Все записи
21:48  /  10.06.20

1012просмотров

Моё маленькое расистское раскаяние

+T -
Поделиться:

В прошлом году очень даже почувствовала возраст.  Хотя с мыслью  «пора из ласточек в  колдуньи» живу уже достаточно давно. Но клиенты ( и не только) не дают свыкнуться с мыслью, что биологически Рубикон уже пройден. Подпитываясь моей женской мудростью, отдают взамен искреннюю взаимную симпатию, иногда бурлящую через край. Тем не менее, решила впервые в жизни встретить Новый год одна в экзотической Индии. Подвести  черту, принять новые ценности возраста. Хорошему вину нужно время, чтобы обрести весь букет ароматов и вкусов,  дарующих гурманам наслаждение. Так и моим размышлениям в Индии нужно настояться, созреть.

Но одним эпизодом  хочу поделиться. Я рассматривала его через призму прожитых лет на берегу Индийского океана.  Воспоминания стали такими плотными и объёмными, что образы получились не только зрительными, слуховыми, но и  осязательными. Что я помню из детства? Многое. Но почему - то  сейчас вспоминается семья лилипутов, Катя-дурочка (городская сумасшедшая), которую бросил муж.  Катя сошла с ума. Надела кожаное пальто в пол, сумку кондуктора наискосок и шляпку с пером. Ходила счастливая по городу, болтая без умолку.

А ещё городской достопримечательностью был  Вовка – негр. Его мама родила в Москве. Поскольку аборты в то время были запрещены,  мамаши, ставшие жертвами экзотической любви, сдавали темнокожих  младенцев от греха подальше в Международный дом ребёнка в столице. Судьба улыбнулась Вовке, потому что бабушка сказала, что будет воспитывать внука сама и ни в какие детские дома не отдаст, пока жива.

Непутёвая дочь, сдав темнокожего ребёнка матери,  отбыла в Москву. Вовка рос сорви головой  в силу генетики и  педагогической запущенности. За ним бежали дети и кричали: « Негр, Негр!»  Взрослые не отставали в деликатности, тыкая в мальчика пальцами с теми же комментариями. Так сложились звёзды, что мы с Вовкой попали в один класс. Моя чудесная первая учительница Галина Германовна, любовь и благодарность к которой я пронесла через всю жизнь, решила посадить Вовку  со мной за одну парту. Мама говорит, что с Вовкой не могли справиться. Он бегал по партам на переменах, ходил  между рядами во время уроков.

Галина Германовна заметила, что моё присутствие благотворно сказывается на чертёнке. И посадила вместе. Вовка стал тише воды, ниже травы. И всё бы ничего. За исключением того, что  не выпускал мою руку ни во время уроков, ни на перемене. Я, конечно, по партам не бегала. Но когда моя старенькая мама встречает мою старенькую воспитательницу из детского сада, уверяю, им есть, что вспомнить. Поэтому для меня это было  сущим наказанием – заключением. Рука Вовки была  потной, тёплой, мягкой. Я даже не могла его треснуть по голове букварём или ранцем. Было неловко из-за его , как мне казалось, собачей влюблённости. И я пошла на подлость, решив разыграть расистскую карту. Дома объявила родителем, что меня посадили с Вовкой-негром и заплакала, потому что я  хуже всех.  

На следующий день мама специально отпросилась с работы и пришла для разговора с Галиной Германовной. Она влетела в класс и с ходу начала : «Почему мою дочь посадили с негром?». Галина Германовна  сказала, что мальчик влюблён и рядом с вашей дочерью хорошо себя ведёт. Мне показалось, что мама подпрыгнула вместе со стулом до потолка. 

 Когда  подошла к парте за ранцем, печальный Вовка спросил: « Тебя совсем пересадили?». До сих пор за эту эмоцию стыдно. Я, упиваясь злорадством от власти над душой мальчишки, ответила ехидно: «Да!». Вовка заплакал. Он не подумал, что я могу быть такой подлой. Прости меня, пожалуйста, Вовка – негр. Просто бабочки свободны в полёте, а когда их сжимают в кулаке, они погибают. И это было не из-за цвета твоей кожи, а из-за того, что ты  не выпускал мою руку  целый день.

У каждого есть свой скелет в шкафу, задушенная канарейка, зарытая в саду или Вовка - негр.

Чувство вины и стыда  за те или иные поступки  актуализируются под  действием тех или иных событий. И то, что мы сейчас наблюдаем в Америке, не только про политику. И про то, что светлокожие встают на колени перед темнокожими. Возможно, так они просят прощение у своего вовки - негра, задушенной птички, избавляясь от скелетов в шкафу. Захваченность коллективным никто не отменял. А власть толпы ещё до конца не изучена. Я за цивилизованное покаяние. Поэтому пишу это эссе, хотя и не собиралась делиться этой историей публично. Известные события в Америке сподвигли меня к этому. 

Мы разные, но все мы люди -человеки одной планеты Земля. Пандемия нам это показала. Катарсис продолжается...

О психологии, мистических, гастрономических путешествиях, о детских травмах в моём инстаграме

 

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Какой замечательный, очень красивый пост! Читая его, чувствуешь и свое детство, ведь и у меня было что-то похожее. 

Очень противно, когда кто-то хватает за руки, лезет в личное пространство, даже если это в детстве. Нельзя навязать свою любовь. Пару лет назад один знакомый был готов носить меня на руках, что мне было категорически неприятно... Он был готов ради меня на все. 

Как-то он приехал ко мне, плакал, звал в ресторан. Он говорил, что ему нравится мой район. Если я говорила, что хочу детей, он тут же кивал, что тоже. Он открывал окно, когда мне жарко и возил по ресторанам, а еще ради меня приехал в Москву.

А я просто не смогла переступить через себя и открыться этому "хорошему, доброму парню, с самыми лучшими намерениями". 

Возможно, он слишком долго тянул ко мне потную ладошку.