Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:24  /  27.10.16

2728просмотров

Сальвадор Дали - история замещения умершего брата

+T -
Поделиться:

Начало здесь

Вторая часть тут

Третья встреча, последняя, завершающая.

За час до начала третьей сессии Валентина позвонила и сообщила, что не может прийти, т.к. заболел ребёнок. Договорились о переносе встречи, т.к. причина пропуска уважительная.

Когда клиентка пришла, спросила о болезни ребёнка. Оказалось, что за период между сессиями Валентина обнаружила у пятилетнего сына « нехорошую» родинку, разволновалась на предмет, не меланома ли. Действительно, зачем ходить к психотерапевту для интеграции страха смерти, когда можно его спроецировать на ребёнка. Отвезти его на приём к онкологу. Пусть ребёнок то же боится. Ему же, наверное, мало психологических нагрузок в виде астматического бронхита, раздробленной ступни сестрёнки и приёмного ребёнка в семье. Что мог сказать врач, кроме того, что любое новообразование может развиваться по двум сценариям. Конечно, в период гормональных потрясений может случиться всякое, а пока никаких поводов для беспокойства. Без комментариев.

Эта сессия была посвящена взаимоотношениям клиентки и матери. Предчувствия меня не обманули. Мама Валентины оказалась сиротой, потерявшей обоих родителей в результате несчастного случая. Мама никогда не слышала дочь, но дочь всегда слушала и слушает о её несчастном детстве, горе ребёнка, о трудностях в детском доме. Девочкой Валентина часто фантазировала, что если бы она была взрослой в то время, обязательно нашла бы свою маму в детском доме и удочерила.

Конечно же, мы имеем дело с негативным материнским комплексом, ассимилировавшим психику ребёнка. Душа дочери бессознательно (хочу в это верить) использовалась как контейнер для неотреагированного горя и чувства утраты в детстве  взрослого человека.

По всей вероятности, обесценивание клиенткой собственной внутренней жизни и, как производного процесса терапии, произрастало из этих деформированных детско-родительских отношений.

Психика Валентины в детстве оказалась между Сциллой и Харибдой: горем матери, потерявшей родителей в дошкольном возрасте и страхом смерти отца, родившего ребёнка уже в преклонном возрасте, а потому испытывающему постоянную тревогу о судьбе дочери, если умрёт раньше до того, как сможет «поставить её на ноги». Это бессознательное поле родительской семьи стало платформой базовых первичных переживаний ребёнка, которые были прекрасно компенсированы интеллектуальным, спортивным развитием девочки.

Поскольку зуд пошёл на убыль, и по уверениям клиентки, сохранились остаточные явления, где-то процентов 20-30, мы приступили в оставшееся время к работе со страхом смерти в технике активного воображения.

Мой уютный кабинет моментально наполнился серым липким холодным страхом, который пробирал насквозь, въедался, словно пыль под кожу, в душу, хватал за сердце.

И опять в контр - переносе почувствовала страх и сострадание.

Уже прощаясь, Валентина сказала, что набралась смелости и позвонила в секретариат Союза художников. Оказалось, что сотрудник неправильно записал её телефон и поэтому они не могли сообщить ей новость, что она принята в члены Союза художников. Валентина искренне радовалась по причине того, что собиралась в Европе заняться творчеством, прежде всего исходя из коммерческих соображений. В стране, в которую они собирались иммигрировать в цене работы художников из России. Она уже нашла себе импресарио, который и посоветовал оформить членство в профессиональном сообществе, т.к. это повышало стоимость картин.

Выживать, рассчитывать только на себя и бояться смерти. Но страхи имеют особенность догонять нас, формируя негативные программы жизни.

Самое страшное – встретиться лицом к лицу с демонами бессознательного, признать факт их существования. В противном случае, как в сказке « Синяя борода» маленький ключик от  тайной комнаты будет постоянно кровоточить, напоминая о спрятанных трупах души.

Валентина больше не пришла. Позвонила, что нашёлся дом, отвечающий интересам всех сторон. Она купила глицин и больше не чешется. Действительно, зачем ходить к психотерапевту, когда можно купить глицин за 20 рублей?

Но, видимо, испытывая чувство вины, пообещала продолжить терапию по скайпу, при условии, что будет предоставлена скидка.

Как и ожидалась, не позвонила и не написала.

Я чувствовала после встреч с этой женщиной использованной, выжатой и выброшенной за ненадобностью после того, как проблема с великим переселением её семьи была решена. Она просто выдрала с мясом кусок жизненной энергии для того, чтобы убежать в новую жизнь от своего страха смерти.

Гипотетически могу только предположить, что скрытым мотивом рождения детей  является  контроль над смертью. Валентина зачинает и  рожает, чтобы победить свой собственный страх. Не случайно взамен умершего в утробе ребёнка  удочеряет девочку, чьи даты рождения совпадают с датой рождения умершего своего. Просьба о скидке для меня всего лишь симптом клиентки. Гораздо страшнее то, что комплекс диссоциирован, настолько, что наблюдались ситуации расщепления в поведении. При самых неблагоприятных прогнозах, если все будут здоровы, муж будет обеспечивать семью настолько, что не придётся ни на чём экономить, её отщеплённая субличность организует несчастье, вплоть до чьей-нибудь смерти. Такие «нарушенные» не могут жить спокойно, их разрывает внутреннее напряжение.

Не в моих правилах излагать подробно клиентские истории. Конечно, образ собирательный, отчасти вымышленный. Но даже теперь, спустя продолжительное время, мне хочется избавиться от этой истории.

Случай произошёл несколько лет назад. Но в этом году вышла замечательная книга  "Замещающий ребенок" Мориса Поро.

 Под замещающим ребёнком  с клинической точки зрения  понимается ребенок, который был зачат родителями для того, чтобы «заменить» умершего.

Понятие «замещающий ребенок»  дает возможность рассмотреть  проблему зачатия с точки зрения психопатологии.  Исследуя это понятие, можно увидеть связь между зачатием и гореванием. И в этом смысле зачатие с этой целью является источником психопатологических проблем, которые возникают с момента зачатия ребенка.

Морис Поро полагал, что  все мы в определённом смысле потомки замещающего ребенка. В книге Бытия говорится, что Ева после изгнания из Рая "... родила сына, нарекла ему имя: Сиф, потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин". Ной был потомком Сифа в девятом колене. После потопа три сына Ноя стали прародителями всех, ныне живущих.

Итак, умер ребенок. И родители зачинают нового в очень быстрые сроки, чтобы утешится. Работа горя тяжела, почти не выносима и, кажется, что это верное средство ее избежать. Рождается новый ребенок, но кто он? Самого по себе его никогда не хотели, только в качестве замены, но эту задачу он выполнить не может, это невозможно. Он приговорен к небытию, ему запрещено быть собой.

Травмы рождения замещающего ребенка: рождение в атмосфере траура; ему запрещено быть собой; необъяснимое, постоянно присутствующее чувство вины.

История жизни Сальвадор Дали подтверждает гипотезу Моро о замещающем ребёнке.

Детство Дали не было простым, как и Винсент ван Гог, он был назван именем старшего брата, умершего за несколько лет до его рождения. «Родившись, я встал на место обожаемого покойника, которого продолжали любить через меня…Все мои последующие выходки были трагической константой моей жизни: я должен был доказать самому себе, что я являюсь не моим умершим братом, но собой – живым», - писал художник впоследствии. Состязаясь и конкурируя с мёртвым братом, ревнуя к нему, он привлекал к себе внимание окружающих мнимыми приступами удушья, симуляцией обмороков, наслаждаясь при этом страхом родителей. Частые приступы ярости, случавшиеся с ним в детстве, обнаруживали его беспомощность, - он не получал того, чего хотел, только дикие выходки, по его мнению, давали должное внимание родителей, в котором маленький Дали так нуждался. Конкуренция Сальвадора Дали с умершим братом по своей клинической феноменологии сходна с «Расстройствам в следствии сиблингового соперничества» (МКБ – 10, F 93.3). Безусловно, брат художника был старше, поэтому формально сиблингом считаться не мог , но он был мёртв, в силу чего неизменно воспринимался Сальвадором Дали именно как ровесник, как вечный спутник, как тень. Критерии этого диагноза: конфронтация и оппозиция в отношении родителей, вспышки гнева, тревожность, отгороженность, попытки манипулирования родителями для привлечения их внимания. Фраза: «Я плюю на мою мать», написанная Дали на одной из картин через девять лет после смерти матери, после которой отец запретил ему возвращаться домой, была продиктована тем же: попыткой привлечь к себе внимание и услышать хоть какой-нибудь эмоциональный отклик.

Персональный сайт