Все записи
20:07  /  17.01.17

3274просмотра

Медуза Горгона: фаллос vs мать.

+T -
Поделиться:

Начало тут

Разделяй и властвуй. Мать заполучила душу дочери в безраздельное и безвозмездное пользование целиком. Использовала дочь  как щит в отношениях, заставляя « бегать» по соседям за помощью сначала от разъяренного отца, а потом отчима. После бурного выяснения отношений следовало неизбежное примирение. Родители  обвиняли дочь в огласке очередной семейной разборки. Так к боли и страху добавлялись  чувства  вины и стыда.

Такое «радостное» детство не могло не надломить психику девочки, прежде всего в сексуальной сфере. Потому как крики матери во время оргазма было легко спутать с криками во время избиений.

Катя впадала в истерику после секса. Рыдала,  охваченная приступом неимоверной жалости к матери, потому что мама не проститутка, а очень несчастная женщина. Проплакавшись, к немалому удивлению партнёров, начинала драться, царапаться, кусаться. Опять же, чтобы отомстить за маму, над которой издевались партнёры.

Если же мужчина ей действительно был симпатичен, она достаточно долго ( по её меркам) не соглашалась на близость, но по мере приближения к завершению конфетно-букетного периода, начинала дрожать от страха перед другой проблемой, затрудняющей коитус из-за мигрирующей кисты.

Насилие, насилие, ещё раз насилие, фантазийное, реальное. Новые отношения приносили лишь новую боль, усиливая чувства страха и ненависти к мужчинам. Но страх и ненависть не отменяют желания любви. Это волшебное чувство способно стать бальзамом для душевных ран,  к сожалению, только на какое-то время. Далее неизбежно набирают силу негативные программы бессознательного, которые если и не сводят на нет накал чувств, то начинают как коррозия или ржавчина разъедать изначальную божественную природу любви.

Полгода ушло на то, чтобы отделить Эго Кати от власти негативного материнского комплекса. Ты  – это только  Ты.  Не больше, не меньше. Это твоя жизнь, в которой мужчины по большей части не собираются причинять  боль, как мужья и любовники матери. В этот период девушке часто снились сны, в которых она занимается сексом с мужчиной, мать была в постели рядом.

Отделившись от негативных переживаний матери, воспринимаемых, как собственные, Катя с ужасом поняла насколько  больна её душа. Неистовый, мучительный поиск любви, и одномоментно вспыхивающее чувство ненависти к потенциальным  избранникам. Когда любовь мужчины является ценностью не сама по себе, а как возможность притупить ассимилированные страдания матери. Своего рода наркотик, позволяющий дать душе передышку в изматывающем воспроизведении мазохистических сценариев поведения, мыслей, чувств,  в бесконечной хуле на Бога и роптания на судьбу.

Не устаёт удивлять   феномен синхронии в процессе терапии. Клиент,  соприкасаясь на символическом уровне  с определёнными пластами бессознательного,  начинает  притягивать  аналогичные события в реальности.

Катя отвергла ухаживания очередного «олигарха», но приняла безработного онкобольного на четвёртой стадии рака. Приезжала к нему на свидания  в съёмную квартиру, где как будто бы сам воздух был заряжен агонией ещё красивого молодого тела и неизбежностью  смерти. Наводила в берлоге порядок. 

Экзальтированно рассказывала о том, что ей нравиться заниматься сексом с умирающим мужчиной,   здоровым не имевшим  такой красивой женщины, а вот теперь, когда дни  сочтены… Воспринимала  своё отношение как акт милосердия и высшего проявления сострадания. Я же видела в этом не столько благотворительность, сколько возможность  получения удовольствия от власти над бессильным мужчиной, который по большей части не мог удовлетворить её запросов. Так Катя отыгрывала статус жертвы, становясь преследователем.

Потом был пожилой, опустившийся тренер. Девушке нравилось приходить с ним на вечеринки, где пара притягивала неизменное внимание. Она такая красивая и молодая,  он такой старый, хромой, видавший виды мужик.

Катя по-прежнему бежала от здоровых отношений, поскольку   неизменно пребывала в мазохистичной части бессознательного, идеализируя и боготворя статусных мужчин.

Либо заводила романы  с мужчинами, имеющими определённый изъян, что позволяло  доминировать, переходя в садистическую часть. Дразнить красотой немощного мужчину. Отправляться на свидание, в то время, как партнёр проводил ночь у постели тяжело больной матери.

Изъязвлённая множеством проблем, душа на очередном витке терапии, предъявила новую болезненную грань. Предпочтения в выборе мужчин были обусловлены не только садомазохистическим сценарием поведения, страхом и ненавистью, но и страхом фаллоса. 

В реальности это выглядело как офидиофобия  -  панический  страх  змей. Змеи с определённого этапа терапии стали заполнять сны. То  виделась  змея, проглатывающая её целиком без остатка, и она сама становилась огромной коброй, раскачивающейся в безумном танце. То снилась постель, кишащая  змеями, и девушка  в ужасе просыпалась.

Существует несколько версий  относительно причин возникновения этого заболевания. Одна из общепринятых – эволюционный страх первобытного человека, передающийся на генетическом уровне в виде иррационального ужаса не только перед самой рептилией, но и перед её изображением, видео, вплоть до панических атак.

   Панических атак у Кати не наблюдалось, но благоговейный ужас даже перед символическим её  предъявлением, она испытывала. Другие версии  объясняют страх как следствие реально пережитого негативного опыта встречи с рептилией, возможно даже  неудачной шуткой, обернувшейся  в последствие заболеванием. Такого прецедента у клиентки не было.

Поскольку работаю в рамках аналитических традиций, то придерживалась версии страха фаллоса, имеющим под собой ещё более глубокий страх  перед  доминирующей холодной, отвергающей матерью,  в отсутствии поддерживающих рук любящего отца.

Страх перед эмоционально холодной матерью запечатлён в коллективном бессознательном в мифе о Медузе Горгоне, женщине, чья голова украшена множеством змей, способной одним только взглядом превращать осмелившихся взглянуть  на неё в камень. В русском языке  страх предъявлен в устойчивых выражениях «змея подколодная», « змею на груди пригреть», описывающих коварных, лишённых доброты и сострадания женщин.

Мне не хотелось вводить прямые интерпретации, поскольку по опыту знаю, что они  не очень  эффективны. Учитывая специфику катиной психики, её архаичный характер, склонность мифологизировать реальность, способность выводить символический уровень анализируемого в процессе терапии материала в реальную жизнь. А так же тот факт, что на проживаемом отрезке жизни, девушка идентифицировала себя с ведьмой, подвергаемой гонениям со стороны социума, решила работать, используя активное  воображение и методы драматической терапии. 

На первом этапе работы с офидиофобией  опиралась на отрывок  « Из молота ведьм».  Предложила прийти на одну из сессий в красивом платье чёрного цвета,  сама оделась соответствующе. Налила в старинную глиняную  крынку молока. По рецепту полагалось сварить в молоке змею, размешивая ножом с чёрной рукояткой. Я же бросила в горшок игрушечную, резиновую, повторяя средневековые заклинания.

Эффект от происходящего был поразительный. Казалось, что рядом со мной сидит не демонически красивая женщина в чёрном платье с глубоким вырезом, с распущенными, к тому времени уже огненно рыжими волосами, а трёхлетний ребёнок, очарованный происходящим действом. Ребёнок,  полностью погружённый в сказку, ни разу не сомневающийся в  сакральном целительном смысле терапевтического метода. Попросила забрать «зелье» с собой домой.На следующую сессию Катя пришла в столь несвойственном для неё приподнятом расположении духа. Рассказала « удивительный» сон, в котором обнажённая женщина с молочной кожей, рыжими волосами, достающими до земли, бежит от разъярённой толпы людей, швыряющей ей в спину камни и сов. Так  в бессознательном девушки пробудился целительный для  психики архетип Лилит, по преданию первой жены Адама. Сказала, что выпила молоко, впервые за последние несколько недель, ей не снились кошмары со змеями.

А после другого сна, в котором та же самая женщина целуется с гигантским змеем, а потом занимается с ним сексом, совсем  расхрабрилась, купила статуэтку змеи, поставила её на прикроватную тумбочку. И каждое утро начиналось с поцелуя каменного изображения змеи.

Смеялась по - детски звонки, я же невольно любовалась девушкой, освобождающейся от очередного страха, ощущая  себя в определённой степени Пигмалионом рядом  Галатей.

 

 

Комментировать Всего 2 комментария

Отличный режиссер, талантливая актриса, интересный сценарий

Спасибо. Это - присказка, не сказка. Сказка будет впереди.

Новости наших партнеров