Когда работала над постом «Искусство медленной жизни», нашла   интересную статью Нелли Боулз «Человеческий контакт становится предметом роскоши», опубликованную в марте 2019 New York Times.

Не стану развивать мысль о том, что она появилась накануне пандемии и отражает наметившиеся тенденции в расслоении общества по признаку отношения с виртуальной реальностью. Это просто констатация факта и предмет для анализа философов, политологов, социологов.

Как психолог, хочу остановиться на анализе девальвации и вымывания из повседневной жизни разговора по душам, глаза в глаза.

По утверждению Нелли Боулз в современном мире происходит «люксеризация» простого человеческого общения. Авторка аргументирует свою мысль примером из жизни  пенсионера из Калифорнии Билла Ланглуа. Лучший друг Билла – нарисованная на планшете кошка Сокс, которая вернула ему радость жизни и веру в Бога. 

Авторка статьи утверждает, что вы бедный, если потребляете преимущественно он-лайн, начиная от продуктов питания, одежды до сексуальных, медицинских и образовательных услуг. Бедный, если ваши дети учатся онлайн, а не у оффлайновых преподавателей.

Не стану отрицать или утверждать, что оплаченное живое  общение является признаком элитарности. Рядом с правителями всегда были звездочёты, мудрецы,  лучшие врачи. Но разделяю тревогу авторки (как и многих родителей), аргументированную статистическими выкладками, что компьютеризация процесса обучения, снижает уровень когнитивного, эмоционального развития детей.  

У компьютеризации процесса образования есть свои плюсы. Выводя за область экрана человеческий фактор, мы уменьшаем риски снижения планки образовательных стандартов и психопатических реакций учителей.

Экран планшета не может оскорбить, унизить, ударить, но и не может так же согреть душу, вдохновить, окрылить робкого, неуверенного ученика после неудачи.

Хотя, возможно, прогресс в скором времени решит и эту проблему.

Но тогда зачем и для чего мы, средний класс, вообще, все те, кто не покупает одежду в дорогих магазинах, расположенных в центре, заказывает доставку еды через телефон.

Те, кто не может позволить себе любовь, а только виртуальные секс услуги, которые в изобилии поставляют жители третьего мира?

Зачем тогда вся история человечества, выбравшая рационализм Аристотеля, а не сверхчувственный мир идей Платона?

Можем ли мы что -либо противопоставить поглощению реального мира миром виртуальным?

Только душу, только сердце…

В мире эффективных менеджеров, вымывающем теплоту, искренность человеческого общения из обыденной жизни, цинизм убивает творческий, непокорных дух. Когда общение с виртуальным питомцем возвращает к Богу, в то время как Моисею Он являлся в образе горящего куста.

 Хотя, чем кошка Сокс хуже нечистых на руку служителей религиозных культов?

Над этими вопросами предлагаю поразмышлять читателям, увы, в онлайн формате Телеграм канала.

Виртуальный мир сделал для меня доступным общение с людьми, проживающими в разных точках земного шара, принадлежащими к разным социальным стратам. И это классовое расслоение является всего лишь отражением моего внутреннего расщепления, берущего начало в культурно-исторических травмах страны. Мой Стенька Разин и персидская княжна вечно спорят, но жить друг без друга не могут. Она его стыдиться, он её презирает за изнеженность и хрупкость.

Всё как  на «Титанике». На первой палубе изысканно, но скучно, на последней – веселье в условиях антисанитарии.

Каждый день, каждый миг мы делаем выбор в пользу рациональных защит, кастрирующих реальность, или искренней непосредственности и провокативной открытости жизни.

Ад рационализма или Рай доверия и чистой радости души?

Пишу эти строки и вспоминаю рассказ Хорхе Луиса Борхеса «Парацельс и роза». Молодой человек приходит к Целителю, чтобы обучиться мастерству алхимика. Он приносит Парацельсу всё своё золото и розу, которую сжигает, умоляя старика воскресить  из пепла. Тогда он поверит, что перед ним Мастер. Парацельс отказывается демонстрировать фокусы. Когда разочарованный юноша уходит,  произносит Слово, воскрешая розу…

Меня завораживает процесс исследования и исцеления души. Аналитическая психология, как инструмент, используется всё реже и реже. Всё чаще и чаще доверяю себе и ресурсам клиента, тому внутреннему целителю, который является «живой» водой для измученной души.

Коль скоро в название статьи вынесена проблема социальной стратификации, то позволю высказать своё представление об элитарности. Даже не пытаюсь развенчать миф, что психотерапия – дорого, долго и без гарантий.

Не царское это дело воскрешать розу из пепла для Фомы неверующего.

Мои публикации, прежде всего виртуальные, («Сноб» был и есть великолепная  площадка для выражения идей интеграции духа, сердца, тела) вызывают живой отклик у интеллектуальной элиты. Кого-то восхищают, кого-то раздражают. Я к этому привыкла, выработав стойкий иммунитет к «лавровым венкам» и «пуху и перьям».

Академическая среда, по уверению моего издателя, не моя референтная группа. Там получила по полной программе и пуха, и перьев. Сейчас кафедра гордится фактом моей защиты, но в своё время…

 Я никогда не была «девочкой» толпы. Но всегда хотела быть, как все. 

Мой мир был поделен на «умных» и «блондинок», неприкаянных поэтов и гедонистов силовых структур. В профессии психотерапевта волею судьбы соединилось и то, и другое.

Карьера в академической среде закончилась ровно в ту минуту, когда руководство университета попросило, как «человека глубоко порядочного», позаниматься в индивидуальном порядке с внучкой N. Комментарии к просьбе в целях личной безопасности приводить не стану.

«Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.».

После того, как университет не продлил со мной договор, долгое время не могла прийти в себя. Но собралась духом, дала объявление на общедоступном портале психологических услуг…

Через неделю у меня уже была клиентка, которая брала пять сессий в неделю. Мои заработки в разы превысили зарплату в университете.  Потом выяснилось, что она была дочерью члена кабинета министров одной из северо-кавказских республик.

Когда закрывается одна дверь, обязательно открывается другая.

В работе месяца три-четыре уходит на установление доверительного  альянса. Без провокаций не обходится. Это проверка на прочность связи терапевт-клиент, на доверие и на доверчивость. А иначе зачем тратить мне время, а клиенту деньги. Для меня быть терапевтом – это не только про заработать деньги, но и про возможность быть собой.

Несколько лет тому назад, когда  вошла в огромный кабинет маленького особняка, затерявшегося в глубинах Остоженки, к своему духовному наставнику, не последнему человеку в официальном Исламе (что со временем нас и развело)  услышала: «Вы не принадлежите ни к миру людей,  ни к миру джинов. Для человека вы обладаете сверхчувствительностью джина, для джина - телом.».

Психотерапия, способность видеть духовным взором причины проблем, и есть точка приложения моего дара.  Чаши весов периодически колеблются: дар-проклятье, проклятье-дар.

Но именно этот дар открывает двери в мир избранных. Для меня избранные – это, прежде всего, Мастера своего дела, наделённые талантом от Бога.

Все цари – пророки имели таланты к ремеслу (плетение корзин,  кузнечное дело и тп.).

Для меня элита – это те, кто может гармонично сочетать интеллект, сердце, творческий дух со способностью монетизировать дар.

«Сильные» мира сего не любят платить за психологию, предпочитая расплачиваться «борзыми» щенками. И это в лучшем случае, в худшем «кормят завтраками» и возможностью нести мантию за Его высочеством. 

Мир духа есть высшая реальность и не прощает предательства души.

Рано или поздно приходит принятие себя, наполненности жизни смыслом и благодарности Творцу. И самое ценное – психологическая устойчивость.

В течение жизни мне часто приходиться слышать, что я не та, за которую себя выдаю. Каждый видит в меру своей испорченности. Это, конечно, вульгарная шутка. Как Парацельс, могу открыться, допустив в святая святых, а могу повернуться к лесу передом, а к собеседнику …

Постоянные читатели могут отметить, что стала писать иначе. Да, я проходила через кризис, пережить который помогли  духовные учителя и потомственные сибирские шаманы.

Результатом выхода из коллапса стал отказ от грандиозности Эго, признание мимолётности и скоротечности жизни, огромной благодарности Творцу, поиски и стяжательство внутреннего Света.

Концепция развития личности от жертвы до мастера судьбы.

Первая половина жизни проходит под знаком пищевого таксиса с его принудительно-наградными формами поведения или преступно-карательными,  вторая половина  больше про теплоту, трепетность, нежность и внутренний свет. Про всё то, что делает нас людьми.

Приговор миру эффективных менеджеров вынесен ещё Пелевиным в «Генерейшен п». Помните, когда  герой, затосковав по обычному человеческому теплу, останавливает машину рядом с опустившемся мужчиной, который отсканировав одежду и машину эффективного менеджера, кричит: « Под Кандагаром было круче!».

Испытание человека на человечность,  психологическую выносливость и есть высшая реальность.

В конце жизни можешь умиляться общению с нарисованным на планшете котом, а можешь, как полковник Аурелиано Буэндия из повести Габриэля Маркеса «Полковнику никто не пишет», сказать, что будешь есть дерьмо, но не пойдёшь побираться.

Объективности ради стоит отметить, что наметилась устойчивая обратная расчеловечиванию тенденция. По крайней мере, в европейском кинематографе. В фильмах «Отец» ( 2020), «Земля кочевников»(2020), «Свинья»(2021) рассматривается жизнь такой, какая она есть, без глянцевых фантазий мира потребления. Жизнь, как  неизбежность потерь, здоровья, имущества, любимого человека или добровольный отказ от всего того, что отделяет тебя от себя.

Понимаю, что для интернета объём статьи велик, тем не менее, скажу несколько слов о фильме «Свинья».

Фильм об уединении, минимализме, сострадании, терпении и ненасилии. Фильм о неизбежности потери и разрушении любовных привязанностей. Медитативный, завораживающий своей глубиной. Фильм о ценности всего того, что делает нас счастливыми без материального потребления, всего того, что наполняет нашу жизнь радостью и светом, хотя и рассказывает об изнанке мира.

Герой фильма Роб –  в прошлом культовый шеф-повар, проживающий в лесу, опустившийся и неопрятный, единственное существо, к которому он привязан – свинья… Свинью, обладающую даром находить трюфели, похищают. Роб отправляется на поиски. Он не мстит, но обращается к лучшему в душах похитителей.  Его стойкость и сострадание  обезоруживают.

Мы всегда можем выбрать достойного собеседника, соприкасаясь с мудростью его души, изложенной в книгах. Монтень, Омар Хайям порой единственные друзья и советчики на перепутьях судьбы.

Единственной просьбой Понтия Пилата в романе «Мастер и Маргарита» была просьба о возможности беседовать с Иешуа Га – Ноцри из Назарета.

Нищий философ Сократ, чести побеседовать с которым добивались юноши аристократического происхождения, говорил не только о том, что знает, что ничего не знает, но и о необходимости слушать и слышать свой внутренний голос.

Внутренний голос, голос нашей души пытаются заглушить информационным шумом.

Выбор за нами…

Персональный сайт