Все записи
15:22  /  1.03.19

1213просмотров

Ах вот ты какой цветочек аленький! Менархе

+T -
Поделиться:

Девочка — девушка — женщина — старуха — это путь, по которому пройдет каждая из нас, независимо от социальной, религиозной, национальной принадлежности.

Переход от одной стадии развития к другой символически отделяется кровью — менархе, дефлорации, родов и абортов, климакса. 

Девочка — девушка.

Маркером на данном этапе развития является первая менструация (менархе). В английском языке синонимом этого понятия является словосочетание — red flower — красный цветок. Но так ли поэтично было отношение общества к менархе на протяжении веков?

В цивилизованном мире нет больше обрядов инициаций, связанных с началом менструаций и переходом из мира девочек в мир женщин. Первое появление крови часто оказывается полной неожиданностью для девочки, которую вечно занятая на работе мать не удосужилась психологически подготовить к столь важному этапу развития женского начала. Девочка оказывается один на один со своим изменяющимся телом, в отличие от своей сверстницы, жившей тысячи лет назад. И эта встреча с пробуждающейся женственностью может быть пугающей, неожиданной, непонятной и болезненной. А при неадекватном отношении членов семьи сопровождаться чувствами стыда и вины.

Корни пренебрежительно-уничижительного отношения к менструирующей женщине уходят в глубину веков, когда считалось, что женщина в этот период находится во власти «темных сил» и считается нечистой. Это с одной стороны. С другой стороны, ежемесячные кровотечения в первобытных племенах внушали священный трепет и ужас, приписывающий в данный период женщинам некие сверхъестественные способности. В любом случае, первая менструация в древних обществах всегда сопровождалась пороговым обрядом. Есть сведения, что в матриархальных обществах Египта, а также Древней Индии, Турции и некоторых других районах Азии главным событием пороговых обрядов было вручение юным девушкам хны и других красных пигментов, чтобы они могли красить ими ступни. Этот обряд знаменовал переход от детства к полноценной способности зачинать потомство, владеть сексуальной энергией и всеми прочими женскими качествами.

 Согласно второй точке зрения считалось, что менструирующая женщина несет зло и причиняет много вреда. В ­некоторых местах до сих пор принято изолировать девушку-подростка на период полового созревания или первой менструации на несколько дней (Каролинские острова в Микронезии) или даже месяцев (индейцы Ванкуверского острова). Самой продолжительной изоляции подвергались жительницы племен Новой Ирландии (четыре-пять лет) и острова Борнео (до семи лет).

Изоляция и ограничения, накладываемые обществом на девушек в период наступления менархе, основываются на священном страхе, который испытывал человек с древних времен перед менструальной кровью, собенно сильный — во время менархе. Отголоски древних чувств передаются генетической памятью рода, поэтому так или иначе двойственное отношение к наступлению менархе наблюдается и в современном обществе.

В условной норме менархе для девочек — тот порог, переступая который они оказываются в мире Женщин. Вместе с началом менархе девочки получают новый социальный статус и новые способности.

Но есть и другой взгляд, и он носит более тревожный характер. От начала менструации ждут ухудшения здоровья, болезненных ощущений, неудобства, усиления чувства стыда и др. Такого рода ожидания являются одним из факторов риска для возникновения и развития психосоматических заболеваний в репродуктивной сфере. Девочки в подростковом возрасте проходят через неизбежные изменения своего тела и переживают эмоциональное воздействие сексуальных потребностей. Они могут либо принять эти перемены, либо отвергнуть.

Отвержение перехода на новую стадию развития женского начала напрямую связано с личной травмой, материнской, родовой драмой, зафиксированной генетической памятью в бессознательном рода и проявляющемся в деструктивных сценариях женского поведения.

Отвержение перехода на новую стадию развития женственности свойственно девушкам, чья расцветающая женственность была сопряжена с риском насилия со стороны мужчин семьи — отчима, отца, брата. Девушкам, которые в детстве изо дня в день наблюдали за унижением матерей отцами и в силу этого опыта бессознательно отказались от женской идентичности.

Вспоминается случай из практики, когда девочка по достижении тринадцати лет, с наступлением менархе, решила сделать операцию по смене пола, так сильна была ее ненависть к отцу, унижающему мать. В деструктивных отношениях родителей она видела уязвимость и беззащитность женщин вообще. Операция не состоялась, но она отказалась от женской роли психологически, став «железной леди» с традиционно мужской системой ценностей.

В этот период девочка начинает  подвергаться  завистливым атакам со стороны увядающей матери. И так часто случается, что девушка, обретая способность к фертильности, оказывается в зоне риска оскорблений и угроз со стороны членов семьи, взрослых мужчин и сверстников.

Радость омрачается растерянностью и страхом перед физиологическими изменениями в теле и изменениями отношений в социальном плане. Девушка часто связывает это с менархе, а не с психологическими проблемами членов семьи, подтрунивающими над ее новым статусом.

Задачей этого перехода является принятие изменений в теле и психике, формирование способности защитить расцветающую женственность от завистливых атак старших женщин и домогательств, соблазнений взрослых мужчин.

Фертильность, появление груди — это дар, а не проклятье.

В том случае, если девушка принимает изменения, и ее окружение поддерживает, наставляет ее в новом качестве, можно говорить об успешной инициации.

Если же женское начало девушки деформируется из-за отношения окружающих, но она связывает это с менархе, испытывает чувство вины и стыда за красное, то полноценная инициация не состоялась. Вместо того чтобы направить агрессию для защиты своей женственности вовне, девушка направляет ее на себя, что может привести к отказу от гендерной идентичности.

 Многие женщины вспоминали, как сгорали от стыда, когда родители сообщали родственникам, друзьям о наступлении менархе. Те, двусмысленно подмигивая, предлагали отметить «важное событие».

Биологическое взросление требует от девушки изменить и образ своего тела: образ ребенка предстоит превратить в образ взрослой женщины, у которой есть груди, гениталии, менструация, которая может родить.

Это процесс весьма непростой, очень важную роль в нем играет поддержка от значимых в жизни девочки старших женщин. Большинство девочек узнают о менструации от своих матерей. К несчастью, часто матери дают весьма скудную информацию, а некоторые и вовсе не готовят дочерей к менструациям, не разговаривают на эту тему, пока не начнется менструальный возраст.

С наступлением менархе некоторые матери начинают сильно тревожиться за нравственность дочерей, опасаясь нежелательной беременности. И все это на фоне гормональных бурь в теле новообращенной. Чувство тревоги и страха старшей женщины передается девочке, и она начинает воспринимать менструацию как что-то постыдное или болезненное. Она может чувствовать смущение и рассматривать это явление как «болезнь», в особенности если менструация сопровождается болями или плохим самочувствием.

Негативное отношение родителей к наступлению менархе у дочери может быть связано с необходимостью пересмотреть ролевые диспозиции в семье. Девочка становится женщиной, значение матери ослабевает, в то время как отец — мужчина, на которого претендуют две женщины. Таким образом, мать и дочь превращаются в женщин-соперниц, борющихся за мужчину — отца.

Дочь может совершенно неосознанно пробовать действие женских чар на самом близком мужчине — отце. Отец в этот период решает нелегкую задачу, поскольку, с одной стороны, для отца естественно восхищаться расцветающей женственностью дочери, а с другой — отец является первым естественным защитником дочери и не должен переступать моральную черту, проходящую между ними. Задачами данного этапа являются развитие более реалистичного и гармоничного образа тела, осознание и принятие телесных процессов, обучение навыкам саморегуляции, развитие чувствительности к собственным телесным потребностям и ощущениям, возможности контакта с сильными и «запрещенными» эмоциями, сублимации и трансформации сексуальной энергии.

В этом смысле мать, которая становится мачехой в момент обретения дочерью фертильности, — необходимое условие перехода инициации на новую ступень развития.

Повзрослеть, выйти за порог отчего дома и отправиться на поиски своего мужчины.

Отрывок из книгиЖила-была девочка, сама виновата. От подростковой наивности к зрелой женственности"