Все записи
12:48  /  30.04.14

1195просмотров

Забороустрашение

+T -
Поделиться:

Чем выше власть и больше денег, тем выше заборы — таковы отечественные критерии успеха. Руководствуясь данным постулатом, художник Валерий Савчук предлагает сюжет для исследования с условным названием «Кто ближе к народу?», смысл которого — в измерении высоты забора, окружающего загородный дом главы того или иного региона, и расстояния от загородной резиденции чиновника до места его работы (как известно, некоторые из градоначальников предпочитают жить вдали от возглавляемых ими мегаполисов, что также говорит о многом).

Построенный по убыванию высоты забора и дальности рейтинг весьма красноречиво говорил бы о степени отдаленности и закрытости власти от народа в российских регионах.

Валерий Савчук

Быть может, чиновник, огородивший собственный дом высоким забором, всего лишь хочет покоя и невмешательства в личную жизнь?

Валерий Савчук: Обида и зависть — спутники забора, который как вид медиа сообщает о страхах и фобиях людей, решивших огородиться от мира за каменной стеной от неухоженного, недружелюбного, а порой и опасного общественного пространства. Здесь теория Фрейда применима как нигде.

Даже после смерти, люди, испытывавшие неудобства в социальной сфере, огораживаются от мира живых могильными оградками. Оградка на могиле – главный признак того, что покойному не хватало защищенности в земной жизни. Оградка – это гарантия социального пространства. А вот оградки, смыкающиеся в купол над могилами, говорят о боязни родственников покойного его возвращения с того света.

Но забор – это мнимая защита, поскольку всегда, даже самый высокий забор можно взять приступом. И уже тогда за его стенами совершать любые преступления, не рискуя попасть в поле зрения соседей или прохожих. Кстати сказать, нередко, самые страшные преступления совершаются людьми, установившими высокие заборы. Практически во всех сводках о ликвидации боевиков на Кавказе фигурирует дом, обнесенный высоким глухим забором, из-за стен которого террористы вели огонь. Чем южнее регион, чем менее цивилизованное общество – тем выше заборы. И наоборот заборы ниже там, где выше культура и благосостояние людей.

Иными словами, чем выше концентрация заборов в том или ином регионе, тем больше проблем в его обществе?

Валерий Савчук: Да, но ни чиновники, ни обыватели не понимают, что огораживая собственные дома многометровыми заборами, они огораживают мир от себя, поскольку высокая стена мешает видеть перспективу и линию горизонта. А отсутствие перспективы действует угнетающе. Неслучайно тюрьмы всего мира обнесены многометровыми заборами: сделано это для того, чтобы у людей, отбывающих наказание, причин для радости не было. Подобным образом заборы устраивают вокруг монастырей: преграда на пути взгляда не дает священнослужителям поводов для мечтаний. Их взгляд и мысли должны быть устремлены в небо, к Богу. Принимая все это во внимание, можно утверждать, что человек, гуляющий внутри пространства, огороженного высоким забором, ощущает себя бессознательно сидельцем или затворником.

В связи с этим возникает вопрос: выражения «подзаборная женщина», «подзаборный пьяница», «спать под забором» - появились не случайно?

Валерий Савчук: Нельзя рассматривать только с одной стороны забора – внутренней. О заборе надо говорить с двух сторон. Издревле огораживались огороды дома, города – культурные пространства в целом. Все, что было за пределами города, за внешней стороной забора, относилось к чужому пространству, символически отторгалось обществом и воспринималось как находящееся за пределами нормы и морали. Падшие женщины и пьяницы были не приняты обществом, их не пускали в приличное общество, в дом, а потому они были вынуждены жить в маргинальной зоне, в особом месте, со внешней стороны забора. Отсюда выражение: «подзаборный пьяница». Относя мусор к внешней стороне забора, к границе своего культурного пространства, человек подчеркивал маргинальность под- и околозаборной территории. Кстати сказать, любая триумфальная арка также является элементом забора и имеет глубокий символический смысл. Как мы помним, триумфальные арки устанавливались в честь взятия того или иного города. Покоренный город – это покоренная женщина. Проход войск через триумфальную арку – это удвоение торжества победы, повторение триумфа на поле битвы и акт овладения городом, покорения его жителей.

Выходит, что забор – это демонстрация силы? Поэтому на заборах пишут ругательства, а на асфальте – признания в любви?

Валерий Савчук: Классическийзабор состоит из многочисленных вертикальных досок – фаллических символов, и уже потому проявляет агрессию. Забор – как поднятая вверх рука – привлекает внимание. Поднятая вверх рука  - это готовность ударить. Таким образом, забор всегда говорит об угрозе и вызывает агрессию у людей, его наблюдающих.

Можно говорить о том, что протесты людей, связанные со сносом старых зданий и строительством новых, подсознательно вызваны заборами, огораживающими стройку?

Валерий Савчук: Как дополнительный фактор – конечно! Забор, вставший на пути у людей, меняет маршруты перемещения, и тем самым, вызывает раздражение. Я бы даже сказал, что заборы – это третья беда России, наравне с дорогами и дураками. Во-первых, заборы возникают непредсказуемо там, где их не должно быть. Например, преграждают доступ к озеру. Во-вторых, там где стоят заборы, они ничего не ограждают, потому что в любом заборе, стоящем на пути человека, обязательно отыщется дыра или лаз, если только это не режимное предприятие или тюрьма. 

В общем виде все не так просто: там, где забор должен быть, он должен быть надежным, а где не должен — символическим или же отсутствовать в принципе. У нас же наоборот. Частные заборы — надежны, а общественные — нет. Это весьма красноречивые свидетельства разобщенности нашего общества, отчужденности человека, недоверие к соседям. Объяснимые исторически, сегодня заборы препятствуют созданию человеколюбивой среды.

Вы считаете, что от частных заборов необходимо отказаться вообще?

Валерий Савчук: Забора избежать нельзя. Но национальную русскую забаву заборостроение как забороустрашение нужно регламентировать. Вспомним, в древности заборы появились вокруг посевов древних людей, в качестве защиты от диких животных. Таким образом заборы огораживали окультуренное пространство от дикого, затем стали огораживать дома, города. В двадцатые годы прошлого века, с утерей уверенности в завтрашнем дне, вызванной многочисленными репрессиями и переселениями народов, жители СССР стали относиться к заборам как к неизбежности существования: граница на замке, железный занавес опущен. Позже, новым русским высокий забор давал мнимое ощущение защиты от бандитов, воров и завистливых взглядов… Если в древности огород выгораживал безопасное пространство от диких животных, то ныне было осознана необходимость выгораживать естественное, дикое пространство из общества, отгораживать от людей и их желаний строить, использовать, рубить деревья и пр., создавая заповедники природы, национальные парки.

В той мере, в какой появляются и распространяются идеи жизни без границ и заборов, в той же мере растет убеждение в том, что отказ от заборов, требует забора невидимого: табу, границы, закона, нормы и правила. Забор, в случае его глухоты — служит идее противовидимости, выступая при этом экраном, на котором видны проблемы настоящего времени.

Но ничто не вечно ни под забором, ни за забором, ни даже сам забор.

Кстати

1 мая в петербургской галерее «Борей» в рамках персональной выставки Валерия Савчука «Радикальная мысль тела» будет представлена акция «Забороустрашение», во время которой любой желающий сможет обратиться к тем, кто поту сторону забора, прорубить лаз (а не только окно) в заборе. Осмыслить роль забора в отечественной культуре, утвердиться в мысли: если есть забор — будет и лаз в нем и, наконец, осознать, что забор — третья беда на Руси.

Справка

Валерий Савчук – аналитик изобразительного искусства, куратор и художник. Автор более чем 20 книг и работ об искусстве. Работает в жанре лозунга, перформанса, инсталяции и городской скульптуры. Член Международного союза историков искусств и художественных критиков (АИС), Член Союза художников товарищества «Свободная культура», «Пушкинская — 10». В 1989 году организовал общество «Новая архаика», идея которого состояла в преодолении постмодернизма. Автор виртуального кладбища «Новые литераторские мостки». Валерий Савчук в духе Василия Розанова может сказать «искусство мне близко, оно как штаны».  Его основное кредо: актуальное искусство есть один из немногих способов оперативного и одновременно глубокого понимания быстроменяющегося мира.