Все записи
09:33  /  12.11.14

5654просмотра

Нью-Йорк уже не тот.

+T -
Поделиться:

Нью-Йорк, говорят, уже не тот. Прошли времена беспечного буйства, низкой ренты и наркотических открытий. В Алфабет Сити кофешопы на каждом углу. в H&M одежда дешевле, чем в комиссионках, везде велосипедные дорожки, в ресторане оставляешь ползарплаты за салат с киноа. Художники, музыканты, писатели – уезжают в Остин или Калифорнию, или куда угодно, где не нужно будет платить 1500 долларов в месяц за комнату размером со шкаф. В интернет все часто появляются статьи в модном нынче формате «списка»: «10 причин, почему я уехал из Нью-Йорка», «5 причин, почему не нужно переезжать в Нью-Йорк». Бедный Нью-Йорк, город Энди Уорхола и Вудди Аллена, теперь тебя называют городом банкиров и риэлтеров. Без имен. Ведь имя им – легион.

Я повстречалась с художницей Кортни благодаря великому Интернету. Я искала стажировку, а ей нужна была помощь с организацией ее видеоархива. Обьявление гласило, что она снимала вечеринки в 80-х, а вот разобрать и оцифровать материал сил и времени у нее нет.

Пришла по адресу в Ист Вилладж. С одной стороны дома кладбище, с другой - Бюро ритуальных услуг. Кофешоп, закусочная Катц, метро – все близко. Двери лифта открываются прямо на улицу – немного странно, но еще и не такое бывает. Из под земли торчит какая-то труба, и из нее идет дым, поэтому в лифт входишь очень кинематографично в облаке пара. Пятый этаж. Лифт едет медленно и громко. Двери открываются сразу в квартиру, то есть в лофт. Там стоит Кортни. Одета во все стильное серо-бежевое, в очках, светлые волосы подобраны в пучок. Большие сережки с каким-то полудрагоценным или и вовсе не драгоценным камнем. Такой типаж Мерил Стрип или Сюзан Сэрондон.

-                 Здравствуйте, Аня (а точнее «Анья», как меня обычно здесь называют), проходите, пожалуйста, – говорит хозяйка квартиры. Я прохожу. Таких больших квартир я уже давно не видела. И кухня, и огромная гостиная, и студия, и спальня, и это только то, что видно сразу. Все старое, а точнее – с историей. Мне предлагают травяного чаю, кофе здесь не пьют. Провожают в кабинет, где стопками у стен выстроены VHS кассеты.

-                 Знаете, я вообще-то нашла уже себе помощницу. Но я просто подумала, что неплохо познакомиться.

Как это по-ньюйоркски: давайте, мол, просто пообщаемся. Я только недавно приехала, поэтому нахожусь в периоде «губки» - впитываваю все, что вижу и слышу, потребляю информацию с невероятной скоростью и жадностью. И да, общаться я готова круглосуточно.

-       У вас очень интересная квартира, - говорю я. Разговаривать о недвижимости можно бесконечно, но тут я не лукавлю.

-       О, да, я живу здесь со своим руммейтом, Стивеном, он должен прийти скоро. Немного душновато из-за трубы на улицы.

-       И как много у вас кассет.

-       Да, я много снимала. Так получилось, что я всегда была тем человеком с камерой и, поскольку, я была членом тусовки, то именно ее я и снимала.

Она ставит кассету в VHS проигрыватель. Смущается, говорит, что и снимать-то толком не умела, мол, вот, что вышло, то вышло. Видео с большой вечеринки в клубе. Экстравагантный ведущий в костюме из перьвев и с ирокезом на голове объявляет: «А сейчас, леди и джентльмены – Мадонна!»

-                 Это первое выступление Мадонны с Like a Virgin, - говорит Кортни. На экране молодая Мадонна в платье Лолиты, с огромными бровями и взъерошенными волосами – она валяется на сцене и поет, как будет делать еще очень много раз после этого. Но это ее первое выступление. И у меня мурашки.

-                 Ой, ну это скучно, наверно, что я тебя мучаю! – восклицает Кортни. – Что было, то и снимала, ничего особенного. Это просто хоум видео. Сейчас так не делают. Пару лет назад назад Стелла Маккартни устраивала вечеринку здесь на кладбище – вот там камер было, сразу видно: профессионалы. А я так, любитель.

Теперь я понимаю, что кладбище это модно, это место для вечеринки. Ну а собственно, для чего же. Усопшим в девятнадцатом веке людям точно все равно уже. Смерть всем к лицу, даже, видимо, Стелле Маккартни. 

Дальше Кортни ставит другую кассету. На этот раз в кадре всего три человека. Энди Уорхол, Йоко Оно и какой-то тип в пиджаке с большими плечами. Энди Уорхол что-то томно рассказывает типу в пиджаке про то, как они вчера тусовались с Йоко, Деби Харри и еще кем-то. Рассказывает и сам собой любуется. Белая челка падает на темные широкие очки. Сцена из фильма, казалось бы, но нет, это дрожащее хоум видео, и оператор, Кортни, иногда перебрасывается словом или двумя с героями видео.

Кортни извиняется и говорит, что ей надо собиратсья. Я гляжу на гору кассет и, кажется, готова потратить все выходные, чтобы увидеть их всех. Всех тех, кто приезжал сюда, кода рента была дешевая, Интернет еще не правил бал, когда все не было мило и приветливо, улицы были небезопасны, а поп-культура набирала обороты. Когда Мадонна пела Like a Virgin, а Энди Уорхол устравивал вечеринки. 

Комментировать Всего 1 комментарий

Здорово, спасибо!

Вот она, живая история!