьми, которые прошли у меня курс – в конце работы я знаю о них ровно столько же, сколько и вначале :) - никаких тайн, никаких исповедей, никакой информации. Все нейтрально, человек не чувствует стыд или вину за то, что в его жизни сложилось именно так, а результаты человек получает в любом случае, и результаты серьезные.

- Технология позволяет работать на расстоянии, так что нет необходимости сидеть безвылазно в Москве и это не отсекает людей из регионов или других стран.

- Технология экологична. Экологичность тут прошита в процесс. Иными словами, здесь не отдается все на откуп специалисту, как в гипнозе.  Тут подсознание клиента определяет что опасно, что безопасно и никогда не позволит запустить небезопасный для клиента процесс.

- Технология дает очень быстрый результат. Через 10 сессий, а в большинстве случаев и раньше, очевидны первые ощутимые изменения и результаты.

- Технология позволяет не только убирать травматику и стресс, но прокачивать нужные тебе навыки. Правда, начинаю я всегда с травматики, точнее с детской травматики. Навыки и «суперспособности» у человека с травмированной психикой опасны:)

В общем, преимуществ, на мой взгляд, много, из недостатков - это не волшебная таблетка, и работа все равно должна быть системной.

И возможно, что прочие техники и технологии имеют свои плюсы, но с собой я работаю, снимая блоки и ограничивающие убеждения. Просто потому, что это быстро и эффективно.

Как-то так