Все записи
16:52  /  19.03.18

1974просмотра

Взламывая коллективное бессознательное: гей на передержке

+T -
Поделиться:

Несколько месяцев назад прочитала интервью Карла Густава Юнга, знаменитого психиатра и основателя аналитической психологии, опубликованное 11 мая 1945 года в швейцарской газете Die Weltwoche, через четыре дня после капитуляции немецкой армии в Реймсе. «Обретут ли души мир?» – так называлась статья, в которой Юнг размышлял о причинах массового психоза немецкой нации в 30-40-е гг., о демонах, которые только того и ждут, чтобы выползти на поверхность нашей психики, и о том, что после Германии зло будет искать другие внушаемые народы для своего воплощения. 

Не хочу соотносить содержание статьи с результатами президентских выборов, скорее провести аналогии с нашумевшим рекламным роликом. Он  вызвал  удивление и недоумение у большинства пользователей интернета. Имею ввиду тот самый ролик о «геях на передержке».

Большинство просмотревших возмущались примитивным сюжетом, запугивающим обывателя увеличением срока призывного возраста до 60 лет, непомерными поборами на охрану в школе, ну и, конечно, законом о передержке геев.

Лично у меня авторы ролика, т.е. политтехнологи, вызвали глубокое уважение. Метод трансгрессии, провокации, восходящий к явлению карнавальной средневековой культуры, описанному Михаилом Бахтиным, был использован грамотно и достиг своей цели.

Лёню Голубкова помните?

Архетип Ивана – дурачка, неожиданно разбогатевшего на акциях МММ, купившего жене на дивиденды сапоги, сработал безукоризненно точно. Толпы людей штурмовали офисы Мавроди, чтобы отнести свои кровные коту Базилио, который точно знает, как вырастить золотое дерево на поле чудес в стране дураков.

Этот массовый психоз – исход на поле чудес во главе с Лёней Голубковым можно объяснить с точки зрения глубинной психологии как захваченность коллективным бессознательным, частью которого являются культурные комплексы и архетипы.

Культурные комплексы – это части нашего личного бессознательного, слепленные с коллективным слоем психики, в контексте которого мы росли и развивались. Поэтому мы можем говорить о влиянии любого типа культуры на бессознательное – гендерной, политической, этнической, национальной и любой другой социальной общности, в которую мы включены.

Генетический голод зафиксирован в личном и коллективным бессознательном россиян, способствовали этому революции, войны, перестройка. Экономическая нестабильность, как постоянный фон, сформулирована в устойчивом выражении: «В России от тюрьмы и от сумы никто не отрекается».

Следствием генетического страха голода и нищеты являются желание разбогатеть, жажда денег быстрых и лёгких, потому что непонятно, что будет завтра. Белые придут грабят, красные грабят.

Феноменальный успех финансовой пирамиды Мавроди, как раз и заключался в том, что образ Лёни Голубкова, т.е. экранного Иванушки-дурачка явился триггером для сдвигов, как в коллективном бессознательном, так и личном.

Комплексы бессознательного, как энергетические кластеры,обладают колоссальной силой. Под их влиянием происходит инфляция Эго. Выражаясь бытовым языком, сносит крышу, мозги отключаются.

Прошло более 20 лет, но до сих пор перед глазами лицо ухмыляющегося охранника одного из офисов МММ, взирающего на толпу, жаждущую отдать деньги проходимцу.

Тот же самых механизм был задействован и в рекламе, агитирующей прийти на выборы, а то... Психоаналитикам давно известно, что за гомофобией обычно скрывается латентная гомосексуальность. Армия с её жёстким подчинением – прекрасная питательная среда для этой стороны жизни. Не хочу уходить сейчас в анализ темы распространённости гомосексуализма в античной Греции, армии Александра Македонского.

Но политтехнологи развивают в ролике анальную тему и дальше. На десерт, вишенкой на торте, вмонтированный в унитаз счётчик- ограничитель посещения туалета.

Это победа, это зачОт. Ребята, браво.

Здесь идёт погружение в самые архаичные пласты психики, связанные с приучением к опрятности, к горшку.  Если бы профессиональная этика позволила мне описать случаи последствий приучения к горшку ремнем, привязыванием к стульчаку, то я была бы более убедительна. А пока прошу поверить на слово, что потенциальные майоры, расстреливающие посетителей супермаркета, часами не могли встать с горшка, пока не сделают это.

Казалось бы, выборы президента и возможность свободно опорожнить кишечник – две вещи столь далёкие друг от друга. Но нет, здесь, как раз и задействован механизм карнавальной культуры средневековья, где на праздничных площадях спокойно уживались скатологическое бесстыдство и христианская мораль. Небо и Земля меняются местами, точно так же, как голова и зад.

В приведённом ниже интервью Юнг апеллирует понятием демоны коллективного бессознательного, но по сути подразумевает культурные комплексы и архетипы.

Архетипы наряду с культурными комплексами также являются структурными элементами коллективного бессознательного, но его содержание связано с энергией чистой идеи и не зависит от индивидуальной или коллективной жизни людей. Они скорее организуют линию жизни через особенности психики. В определённом смысле архетип определяет судьбу человека.

Привожу частично интервью.

Журналист «Die Weltwoche»: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

Но как оказалось возможным, чтобы немцы, весь народ, попали в эту безнадежную психическую ситуацию? Могло ли случиться подобное с какой-либо другой нацией?

К. Г. Юнг: Позвольте сделать здесь небольшое отступление и наметить в общих чертах мою теорию относительно общего психологического прошлого, предшествовавшего национал-социалистической войне. Возьмем за отправную точку небольшой пример из моей практики. Однажды ко мне пришла женщина и разразилась неистовыми обвинениями в адрес мужа: он сущий дьявол, он мучит и преследует ее, и так далее и тому подобное. В действительности этот человек оказался вполне добропорядочным гражданином, невиновным в каких-либо демонических умыслах. Откуда к этой женщине пришла ее безумная идея? Да просто в ее собственной душе живет тот дьявол, которого она проецирует вовне, перенося свои собственные желания и неистовства на своего мужа. Я разъяснил ей все это, и она согласилась, уподобившись раскаявшейся овечке. Казалось, все в порядке. Тем не менее именно это и обеспокоило меня, потому что я не знаю, куда пропал дьявол, ранее соединявшийся с образом мужа. Совершенно то же самое, но в больших масштабах произошло в истории Европы. Для примитивного человека мир полон демонов и таинственных сил, которых он боится; для него вся природа одушевлена этими силами, которые на самом деле не что иное, как его собственные внутренние силы, спроецированные во внешний мир. Христианство и современная наука дедемонизировали природу, что означает, что европейцы последовательно вбирают демонические силы из мира в самих себя, постоянно загружая ими свое бессознательное. В самом человеке эти демонические силы восстают против кажущейся духовной несвободы христианства. Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира. 

Немцы проявляют особенную слабость перед лицом этих демонов вследствие своей невероятной внушаемости. Это обнаруживается в их любви к подчинению, в их безвольной покорности приказам, которые являются только иной формой внушения. Это соответствует общей психической неполноценности немцев, следствием их неопределенного положения между Востоком и Западом. Они единственные на Западе, кто при общем исходе из восточного чрева наций оставались дольше всех со своей матерью. В конце концов они отошли, но прибыли слишком поздно, тогда как мужик (the mujik) не порывался освободиться вообще. Поэтому немцев глубоко терзает комплекс неполноценности, который они пытаются компенсировать манией величия.

Вы говорите о психической неполноценности и демонической внушаемости немцев, но как вы думаете, относится ли это также к нам, швейцарцам, германцам по происхождению?

К. Г. Юнг: Мы ограждены от этой внушаемости своей малочисленностью. Если бы население Швейцарии составляло восемьдесят миллионов, то с нами могло бы произойти то же самое, поскольку демонов привлекают по преимуществу массы. В коллективе человек утрачивает корни, и тогда демоны могут завладеть им. Поэтому на практике нацисты занимались только формированием огромных масс и никогда — формированием личности. И также поэтому лица демонизированных людей сегодня безжизненные, застывшие, пустые. Нас, швейцарцев, ограждают от этих опасностей наш федерализм и наш индивидуализм. У нас невозможна такая массовая аккумуляция, как в Германии, и, возможно, в подобной обособленности заключается способ лечения, благодаря которому удалось бы обуздать демонов.

Тогда можно надеяться, что демоны будут изгнаны и новый, лучший мир поднимется на руинах?

К. Г. Юнг: Нет, от демонов пока не избавиться. Это трудная задача, решение которой в отдаленном будущем. Теперь, когда ангел истории покинул немцев, демоны будут искать новую жертву. И это будет нетрудно. Всякий человек, который утрачивает свою тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей. Мы испытываем любовь к преступнику и проявляем к нему жгучий интерес, потому что дьявол заставляет забыть нас о бревне в своем глазу, когда мы замечаем соринку в глазу брата, и это способ провести нас. Немцы обретут себя, когда примут и признают свою вину, но другие станут жертвой одержимости, если в своем отвращении к немецкой вине забудут о собственных несовершенствах. Мы не должны забывать, что роковая склонность немцев к коллективности в не меньшей мере присуща и другим победоносным нациям, так что они также неожиданно могут стать жертвой демонических сил. «Всеобщая внушаемость» играет огромную роль в сегодняшней Америке, и насколько русские уже зачарованы демоном власти, легко увидеть из последних событии, которые должны несколько умерить наше мирное ликование. Наиболее разумны в этом отношении англичане: индивидуализм избавляет их от влечения к лозунгам, и швейцарцы разделяют их изумление перед коллективным безумием.

Тогда мы должны с беспокойством ожидать, как проявят себя демоны в дальнейшем?

К. Г. Юнг: Я уже говорил, что спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться. Власть демонов огромна, и наиболее современные средства массового внушения — пресса, радио, кино etc. — к их услугам. Тем не менее христианству было по силам отстоять свои позиции перед лицом непреодолимого противника, и не пропагандой и массовым обращением — это произошло позднее и оказалось не столь существенным, — а через убеждение от человека к человеку. И это путь, которым мы также должны пойти, если хотим обуздать демонов.

Взламывание и чипирование нашего личного бессознательного через коллективное происходит гораздо чаще, чем мы можем себе предположить.

Поэтому мне, как Пифии из «Матрицы», остаётся вспомнить слова на портике храма в Дельфах «Познай себя». Человек, постигший собственные глубины, способен понять глубины другого, отличить истинное от ложного, и уж точно не позволит собой манипулировать.

 

Комментировать Всего 4 комментария

Очень интересно, Гуля, спасибо).

Эту реплику поддерживают: Гузель Махортова

Аня, извини, что не ответила сразу. Но прямо с утра со свежей головой и до работы:).  Спасибо, мой прекрасный виртуальный друг за высокую оценку "сырой" статьи " с колёс". Хотелось бы больше и глубже развить тему средневековой карнавальной культуры и трансгрессии. Но кому это нужно? " Тесен круг этих революционеров".)

Да вроде как не совсем и виртуальный). А тема действительно интересная... хотя, возможно, кого-то и отпугнет экстраполяция "средневековой карнавальной культуры" на современный социум).

Явление и феномен средневековой карнавальной культуры изучались Бахтиным. Фрезером, отчасти ( как трансгрессия) в работах Батая. Тот же самый " Бойцовский клуб" Поланика...Просто нужно написать эссе аналитическое, философское, литературное. Опять же, а смысл?