Все записи
11:07  /  11.10.18

1795просмотров

Вечный юноша и его дочь-невеста

+T -
Поделиться:

Слабые в психологическом смысле отцы бессознательно формируют отношения с дочерью, в не меньшей степени деформирующие её женское начало, чем отвергающая, холодная мать-и-мачеха. Искажения  в сумме приводят к тому, что дочери слабохарактерных отцов склонны выбирать мужчин определённого психологического типажа.

Душа ребенка с самого рождения впитывает, словно губка, энергетическую матрицу взаимоотношений родителей. Не сценарии поведения, а не выраженное, не проявленное, подавленное, незримо присутствующее, энергетику эмоционального фона. Так формируется фундамент бессознательного, на основе которого строятся взаимоотношения уже взрослой женщины с мужчинами. Закладываются маячки, с помощью которых ее душа «притягивает» мужчин определенного психологического типа.

Отбрасывая мистический компонент любви, будем опираться на принцип реальности. В счастливых случайностях всегда есть закономерности, хотя в любом правиле есть исключения, лишний раз его подтверждающие.

Наиболее распространённым сказочным сюжетом являются взаимоотношения в семье, где слабохарактерный отец не может защитить родную дочь от злой мачехи. В сказках типа «Золушка», «Госпожа метелица», «Белоснежка» речь идёт о проявлении негативного аспекта материнского комплекса, о психологическом сиротстве дочери в подростковый период.

Строгая, суровая, эмоционально отдаленная мать, выстраивающая отношения в семье по принципу «разделяй и властвуй» и слабохарактерный отец, предпочитающий не перечить жене. Эмоциональное развитие дочери проистекает в вакууме, в котором авторитарная мать не дает, а если дает, то крайне скудно, поддержку эмоционально-чувственному развитию дочери.

А девочке очень важно отражаться в глазах матери, получать одобрение или критику, чтобы сформировать образ женского начала, представление о самой себе, своих возможностях и ограничениях в этом мире.

Девочка, не получив необходимого у матери, обращается к отцу. И если получает то, что ей нужно - похвалу, улыбку, ласку, то в дальнейшем непроизвольно начинает обращаться уже к нему. Так складывается миф о матери, как о мачехе, и «добром» отце.

Девочке важны эмоции, и если она получает их в основном от отца, хотя в идеале за эту сторону жизни отвечает мать, то впоследствии воспринимает отца как хорошую, поддерживающую фигуру, а мать нет.

Но мать-и-мачеха, отказывая в эмоциональном принятии дочери, ревностно следит за тем, чтобы та не получала теплых чувств и от отца.

«Папа — добрый, это мама — плохая. Все время ругается», — приблизительно так думает девочка в семье, иллюстрирующей сценарий сказки «Золушка».

По мере взросления начинает поступать информация, расходящаяся с идеализированными первичными представлениями об отце. Груз забот материального плана лежит в таких семьях преимущественно на матери.

Образ отца расщепляется. На идеальный и реальный. Идеальный — сильный, поддерживающий, любящий. Реальный — слабый, зависимый, по умолчанию предающий на «растерзание» холодной матери. Потенциально отец может защитить дочь, но в действительности этого не происходит. Для того чтобы «смягчить» реальность в подсознании создается образ идеального отца, с которым дочь сливается в «запретной» любви. И эта любовь является секретом, психологическим убежищем дочери и отца.

В определенном смысле такой секрет защищает психику девочки от разрушающего влияния холодной, отвергающей матери. Но по мере взросления может сыграть и злую шутку. Девочка не приучается объективно воспринимать мужчину таким, какой он есть на самом деле, со всеми его достоинствами и недостатками.

Идеализация слабого отца – одна из основных причин, по которой повзрослевшая наивная девочка предпочитает воспринимать мужчин через призму «розовых» очков всю оставшуюся жизнь.

Слабого мужчину женщина, как правило идеализирует, а сильного воспринимает как угрозу, нарушителя границы ее психологического убежища. Да и нет соответствующего образца сильной мужской фигуры в ее энергетической матрице, т.е. не с чем сравнивать.

Повзрослев, продолжает по инерции идеализировать мужчину, по большей части оставаясь в треугольнике: мама — дочь — отец. Объективное восприятие мужчин искажено расщепленным образом отца.

В сказке «Синяя борода» младшая сестра отмечает определенные странности жениха, но одновременно думает, что он такой милый и не может причинить ей вреда. Родион Раскольников в романе Достоевского «Преступление и наказание» выговаривает сестре Дуне, собирающейся замуж, что она «за «кажется» замуж идет».

Идеализация образа мужчины, в основе которого лежит расщепленный образ отца, формирует неоправданные ожидания и в отношении мужчины. Если на этапе завязки отношений такие ожидания работают в одной связке против реальности, то ближе к кульминации, когда «звоночки» об истинном лице избранника слышны все громче, в душе женщины вместо вальса Мендельсона все настойчивей звучат голоса о недостойном избраннике. Так заканчивается любовь.

Слабохарактерные отцы, описанные в сказках «Золушка», «Госпожа метелица», «Морозко» относятся к психотипу «вечных юношей». Такой мужчина пожизненно остается на подростковой стадии развития. У него очевидные проблемы с установлением личностных границ и внутренней дисциплиной. И то, и другое может сослужить дочери дурную службу.

Это романтичные мечтатели, не берущие на себя ответственности, живут по большей части придуманной жизнью. У них часто бывает творческий подъем, они чувствительны к духовным поискам. Очаровательны, романтичны. Это такие Донжуаны, «сыночки», пресмыкающиеся перед властными женами, «папочки», соблазняющие романтичными отношениями собственных дочерей.

Жене сложно рассчитывать на поддержку мужа, она берет на себя функции мужчины в доме, вынося за скобки утонченную романтичность столь необходимую супругу. Иногда у нее просто не хватает сил физически, не то, чтобы она была уж совсем синим чулком.

Мужья в таких семьях склонны бессознательно переносить свое разочарование в жене на дочь, превратив ее в невесту — ребенка, символически изнасилованную еще до достижения половой зрелости. Девочка выигрывает отца у матери, и этот факт еще больше закрепляет ее в запретной любви.

Так бессознательно девочка может быть втянута в инцестуозный брак. (в терминах Фрейда, у нее комплекс Электры.) Пока она не распознает, что ее отец-любовник — это ее собственный внутренний идеальный мужчина, ей будет сложно выстроить отношения в жизни. Результатом любви к идеальному отцу могут стать бесконечные поиски идеального мужчины.

Женщина в такой ситуации рискует потратить всю свою жизнь на поиск призрачной любви, отказываясь от реальных отношений, не соответствующим ее представлениям и фантазиям.

Девушка не может выйти замуж, потому что она символически на бессознательном уровне обручена с отцом.

Мужчина — это, прежде всего безупречность и завершенность действия, четкое разделение границ в личностном общении. Вот с этими качествами у слабых отцов серьезные проблемы.

Дочери, не имея модели проявления самодисциплины, определения границ, часто страдают от неустойчивости, неуверенности в себе. А если отец был и слабым, то дочка будет его стыдиться и перенесет это чувство на себя. Женщина может испытывать чувство неловкости, вступая в отношения с полноценным мужчиной, так как бессознательно стыдиться не соответствия ее внутренней мужской фигуры и мужчиной в реальности. Во избежание возникновения стыда и конфликта плохого — хорошего отца создает образ идеального мужчины, на поиски которого будут потрачены время и душевные силы. Идеальный мужчина, как и идеальный отец, существует только в ее воображении.

Женщина в поисках идеала может пройти тысячу дорог, износить сотню башмаков, но при первых признаках воплощения мечты в реальность, будет стремительно бежать прочь, как героиня фильма «Сбежавшая невеста». Потому что в глубине души девочка помнит о «предательствах» отца, и, сбегая от возможности создать семью, на самом деле сбегает от очередного его предательства. Женщине сложно отделить мужчину в жизни от образа расщепленного отца, зафиксированного в подсознании.

Женщины, посвятившие себя поиску идеального мужчины, могут осуществить свою мечту, встретив точную копию отца, романтичного мужчину, неадаптированного в социуме. Проблема в том, что романтичный юноша ищет себе в невесты идеальную мамочку, и вовсе не собирается (или не способен) взять на себя ответственность за жену. Он привык строить планы, мечтать, но воплощать их должна жена-мама.

«Вечные юноши» столь ловко манипулируют дочерями слабых отцов, что на первых порах влюбленная ничего не подозревающая женщина заглатывает одну наживку за другой. У любимого временные трудности с трудоустройством, нет проблем. У любимого — творческий кризис. Ужасно. Но мы справимся, выстоим плечом к плечу. Я же работаю. На худой конец можно занять денег у друзей. Подлые издатели, владельцы галерей не признают нашего таланта. Ничего, в скором времени оценят. Я справлюсь.

Женщина в подобной ситуации рискует получить в мужья пожизненного тунеядца, осознанно или нет паразитирующего на ее детских комплексах.

Одинокие женщины среднего и старшего возраста с комплексом отца часто обращаются в религию, подменяя поиски идеального мужчины поиском Бога. Они представляет собой тех женщин, которые готовы отдать жизни страдающим мужчинам в надежде поддержать и спасти их. Детская жалость к отцу, не способность спасти от злобной матери и желание его защитить еще ребенком, приводит к тому, что женщина берет на себя миссию спасения недостойного мужчины. Парадоксально, что взять ответственность за собственную жизнь ей гораздо сложнее. Ее сознательная преданность высоким целям приводит к тому, что темная часть ее психики реализуется в партнере.

Ей не удается стать обычной женщиной, которая может прямо взглянуть на себя и принять свою слабость и свою силу. Мнимое «совершенство» отца вынудило ее ожидать слишком много от себя и от других. Важнее всего для нее отношения с ее мужчиной. «Он только для Бога, и она для Бога в нем». Не обладая уверенностью в себе, женщина готова пожертвовать даже собственной жизнью для того, чтобы сохранить единственные отношения, которые удерживают ее в жизни.

Приведу пример из практики. Мужской монастырь— место сбора не только паломников, но и волонтеров, занимающихся в основном сельскохозяйственными работами в помощь монастырю. Гендерный расклад, на удивление, в пользу мужчин. В подворье монастыря кормят, дают крышу над головой.

Часть окормляющихся в монастыре мужчин можно отнести к типу вечных юношей, находящихся в пожизненном духовном поиске. Поиски Бога, служение на пользу обители — безусловно, благое дело. Но при более детальном рассмотрении большинство волонтеров мужчин отягчены вредными привычками, не имеют семьи, дома, постоянной работы.

В то время как воцерковленные женщины-волонтеры без вредных привычек, одинокие, разведенные, либо вдовы. У женщин есть и работа, и жилье.

Они обычно приезжают помочь обители, руководствуясь не только религиозными чувствами и духовными поисками, но и в тайной надежде встретить вторую половину.

Две клиентки, таким образом, получили в законные мужья отменных лентяев, паразитирующих на чувствах смирения и супружеского долга православных жен. Женщины содержат мужчин, которые расплачиваются с ними «звонкой» монетой в виде запоев, побоев, обесценивания. За маской духовности скрывались обычные неудачники, отыгрывающиеся на женах, оказавшихся в ловушке комплекса спасительницы. Если считаете, что это может оскорбить чувства верующих, можно убрать. Либо не указывать название монастыря.

У женщины, находящейся во власти комплекса отца, изначально сбиты ориентиры объективного восприятия действительности, прежде всего в отношении мужчин.

И в первом, и во втором случае краеугольным камнем является подмена мотивов — поиск идеального партнера подменяется поиском Бога. Страх эмоциональной и физической близости маскируется под духовные поиски.

Пока женщина по инерции бессознательно стремится отражаться в глазах мужчины, как единственного способа самореализации, она остается «вечной» девочкой, жаждущей любви отца, Бога. Собственно, ничего предосудительного в духовном поиске нет, если женщина не отказывается проживать всю полноту и широту своей земной жизни.

Поиски Бога, идеального мужчины, могут привести к встрече с токсичным мужчиной. Многие из нас предпочитают убегать от действительности, не замечая очевидного.

Ни одной душе в мире не позволительно оставаться наивной. Жизнь может быть сурова к тем, кто отказывается принимать ее законы. Необходимость личностного развития часто заявляет о себе чередой неудач и испытаний, которые наивной девочке предстоит встретить лицом к лицу, чтобы обрести внутреннюю зрелость и психологическую устойчивость. Если мужчине, словно Одиссею, нужно отправиться совершать подвиги, и путь героя есть инициация в зрелую мужественность, то Женщине для инициации в зрелую женственность необходимо отправиться к центру своей души.

В этом путешествии быть преданной, предающей, отвергнутой, отвергаемой, любимой, обесцененной, но не утратить способности любить и быть любимой.

 

Персональный сайт

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Новое - это хорошо забытое старое. Этой слегка подкорректированной статьёй, начинаю новый цикл на тему влияния отца на становление женственности дочери. Анализ случаев, выводы. Постараюсь не обмануть ожидания своих читателей, пишущих в личку...