Все записи
13:31  /  14.01.19

1109просмотров

Верните карнавал, Афродиту и оливье

+T -
Поделиться:

Этот Новый год не стал исключением, страна, в том числе и наша семья, смотрела «Иронию судьбы, или с лёгким паром». Но в этот раз фильм лично для меня обрёл иную коннотацию. Если раньше история Женя и Нади воспринималась как нелепый анекдот, соединивший на время праздника незнакомых людей, которые по логике развития ситуации должны были вступить в интимную близость, но в силу обстоятельств этого не происходит.  Неудовлетворённое желание буквально висит в воздухе каждого кадра, и на забытый Лукашиным веник возлагается важная миссия – закрытия гештальта. И опять же по логике сюжета Надя должная ехать к Жене, и повод весомый -  привезти злосчастный веник в Москву, который на символическом уровне вполне может сойти за стрелу Амура.

Но в этом году случилось чудо! Я уловила совершенно другую ауру фильма, и, не претендуя на истину в последней инстанции, мне кажется, именно эта аура делает фильм столь востребованным на протяжении многих лет. Мы живём уже в другой стране, но «Ирония судьбы» и оливье так же неизменны, как и само 31 декабря.

Допускаю, что иное прочтение стало возможным на фоне трагических событий в Магнитогорске, постоянно транслировавшихся СМИ, но так или иначе любовь и смерть стали главными героями телевидения накануне Нового года.

Ткань фильма пронизана эротическими энергиями, предчувствием любви и последующим любовным томлением героев. Надя в исполнении Барбары Брыльски нежна, трепетна, чувственна, женственна в подлинном смысле этого слова. И, конечно, тот факт, что она работает учительницей, скорее похож на социалистическую утопию, чем на советский реализм. Не случайно, Брылська отказывалась надевать платье непонятного цвета. Но даже темное строгое платье не уменьшает изысканной женственности, а может быть даже делает её более объёмной.  

По воспоминаниям коллег, присутствие Барбары электризовало съёмочную площадку. 

Актриса, на мой взгляд, идеально воплощает архетип Афродиты на экране, да, в образе одинокой учительницы бальзаковского возраста, но таков принцип реальности: богини вечны, смертные женщины преходящи.

 Коллеги и до меня анализировали фильм с точки зрения различных подходов глубинной психологии.

Так с точки зрения классического анализа Зигмунда Фрейда Женя и Надя являются заложниками материнско-детского симбиоза. В силу совместного проживания с мамой Лукашину приходиться подавлять естественную сексуальность из-за бессознательных инцестуозных запретов. Сексуальность  Лукашина реализуется в гомоэротической компании во время помывки в бане. Герой улетает в Ленинград накануне женитьбы, потому что бессознательно сопротивляется сепарации от матери.

Женя Лукашин – неудачник, классический мамин сын, потому что у него не сформировался механизм конкуренции с отцом, во взрослой жизни с другими  мужчинами.

Ипполит - правильный старший брат с массой запретов. Он стремится заслужить любовь женщины, или матери, или общества – все равно, - правильными поступками. Его естественная агрессия давно парализована на корню шантажирующей матерью.

А Женя – единственный сын, свободно берущий свое, и не только. Поэтому большой, разумный Ипполит вязнет в сетях материнского запрета на проявление агрессии, и закономерно изгоняется на мороз.

Инфантильность Нади не так заметна, как лукашинская, в силу нарциссизма. Но она так же не состоятельна, как и Лукашин.

Рассмотрим феномен фильма с точки зрения психологии К.Г. Юнга и постмодернизма.

Современный человек, как и человек прошлого, не может жить без мифа, без ощущения, что своей жизнью он участвует в божественной мистерии. Центр новогодней мистерии -  корпоратива (помывка в бане), карнавальное отрицание иерархии, дионисийское слияние и опъянение. И трансформация начинается. 

Путь героя в сказку навстречу судьбе для Жени Лукашина начинается с пьянства, т.е. утраты Эго, сознательного контроля своего поведения. Не выйдешь за пределы Эго, не пройдёшь трансформацию, так и останешься Иванушкой-дурачком.

За случайностью Ленинграда стоит неумолимый зов Судьбы.

Мне кажется, востребованность фильма объясняется тем, что в основе сюжета случайная, невозможная с точки зрения логики, встреча Двоих.  Выход за пределы обыденной реальности, и как награда – любовь.

Обычно пик обращений за психологической помощью приходится на начало осени и первых чисел января. В глубине души каждого из нас живёт ожидание обновления, и особенно сильным оно может быть под Новый год.

Подспудно каждый из нас хочет безумств, и в этом тайном желании, мы не безумны. Для любого действия, обычного, или из разряда чудес необходима энергия. Одним из её источников является трансгрессия как выход за пределы возможного, переход границы между возможным и невозможным. У каждого человека личное возможное и невозможное, свои переходы.

Трансгрессия заключается в расточительстве. Таким расточительством с точки зрения обыденного сознания являются помывка в бане, изобильное застолье. В истории – средневековые карнавалы.

Карнавал выступает наследником дионисийких праздников и римских сатурналий. В «Иронии судьбы» есть элементы, как первого, так и второго.

Трансгрессивность карнавала заключалась в отрицании господства разума, а значит и отрицание того социального порядка, который строился на рациональности. Изобилие еды на Новый год так же можно отнести к пиршественной трансгрессии.

 Пир всегда есть демонстрация жизни, ее превалирование над явлениями смерти. Но и эротика также сама по себе трансгрессивна, поэтому заряжена большим количеством энергии.

На экране мы видим мужчину и женщину, которые подобно Лисёнку и Маленькому принцу на протяжении двух часов экранного времени становятся всё ближе и ближе друг другу. Мы становимся свидетелями зарождения чувства. На столах изобилие еды, как утверждают аналитики, так мы пытаемся справиться со своей тревогой перед неизвестностью наступающего года.

Так жизнь побеждает смерть. И продолжается вечный круговорот колеса Жизни- Смерти-Жизни. Женственность и милосердие призваны смягчить неумолимость его движения.

вотцап 89032557948, скайп Guzel-ok