Все записи
14:50  /  15.01.17

17610просмотров

Садомазохизм как стиль жизни. Кто виноват и что делать? ( продолжение)

+T -
Поделиться:

Начало здесь

Катя  работала моделью, демонстрировала нижнее бельё, и училась в одном из столичных университетов. От мужчин  в силу рода занятий и внешности не было отбоя, но они испарялись по большей части сразу же после первого свидания.  Из полюса подавленности, скованности , как правило, уходила в полюс вульгарности  и сексуальной агрессивности.

    Выбор способа заработка в первую очередь необходимо рассматривать как предъявление раненной части души, а не из соображений нарушений норм нравственности и морали.  Девушки, подвергшиеся в детстве тем или иным формам насилия, выказывают подобным образом бессознательное отвержение «грязного» тела  как источника  детских  страданий  и последующих проблем во взрослой жизни.

Они часто позируют обнаженными фотографам, художникам, овладевая,  таким образом, чувством стыда. Как не парадоксально, но  внешнее бесстыдство  есть обратная сторона колоссального чувства стыда, отрицания, обесценивания тела. Абьюзированные девушки с яркой внешностью ощущают себя зажатыми в тисках повышенного интереса со стороны окружающих и бессознательным обесцениванием собственной  привлекательности.  Повышенное внимание воспринимается не как подтверждение достоинств, а скорее как интуитивное видение посторонними людьми   поруганной невинности. Жертва насилия обвиняет во всём случившемся себя и, прежде всего,  «грязное» тело. Душа  таких женщин отмечена чувством вины и стыда, как лица сыновей  полковника Аурелиано Буэндио из романа Маркеса « Сто лет одиночества» несмываемыми крестами из пепла.

Вполне логично, что мужчины оставляли  Катю  максимум через неделю. Мы все интуитивно со - настроены друг на друга. Очень сложно быть в контакте с теми, в чьём подсознании под высокочастотным напряжением столько боли и страха, настойчиво заявляющих о необходимости выплеснуться в виде физической агрессии. Уже с первых минут очередной влюблённости девушка  начинала ожидать разрыва, выгорала в ожидании звонков, встреч. На предчувствие  любви и её катастрофического завершения уходили все силы.

Проблема на первых сессиях вырисовалась несколько необычная, хотя рабочая  гипотеза с первых минут до окончания терапии оставалась неизменной. Кате предстояло вступить в контакт с вытесненной в бессознательное агрессией, принять личного демона ненависти к мужчинам, искусно облачённого в одежды поиска великой, неземной любви. 

 Точно знаю, что когда человек ставит перед собой задачу измениться для выхода  из привычного круга страданий,  на помощь спешат ангелы.  Демоны так же вступают в борьбу за душу неофита.

Идёт война Добра и Зла. В кабинете психотерапевта, в этом таинственном сосуде, в котором переплавляются старые негативные программы  в виде комплексов, ресурсов  рода и личного бессознательного, присутствуют трое – Бог, терапевт и клиент.

На первом этапе работала с отыгрыванием  статуса жертвы,  полученным в наследство от  матери. Эта роль была скорее навязана, чем являлась производной  личного опыта девушки.  Дочь стала нарциссическим расширением матери, возводящей в культ садомазохистические отношения. Речь не идёт о сознательном выборе, но  о жёстко заданных родовых сценариях взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Страдать самой и причинять страдания окружающим. Яркая внешность позволяла оба раза  выйти замуж достаточно удачно по меркам города одного из   депрессивных  регионов России. Агрессия стала нормой отношений с мужчинами. Агрессия женщин, распускающих сплетни о  якобы многочисленных связях матери. Солдаты военного гарнизона улюлюкающие вслед. Плач матери по ночам.

 Катя использовалась как контейнер для хранения деструктивных переживаний матери, став единственной поверенной душевных мук и терзаний  женщины, которую окружающие, в том числе и мужья, называли проституткой. Ребёнок не может ничего  изменить, он может лишь впитать, словно губка, душевную боль взрослого человека.  Поделиться чистотой и непосредственностью, становясь анальгетиком, бальзамом. Вот и всё,  на что способен  ребёнок. Отдавать нетронутую страданиями душу в обмен на чужое горе, чтобы заслужить любовь.  Но мать не особенно жаловала  дочь, отдавая предпочтение сыну, рождённому от отчима.

Одним из важных этапов развития эмоциональной сферы ребёнка является мимическое воспроизведение эмоций, испытываемых матерью в процессе общения с ним. Исследования показали, что обучение эмоциям базируется на подражании, основывающемся  на глубоком чувстве эмпатии между младенцем и ухаживающим взрослым, в первую очередь матери.

Не сложно догадаться, что если мать часто  пребывает в дурном расположении духа, то ребёнок с пелёнок приучается  скорбеть, а не  радоваться при виде близкого человека. Нейронные связи  прокладываются по пути привычки страдать.

Под таким  бременем душа ребёнка не может развиваться в русле свойственном обычным детям из среднестатистических  семей. Она деформируется  словно росток, на который обрушился булыжник. Но тяга к солнцу так велика, что заставляет нежный побег, искривляясь,  пробиваться к свету. Тонкий, бледный, придавленный камнем, но не сломленный в стремлении жить.

Негативный материнский комплекс стал своего рода серым камнем для психики Кати. А негативные родовые программы – асфальтом, сквозь толщу которого ещё предстояло и предстоит пробиться.

Персональный сайт

 

 

Новости наших партнеров