Все записи
13:07  /  9.04.20

2981просмотр

Смерть в Италии: опыт личной утраты

+T -
Поделиться:

     Вчера умерла мой итальянский психотерапевт Анжела Конолли. Наверное, только ирландка могла выдержать мой татарский темперамент.  Не уверена до конца, что нужно ли делиться глубоко личными переживаниями, но только так  могу почтить память этой удивительной женщины.

… Мы познакомились на международной конференции аналитиков в библиотеке иностранной литературы. Анжела поздоровалась первой. И мне показалось, что в  душе распустились розы, но из головы, вечного гнездовья моих мрачных мыслей, поползли змеи. Так она моментально отразила моё расщепление.  А я законсервировала благоухание  встречи в бархатном мешочке воспоминаний, перевязав лентой из змеиной кожи, отправила в дальние кладовые памяти.

       Через два года в той же самой иностранке проходила международная конференция вольных философов ( тех самых каменщиков). Меня потряс доклад итальянского профессора-филолога, посвящённый символизму в творчестве Андрея Белова. В кофе-брейк подошла выразить признательность  профессору, каково же было моё удивление, когда узнала, что мама итальянского профессора из одного аула, что и моя. Я верю в знаки судьбы и предопределение. Посчитала, что NN открыла дверь в Италию. Набралась смелости и написала на рабочий адрес Анжелы. Через несколько дней отчётливо почувствовала, что она получила письмо и непременно завтра ответит. Так и произошло. Подлинный психотерапевтический альянс случается на небесах.

      Анжела писала, что сейчас  в Цюрихе, поэтому, как только напишу ей точную дату приезда в Рим, она вернётся в Италию. И это профессионал мирового уровня! Я помню, как председатель этической комиссии российского аналитического сообщества заставила меня ждать полгода, а потом позвонила в одиннадцать часов вечера воскресенья, чтобы отказать.  Без комментариев…

      Сказать, что пришла к ней в растерзанном состоянии, не сказать ничего. Мне казалось, что моя душа – сплошная гематома. Помнится, накануне  стояла на платформе метро, живо представляя, как меня размазывает по рельсам. Хотя с одной стороны – йогнутый на всю голову известный аналитик с предложением пройти личный анализ, с другой – зам.министра с предложением встретиться без протокола. А ты в нижней точке депрессии.

      Лично я  не взяла бы такую клиентку в шатловую терапию. Но Анжела сказала: « We must be braver. I will be near». И сдержала обещание. Была рядом ночью, ранним утром, отвечая на  отчаянные письма.

      Она была абсолютно живой, что не вписывалось в рамки невозмутимого аналитика – чистого экрана для проекций клиента. Она могла заплакать, если я делала ей больно, кричать, даже топать ногами, если злилась. Предложить прогуляться по Риму. Не приняла этого приглашения из соображения рамок психотерапии. До сих пор сожалею об отказе… Она то точно знала, что мы выдержим…

       Некоторые коллеги вспоминают, что её английский был сложен для восприятия из-за ирландского акцента. Но Анжела, обладая интуицией, эмпатией, доходящей до телепатии, могла передавать эти качества одарённым в этом смысле другим.  Это как раз тот случай, когда душа с душою говорит.

       Именно Анжела настояла на том, чтобы я вернулась в лоно этнической религии. Я пошла дальше, начав практиковать суфизм.

     Профессионализм, харизма личности Анжелы помогли мне справиться со многими личными проблемами, духовно окрепнуть. Не знаю, смогла бы выдержать такую глубокую проработку детских травм без созерцания красоты Италии, без восхищения итальянцев. Всё вместе вернуло  веру в себя.

          Обычно после сессий с Анжелой ехала в Боргезе, обедала на скамейке в овраге, заросшим огромными платанами, погружаясь в мрачную атмосферу сказок братьев Гримм, медитировала на розы. Однажды во время медитации на каплю росы на лепестке розы, у меня случилось мистическое переживание утраты Эго. Стала ничем и всем одновременно, каплей, вобравшей в себя  мир, одновременно остающейся  всего лишь частицей бесконечного целого.

       Рассказала об этом опыте Анжеле. Анжела поблагодарила за тончайшие переживания. А на следующий день пришла в невероятной красоты колье из старинного жемчуга в три ряда и изумрудом посередине. Анжела оставалась женщиной в работе, отразив в красоте камня красоту  душевного переживания.

   Как - то у нас зашёл разговор об Анри Корбене, величайшем европейском учёном в области изучения суфизма и исламского мистицизма, основателя кафедры иранологии в Франко-иранском институте в Тегеране, директора Высшей школы практических исследований Сорбонны с 1954 по 1974. Гугенот по вероисповеданию, Корбен в последние годы жизни общению с современниками предпочитал общение с теми, кто движется по мостам времени, философами и суфиями одиннадцатого – тринадцатого веков. Не преминула спросить у Анжелы, знавшей Корбена:

- Он двигался с ними по мостам времени?

- Yes, shure!

       И это был ответ аналитика, считавшей основной задачей работы со мной возвращение в реальность…

      Я искренне верю, что Анжела будет с теми,  кто несёт Свет в этот мир, чтобы сделать его чище и добрее.

Италия, скорблю вместе с тобой. Но понимаю, уже понимаю, что смерти нет.

 На мосту у замка  Святого ангела. Рим.

Мой инстаграм