К двум традиционным вопросам русской интеллигенции – «Кто виноват?» и «Что делать?» – прибавился, надеюсь, ненадолго, еще один: «Что у вас там на Украине?»

Этот вопрос меня лично приводит в тупик потому, что в повседневной жизни практически всех жителей Украины не происходит ничего из ряда вон выходящего.

 

Но ответ «ничего» не устраивает, ни меня ни моего собеседника.

 

Приходится, в зависимости от ситуации, либо грубо отправить к ленте новостей, либо вежливо пересказать своими словами то, что я сам помню из недавно прочитанного в тех же новостных лентах.

А правда заключается в том, что практически всегда правильный ответ – «ничего».

Почему же он нас не устраивает?

А потому, что наша жизнь последние несколько месяцев сводится к тому, что мы постоянно жмем

F

5 (обновить) на странице новостной ленты в надежде, что вот сейчас в Украине что-то наконец должно произойти.

 

А оно все не происходит.

 

Журналисты, должно быть, особенно остро ощущают это давление на клавишу

F

5 незримыми массами своих читателей, – и поэтому стараются создать (или, если совсем повезет, просто приукрасить) события, которые хоть чуть-чуть подпадают под классификацию «новости».

 

Нам остается только обобщить прочитанное и аккуратно сложить в голове в папку «Происходит в Украине».

Вот и выходит, что появление террористов на экране телевизора означает, что все улицы украинских городов кишат террористами; заявление одного человека о том, что он хочет срочно уехать в Крым / из Крыма, означает, что все жители Украины / Крыма собираются уехать в Крым / Украину.

 

И так далее.

 

И тому подобное.

Дамы и господа!

 

Посмотрите на свою жизнь и скажите честно: что у вас произошло нового, заслуживающего хотя бы пятиминутного рассказа человеку, которого вы видели вчера?

 

Скорее всего ничего.

 

Скорее всего, большую часть истекшего дня вы сидели и ждали, чтобы прочитать о том, что произошло с другими.

 

Вот и возникает потребность фильтровать новости на правду и неправду, о которой так много пишут в последние дни в «Снобе».

 

Вот отсюда происходит то, что люди в России знают о новейшей истории Украины – действительной или вымышленной – намного больше, чем о многовековой истории Беларуси или Узбекистана.

 

И, скорее всего, именно отсюда происходит постепенно обостряющееся желание украинцев, чтобы их просто оставили в покое.

В Украине ничего не происходит.

 

Ничего, что заслуживает беспрерывного потока новостей и постоянных расспросов друзей и знакомых.

 

Ничего, что заслуживает срочных действий по спасению и размещению в местах временного проживания.

 

И, уж точно, ничего, что хотя бы удаленно может потребовать гуманитарно-военной помощи братского народа.

Терроризм, как понятие, построен на запугивании широких масс населения любыми доступными средствами.  Средства массовой информации подходят для этого лучше всего – исходя из простых экономических соображений.  Поэтому самый эффективный способ победы над терроризмом на постсоветском пространстве – выход из ленты новостей.