Все записи
15:34  /  22.03.19

1120просмотров

Заячья губа – волчья пасть. Или почему нельзя гладить хромую собаку

+T -
Поделиться:

«Заячья губа – волчья пасть» в дефектологии -  это врождённая или приобретённая деформация, представляющая собой расщепление верхней губы и расщелину нёба.

Заячья губа обычно оперируется и её практически не видно. Волчья пасть даёт о себе знать утробным зычным голосом чревовещателя.

 Когда преподавала в университете, отметила про себя очень активную студентку, яркую, с огненной, рыжей копной волос.  Она попросила поставить зачёт автоматом в обмен на доклад по заранее согласованной теме.

Выбирая тему, обратила внимание на глухой звук её голоса, а потом разглядела едва заметный шрам, след от удачно прооперированной заячьей губы.  Мы мгновенно телепатически поняли друг друга. Волчья пасть… Как это обычно бывает, девушка стала тревожно сканировать лицо, пытаясь понять мою реакцию на открывшееся тайное и стыдное для неё. 

Во время работы в Институте Коррекционной педагогики (тогда Дефектологии) наблюдала детей с разной степенью патологии, у меня нет ни профессионального, ни человеческого чувства брезгливости.

 Сострадание, да.

Поэтому просто улыбнулась в никуда или вообще, тем самым давая понять, что ничего страшного не вижу, и, тем более, жду   с докладом на следующей неделе.

Она пришла в ярко красном сценическом платье, рыжая,  фееричная. Достала из футляра саксофон и заиграла…

Мне сложно было сдержать слёзы… Если не изменяет память, это был фрагмент из «Порги и бесс».  Явственно различала вызов, отчаяние, страстное желание быть красивой, но ещё большое желание выразить себя.

Мысленно крикнула ей браво и поставила автомат, доклад она зачитала.

Хочется провести параллель этой патологии с психологической деформацией, которая происходит с жертвами насилия любого вида.

Жертва имеет тенденцию перейти в статус преследователя, отыгрывая своё бессилие, так заяц становится волком.

Несколько лет назад на волне массовых протестов в Санкт- Петербурге, развернувшихся после убийства насильника отцом жертвы, одна из фракций Государственной Думы вышла с инициативой ужесточения наказания педофилам вплоть до смертной казни.

И поскольку тема моей диссертации была связана с изучением особенностей эмоционального развития детей при различных стилях родительского воспитания, к тому же моя программа по формированию эмоциональной компетентности была внедрена в 39 детских домах Москвы и области,  была приглашена в качестве эксперта.

После  доклада один из депутатов, отталкиваясь от тезиса  о том, что жертвы педофилов во взрослом возрасте часто сами становятся педофилами, отыгрывая  боль, спросил: «Можем ли мы утверждать, что педофилы множатся в геометрической прогрессии?».

Меня смутила такая постановка вопроса и я понимала, что любой факт можно передёрнуть, исходя из конъюнктуры момента. Но эта гипербола заставила  ещё раз задуматься о том, что зло, как и добро, ходит по кругу. Принцип бумеранга ещё никто не отменял.

 Я не смогла и, наверное, никогда не смогу привыкнуть к насилию над детьми. Когда закрывается дверь за очередной клиенткой, которую ребёнком близкий родственник заставлял осуществлять запретные сексуальные фантазии и при этом запугивал так, что девочка боялась, признаться кому-либо из взрослых.

Готовясь к докладу,  ознакомилась с большим количеством судебно-медицинского материала. В большинстве случаев взрослые не верили детям, либо обвиняли  в случившемся.

 Меня накрывает каждый раз и хочется крикнуть: «Остановите Землю. Я сойду!».

Обычно взрослые женщины – жертвы насилия бессознательно формируют условия для реконструкции своей детской травмы у дочерей. Так заячья губа становится волчьей пастью.

Но насилие может быть и психологическим. Одна моя возрастная клиентка часто с болью вспоминала эпизод из детского сада.  Тихий час. Дети решили побеситься, прыгать на кроватях и кидаться подушками в отсутствии воспитателей. Нянечка появилась неожиданно, поскольку клиентка была спиной к двери, в отличие от других детей, то не смогла вовремя среагировать. Дети дружно указали на неё как на зачинщицу беспорядка. Поэтому няня с подоспевшей воспитательницей решили наказать её по всей строгости. Сняли маечку, она осталась в трусиках. Поставили посредине группы и сказали, что если она до конца тихого часа пошевелится, то снимут и трусики, а потом поставят голой между рам окон.

 Можете себе представить ужас и стыд пятилетней девочки. Через какое-то время ноги и руки её стали леденеть, но она не смела пошевелиться. Ей на помощь пришло воображение. Трусики было одеты наизнанку и в боковом шве была треугольная бирочка, которую детская фантазия превратила в ушко зайчика, и сама она стала зайчиком-побегайчиком, сидящим зимой под ёлкой и не смеющим пошевелиться, чтобы не обнаружить своё присутствие серому волку.

На следующий день во время обеда она надкусывала котлеты детям группы.  Месть – это то блюдо, которое нужно подавать холодным.

Если однажды зло делает нас своей мишенью, нужно испробовать любые методы его нейтрализации. Если этого не происходит, то должны быть симметричные меры. Я не имею ввиду деяния, которые преследуются законом.