Все записи
19:39  /  25.04.15

2388просмотров

Ценности американских просветителей XVIII века

+T -
Поделиться:

Некоторое время назад я пообещал Янову Александру Львовичу написать статью о ценностях американских просветителей XVIII века и о влиянии на них естественно-правовой концепции. Выполняю свое обещание. Сразу хочу предупредить, что мое изложение не претендует на глубокое исследование, вся информация взята из общих доступных источников.

Свою работу я собираюсь разделить на две статьи. В первой я расскажу о ценностях американских просветителей XVIII века, а во второй мы подробно рассмотрим эссе «Федералист» А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея.

Итак, целью нашего исследования являются ответы на следующие вопросы: существовала ли у американских просветителей XVIII века, в частности у отцов-основателей США, какая-либо система ценностей? Упоминалась ли она где-либо ими? Откуда она взялась? Влияла ли эта система на них? Была ли эта система основой социальных и политических институтов, построенных ими? Существует ли связь между ценностями американских просветителей XVIII века и естественно-правовой концепцией? Влияла ли естественно-правовая концепция на них?

Для ответа на эти вопросы вначале обратимся к самым общим источникам. В статье Википедии «Американское Просвещение» мы можем прочесть следующее:

«Американское Просвещение» XVIII века представляло собой общественное течение, тесно связанное с национально-освободительным движением и Американской революцией. Также испытывало сильное влияние английского и французского Просвещения (особенно идей французских материалистов, Жан-Жака Руссо, Джона Локка). Основные цели просвещения заключались в замене традиции рациональным подходом, абсолютных религиозных догм - научным поиском, монархии - представительной властью. Мыслители и писатели Просвещения отстаивали идеалы справедливости, свободы и равенства, считая их неотъемлемыми правами человека. В Америке эпоха Просвещения получила особое название по одноимённой брошюре Томаса Пэйна - "Век разума".

Теперь попробуем найти подтверждение этих утверждений в исторических исследованиях. Учебник Истории политических и правовых учений, под общей редакцией члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора В.С. Нерсесянца, сообщает нам следующее:

Некоторые публицисты использовали в обоснование прав и свобод американцев естественно-правовые идеи С. Пуфендорфа и Дж. Локка. Первым, кто выдвинул аргумент о том, что жители колоний как свободные подданные короны наделены всеми «врожденными правами и свободами англичан» и потому вправе иметь своих представителей в законодательных собраниях (к таковым он относил колониальные ассамблеи), стал Джон Дикинсон (позднее эти идеи наиболее успешно развил Т. Джефферсон). Своеобразную позицию занял Б. Франклин, который с 1766 г. развивал концепцию гомруля (самоуправления) и доказывал, что эмиграция англичан в Америку означала их полный разрыв с законами и Конституцией Англии. По этой логике колонисты уже не могли считаться британскими подданными в силу самого факта переселения в Новый Свет и потому не должны подчиняться решениям британского парламента.

Естественно-правовая аргументация, т.е. апелляция к «естественным и неотчуждаемым правам человека» вне зависимости от его государственной принадлежности, усилилась в Америке с 1744 г., когда стало очевидным нежелание английского парламента пойти на уступки. В политических памфлетах Джона Адамса, Томаса Джефферсона и Александра Гамильтона политические требования поселенцев-колонистов получили главным образом естественно-правовое обоснование. Незадолго до торжественного объявления Декларации независимости США (4 июля 1776 г.) мысль о неотчуждаемых и естественных правах получила признание не только в публицистике, но также и в политических и конституционных документах. В Декларации прав Виргинии от 12 июня 1776 г., написанной Джорджем Мейсоном и отредактированной Джеймсом Мэдисоном, впервые было официально закреплено, что все люди от природы свободны, независимы и обладают некоторыми неотчуждаемыми правами, от которых они не могут отречься, вступая в общество, и которых они не могут лишить свое потомство, а именно – правами на жизнь и свободу, а также на стремление к достижению счастья и безопасности (ст. 1). Далее говорилось о том, что народ имеет право сменять такое правительство, которое не отвечает своему назначению – обеспечивать достижение всеобщего блага и безопасности.

Декларация независимости, написанная Т. Джефферсоном при участии Б. Франклина и Дж. Адамса и принятая единогласно всеми 13 штатами, воспроизводит логику и аргументацию естественных и неотчуждаемых прав человека. Она начиналась обоснованием причин и правовых оснований для обособления колоний и смены формы правительственной власти. «Когда по ходу человеческих событий одному народу становится необходимым расторгнуть политические узы, связывающие его с другим народом, и занять среди держав мира обособленное и равное положение, на которое он имеет право согласно законам природы и ее Творца, то общепринятое уважение к мнению человечества требует изложения причин, побуждающих его к отделению». Далее шло перечисление «неотчуждаемых прав», в котором «собственность» из локковской триады естественных прав – «жизнь, свобода, собственность» – заменена на «право стать счастливым». Это, с одной стороны, соответствовало аристотелевскому пониманию одной из важнейших целей объединения и общения людей в государстве и вместе с тем было в духе просветительского понимания значения свободы для самосовершенствования человека и полного развития его способностей. Известно также, что Джефферсон не советовал своему другу генералу Лафайету включать право собственности во французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 г.

В редакции Джефферсона обоснование неотчуждаемых прав было дано в следующем виде (в скобках изложены места, снятые при внесении правки Б.Франклином и Дж-Адамсом): «Мы считаем самоочевидными следующие истины: все люди созданы равными; они наделены их Творцом определенными (прирожденными) неотчуждаемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, свободу и стремление к счастью; для обеспечения этих прав люди создают правительства, берущие на себя отправление справедливой власти с согласия управляемых; если какая-либо форма правления разрушает эти принципы, то право народа состоит в том, чтобы изменить или упразднить ее и установить новую правительственную власть, закладывающую в свое основание такие принципы и организующую свои полномочия в такой форме, какие, по мнению народа, кажутся более всего подходящими для обеспечения его безопасности и счастья». Далее говорилось о том, что благоразумие подсказывает не менять существующих форм правления «вследствие маловажных и преходящих причин». Кроме того, опыт прошлого также свидетельствует о том, что «люди скорее претерпят зло, пока оно терпимо, нежели станут исправляться при помощи отмены привычных для себя форм». Однако потребность в смене правительственной власти становится необходимой и неотложной с того момента, когда власть обнаруживает свое намерение подчинить народ своему произвольному или абсолютному деспотизму. «Но когда длинный ряд злоупотреблений и узурпации (начатых в известный период), неизменно преследующих одну и ту же цель, обнаруживает намерение подчинить народ абсолютному деспотизму, народ вправе, это его обязанность свергнуть такую правительственную власть и во имя будущей безопасности обеспечить себя новыми стражами».

На основе такого толкования идей естественно-правовой теории был сформулирован и провозглашен конституционный принцип народного суверенитета и права народа на политическое самоопределение и независимое существование.

На мой взгляд, вышеизложенное дает нам полное основание утверждать, что ценностями и идеалами американских просветителей XVIII века, в частности отцов-основателей США, были идеи, сформулированные европейской Эпохой Просвещения XVII-XVIII веков, под влиянием которых собственно и произошла Американская революция. Основой же социальных и политических институтов, построенных в США, является естественно-правовая концепция, о которой я не раз упоминал во многих своих статьях, фундаментом которой считается разум человека и всеобщие нравственные принципы.

Более того, в учебнике Истории политических и правовых учений, под редакцией доктора юридических наук, профессора О.Э. Лейста, утверждается:

Оценивая политические и правовые взгляды Пейна, Джефферсона и Гамильтона, необходимо иметь в виду и еще одно существенное обстоятельство – впервые в истории идеи естественно-правовой доктрины были конкретизированы в конституционных установлениях, закреплены в конституционных документах.

Думаю, моя статья не была бы полной без более подробного рассмотрения взглядов, ценностей и идеалов кого-либо из наиболее ярких представителей американского просвещения. Я остановил свой выбор на третьем президенте США Томасе Джефферсоне. По моему мнению, о нем замечательно написала в учебно-методическом комплексе Политология доцент кафедры юридических и социально-политических наук НГПУ Л.И. Сербай:

Остановимся на характеристике взглядов тех американских просветителей, которые внесли наибольший вклад в осмысление проблем политической жизни общества, государства, гражданских прав и свобод личности, социального равенства, политического равноправия и т. д.

Среди них видное место принадлежит политическим воззрениям Томаса Джефферсона (1743–1826). Они были выражены в содержании «Декларации независимости» 1776 г., главным автором которой был Джефферсон. В Декларации провозглашено начало существования США как самостоятельного и независимого государства и изложены принципы, на которых оно строилось. В частности, дано обоснование принципов взаимоотношений между людьми в новом государстве, гражданских прав и свобод личности, проблем социального равенства. В декларации сказано: «Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они одарены своим создателем очевидными (прирожденными и неотчуждаемыми) правами, к числу которых принадлежит жизнь, свобода и стремление к счастью».

В отношении Джефферсона к проблемам равенства людей и их неотчуждаемых прав на жизнь и свободу видно влияние идей либерализма английского мыслителя Дж. Локка, в том числе толкования им теории естественного права. Однако есть расхождения в понимании права собственности, которое Локк относил к естественным и неотчуждаемым правам человека. По мнению Джефферсона, право собственности относится скорее не к естественным, а к устанавливаемым в обществе самими людьми. В этом его взгляды близки к изложенным выше взглядам Ж.-Ж. Руссо.

В то же время в Декларации говорится о стремлении человека к счастью как о важнейшей морально-психологической установке его существования в обществе. В этом видно влияние на политические воззрения Джефферсона соответствующих положений христианской этики. Последняя оказала существенное влияние на всю систему политических воззрений Джефферсона. Это видно и из приведенных выше положений Декларации, касающихся равенства людей и их неотчуждаемых прав.

Джефферсон придавал большое значение также «теории морального чувства», согласно которой такое «чувство», как «нравственный инстинкт», присуще всем нормальным людям. Оно помогает человеку сделать правильный выбор на основе внутреннего, нередко интуитивного, ощущения добра и зла, понять другого человека, сочувствовать его страданиям и радоваться его счастью. Это способствует установлению гуманных и справедливых отношений между людьми. По мнению Джефферсона, гуманистические установки в деятельности и поведении людей должны стать важным фактором политических отношений между ними.

Джефферсон постоянно подчеркивал, что человек – не только природное, но и общественное существо. Поэтому многие его потребности могут быть удовлетворены только в его общении с другими людьми. Это особенно касается политического общения людей по поводу осуществления их политических прав и свобод. Значит нужно, чтобы политическое общение отвечало интересам всех людей, а это возможно лишь на основе справедливости. Джефферсон утверждал, что никакое общение нельзя поддерживать без «чувства справедливости» и что необходимо постоянно улучшать условия жизни каждого человека как существа общественного, а значит и условия совместной жизни людей. Эти его взгляды не укладывались в концепцию локковского либерализма, согласно которой человек является независимым и во многом самостоятельным по отношению к обществу существом, всегда стремящимся к личной свободе.

Лучшей формой государственного устройства Джефферсон считал демократическую республику как выражение подлинного народовластия, с присущими ей политическими институтами, посредством которых защищаются и реализуются политические права и свободы граждан. Его представления о такого рода республике формировались на основе учения о так называемом «классическом республиканизме», которого придерживались некоторые американские просветители.

Это учение обосновывало сущность подлинного республиканского государства, его классические непреходящие свойства, доказывало его соответствие природе человека. Поскольку человек есть «существо политическое», то, по мнению авторов этого учения, каждый экономически независимый гражданин должен принимать участие в управлении обществом. Этим он поддерживает существование республики, основная задача которой творить добро, создавать необходимые условия для счастья людей. Подобная трактовка также расходится с либерализмом Локка, ибо вопреки его учению предполагает, что ради поддержания «добродетельной республики» граждане должны быть готовы жертвовать в той или иной степени своими личными интересами.

В конечном счете Джефферсон «сочетает либерализм и республиканизм», права и свободы личности и демократическую республику, которая видит свою основную задачу в обеспечении этих прав и свобод и в свою очередь нуждается в поддержке граждан.

Творчески применительно к американской действительности своего времени Джефферсон толкует теории естественного права и общественного договора. Он отвергает трактовку общественного договора как договора между правителями и народом. По его мнению, речь может идти только об общественном договоре всех граждан между собой, в котором выражено волеизъявление всего народа. Именно эти идеи положены в основу написанной им «Декларации независимости» 1776 г. В таком подходе видно влияние идей Ж.-Ж. Руссо о государстве, устанавливаемом на основе взаимного договора всех граждан, и о народном суверенитете.

Практическая направленность политических идей Джефферсона, как и некоторых других американских просветителей и государственных деятелей, проявилась, в частности, в том, что в их концепциях понятие «общественный договор» со временем уступило место понятию «конституция», которая рассматривается ими как конкретно-политическое и правовое выражение общественного договора. Джефферсон считал, что конституция может приниматься только на основе прямого волеизъявления избирателей. Он был сторонником всеобщего избирательного права для мужчин.

Джефферсон стремился построить в Америке новую республику – классическую демократию, в которой полностью соблюдались бы права человека, в том числе право на жизнь, свободу, собственность, на участие в политической жизни общества и осуществление власти в местных и федеральных органах республики. Он выступал за религиозную свободу и отделение церкви от государства, за полное политическое равенство и разделение властей.

В заключение своей статьи я хотел бы привести отрывок из письма Томаса Джефферсона Питеру Карру, написанное им в Париже 10 августа 1787 года:

Тот, кто создал нас, был бы никудышным мастером, если бы он правила нашего нравственного поведения сделал результатом науки. На одного ученого приходится тысяча неученых. Кем бы они стали? Человек был создан для общества. Поэтому его нравственность создана с этой же целью. Он был наделен чувством справедливого и несправедливого только в связи с этим. Это чувство такая же часть его природы, как слух, зрение, осязание. Это и есть нормальная основа нравственности, а не to kalon, истина и т. п., как представляют себе авторы фантастических сочинений. Нравственное чувство или совесть такая же часть человека, как ноги или руки. Оно дано всем людям в большей или меньшей степени, как сила членов дана им в большей или меньшей степени. Его можно усилить тренировкой, как любой орган. Разумеется, в определенной степени это чувство подчинено руководству разума; но для него требуется небольшая опора, даже нечто меньшее, чем то, что мы называем здравым смыслом. Поставь нравственную задачу перед пахарем и профессором. Первый решит ее так же хорошо, и часто лучше, чем последний, потому что он не будет сбит с пути искусственными правилами. Поэтому читай хорошие книги по этой отрасли знания, которые будут поощрять и направлять твои чувства. Особенно сочинения Стерна представляют собой лучший курс нравственности из того, что написано по этому вопросу. Кроме того, читай книги, упомянутые в прилагаемом списке; и не упускай возможности тренировать свою склонность быть благодарным, великодушным, милостивым, гуманным, правдивым, справедливым, твердым, аккуратным, смелым и т. д. Рассматривай каждый поступок такого рода как упражнение, которое усилит твои нравственные способности и приведет к возрастанию твоего достоинства.

P.S. В конце своей статьи я хочу обратиться к Александру Львовичу Янову. В одном из своих комментариев Вы утверждали, что у Томаса Джефферсона была в наложницах черная рабыня, вследствие чего он не смог бы «протиснуться» через указанные в моей статье «Мечта» принципы-ценности. Я уже неоднократно говорил, что указанные мной принципы не распространяются на личную жизнь человека. Также я не очень люблю разбираться в чьих-то личных отношениях, которые меня не касаются. Но отношения между Томасом Джефферсоном и Салли Хемингс не были отношениями между злым рабовладельцем и истязаемой им рабыней. Это было счастье и трагедия двух отдельных людей. И судить их, на мой взгляд, мы не вправе.

Комментировать Всего 2 комментария
Спаибо, Сергей,

подожду, пожалуй, со своим комметарием Вашей статьи о "Федералисте".Очень неудачное время выбрали, когда я занят по макушку завершением третьей книги "Русской идеи".Но все равно спасибо.

Эту реплику поддерживают: Сергей Ожич

Александр Львович, прошу Вас не спешить с ответом. Ответить на статьи Вы можете позже, когда у Вас будет время.