Все записи
12:39  /  25.05.14

3237просмотров

Россия поимеет Украину под видом братских отношений

+T -
Поделиться:

Нам очень нужны выборы, их все ждали. И я надеюсь, что они пройдут с минимальным количеством эксцессов и в один тур. Нам нужен президент. Все ведь понимают, что Янукович трусливо сбежал из страны — понятно, что он не может быть легитимным президентом. Ему нигде в Украине нет места, даже там, где орудуют диверсанты иностранного государства. Надеюсь, что новым президентом станет Порошенко, и хочется, чтобы выборы прошли в один тур. Зная ситуацию на востоке, я представляю, что, если во втором туре сойдутся Порошенко и Тимошенко, у востока не будет «своего» кандидата, то есть того, кого выбирали лично они. Потому что Добкин для них не кандидат — губернатор Харьковской области и бывший мэр Харькова вряд ли «свой» для Донецка и Луганска; они считают «своим» Тигипко, но они понимают, что за него не надо бы голосовать. Думаю, что у Порошенко больше, чем у других кандидатов, шансов быть принятым и востоком, и западом Украины.

Хочется, чтобы выборы прошли как можно быстрее, а за ними пришли позитивные перемены.

Украинский кризис имеет место лишь в определенной части страны, где люди с русскими паспортами и пропиской в ФСБ «качают» ситуацию. В той части Украины, где их нет, нет и кризиса.

Наш «Автомайдан» сейчас плотно работает в Луганске. Ребята встречаются с лидерами сепаратистов, и после непродолжительных разговоров выясняется, что между нами нет пропасти, которая, казалось, должна была нас разделять. Во время наших бесед их претензии очень быстро разбиваются, потому что разрушаются их мифы. Например, они говорят: «Почему вы легитимизировали националистов в Верховной Раде?», имея в виду Тягнибока и других (для них это монстры). Мы отвечаем: «Минуточку! Ни Кучма, ни Ющенко, ни Кравчук не позволили “Свободе” зайти в парламент! “Свободу” в парламент завел Янукович, который хотел, чтобы в 2015 году в финал выборов он вышел против Тягнибока и победил его. Ваш кандидат, за которого вы проголосовали, ввернул националистов в Верховную Раду для выполнения своих задач! Если вы хотите извиниться за то, что вы проголосовали за Януковича, приведшего “Свободу”, — давайте, ваши извинения будут приняты. Мы на вас не обижаемся». Когда они начинают об этом думать, они начинают нас слушать.

В Донецке сначала было 20% людей, которые категорически не воспринимали Майдан и киевскую власть, теперь их 60-70%. И вина в этом, к сожалению, лежит не только на диверсантах Путина, а прежде всего на киевской власти, которая не умеет общаться с людьми, решать вопросы и которая где-то людей бросила, а где-то их вообще не увидела. «Автомайдан» и другие организации сейчас стараются объединить Украину. Потому что подавляющее большинство сепаратистов не хотят ни в какую Россию, а хотят, чтобы их заметили и чтобы в своем регионе они были хозяевами.

Они привыкли, что на выборах у них есть свой кандидат, а сейчас такового нет. Конечно, им это не нравится, и донецкие политики открыто об этом говорят. Но я не вижу в этом проблемы, потому что избиратели должны быть избирателями, а не болельщиками, которые поддерживают свою команду в политике: для них должно быть важнее выбрать кандидата, который решит все их проблемы. Мы давно живем в ожидании перемен. Нам нужно, чтобы страна встала на нормальные экономические рельсы и наверстала все упущенное время. Нам нужно, чтобы выборы стали такой точкой, после которой начнется нормальная жизнь. Люди не хотят конфликта, даже криминальные авторитеты. Особенно когда видят на улицах людей с автоматами.

Сейчас происходят странные вещи. Несколько машин дагестанцев с оружием приходят со стороны Луганской области на пограничный пункт и обходят сорок пограничников, чтобы здесь начать тупо грабить. Каким образом три машины вооруженных дагестанцев проехали через всю Россию и оказались здесь — вопрос не только у Луганска, но и у всего международного сообщества. Почему люди с российскими паспортами, которые служат в российских спецслужбах, находятся на территории Украины, а их переговоры с диверсантами и сепаратистами становятся достоянием всего интернета? Почему «братский народ» демонстрирует открытую агрессию по отношению к нам?

Я категорически не хочу братских отношений с Россией — мне нужны нормальные отношения, как между Германией и Австрией. Я не хочу, чтобы под видом братских отношений нас кто-то пытался поиметь. Когда Кучма сказал, что Украина не Россия, он был абсолютно прав. Мы хотим быть соседями, но не провинцией России, не вассалами Путина и просим не влезать в наши дела.

Я понимаю, что в России не все в порядке со СМИ, и новости на всех каналах одинаковые. Когда я смотрю на Дмитрия Киселева, я очень легко представляю, как он запросто говорит что-то вроде: «Конечно, Гитлер был ярым антифашистом». Такое возможно на российском телеканале, но невозможно на украинском, потому что нам всегда дается две точки зрения, и зритель делает выбор, какая точка зрения ему ближе. В России есть только точка зрения Путина. Поэтому мне смешно, когда говорят, что нас зомбировали. Потому что, оказывается, когда человек выбрал между двумя точками зрения, то он зомби, а когда у него есть только одна точка зрения, то он… русский!

Вражда насаждается искусственно, и люди уже начали в этом разбираться. Мы категорически против, чтобы люди разговаривали при помощи оружия, и сегодня мы проводим акцию «Донбасс не стреляет, Донбасс говорит». Жители Донбасса не хотят сепаратизма, они видят, что разница между киевским Майданом и сепаратистскими движениями очевидна, ее даже видно по телевизору, слышно по радио… Потому что Майдан, который был в Киеве, не пытался захватывать и убивать людей, на Майдане не было пьяных и наркоманов с автоматами, не было хамства. Послушайте, как говорит сепаратист: он же говорит чисто русским матом! На Майдане не было пьянства, хамства и агрессии — на него постоянно нападали, а он шел к Верховной Раде без оружия, и только в последний момент там появились «коктейли Молотова» и убитые.

На Майдане были абсолютно другие ценности. Вся эта история началась с того, что у Украины был жесткий выбор: идти либо в Европу, либо в Таможенный союз. Я сейчас скажу за миллион украинцев: это было сродни выбору между бесплатным поступлением в ПТУ (то есть к Путину, в Россию) или поступлением в университет. Но для того, чтобы поступить в университет, надо напрячься, поучиться, короче, развиваться. Мы можем деградировать и пойти в ТС, а можем пойти в Европу и развиваться. Пойти в Россию — значит прийти к отсутствию свободы слова и уйти от развитых технологий, ведь Россия не производит ничего, кроме нефти и газа, что бы котировалось во всем мире. Наши польские братья живут по совершенно иным стандартам и критериям, чем наши российские братья. Польша, Америка, Япония не претендуют на нашу территорию, а российские политики в открытую говорят, что хотят захватывать нас вооруженным путем. И именно эти российские политики окончательно утвердили нас в том, что мы хотим именно в Европу.