Все записи
20:55  /  23.05.17

1637просмотров

А был ли Домострой?

+T -
Поделиться:

 

 О чём только не начнёшь спорить на даче, когда внезапное тепло звёздной майской ночи согрело отчаявшуюся душу, и много хорошего вина выпито – примерно месячная норма…осадков.  

 

 – Как не было Домостроя? – крик мужчин выражал силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе. "Скоро грянет буря!" – со страха титры к этой картине побежали  петитом-петитом. 

Резон, что Домострой существовал как сборник советов и наказов, неблагих пожеланий, но никогда не исполнялся в реальности, поскольку не сплачивал, а сколачивал домочадцев, – был  безусловно отвергнут.

 Довод, что Домострой был не реальнее нынешней конституции, отметался трагическим жестом.

 Аргумент, что "домо-строй" – это эко(дом)-номика(закон), книга о правилах ведения хозяйства, которые развиваются и меняются не только во времени, но и в пространстве, а всё остальное – лишь нравоучения, пожелания, – не сбивал буревестника, что гордо реял над седой равниной темы.

 

Наконец перешли к главному спору: бил ли муж жену, была ли оглобля.  Святые угодники, почему оглобля, откуда она взялась? А, вот же она:"И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти". Это же невозможно! Даже слугу "ни за какую вину ни по уху, ни по лицу не бить, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть, ничем железным и деревянным не бить. Кто в сердцах так бьет или с кручины, многие беды от того случаются: слепота и глухота, и руку и ногу и палец вывихнет, наступают головные боли и боль зубная, а у беременных женщин и дети в утробе повреждаются".  

Хочется спросить, где христианские ценности, которые ко времени создания Домостроя уже шесть веков пропагандировали церковь и власть? Наверное, это и есть  моя главная претензия к псевдорелигиозности власти. Шесть веков эти ценности церковь огнём и мечом вбивала в сознание людей, а не предлагала с любовью. Учили без последствий бить  близкого человека не потому, что это не по-христиански, а потому, что избиение принесёт урон, убыток, а надо быть до-мо-ви-тым. Какой-то справочник садиста-надомника – этот ваш Домострой.  

 "Понапрасну не смейся, играя с ним: в малом послабишь – в большом пострадаешь скорбя, и в будущем словно занозы вгонишь в душу свою. Так не дай ему воли в юности, но пройдись по ребрам его, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой." И это про своё дитятко? Какая мать это стерпит? 

 Вот и до неё, сердешной, добрались.  Любовь? Нет, незачем, пустое. "И домочадцев своих одевай и содержи в достатке, люби и жену свою и в законе живи с ней по заповеди господней: в воскресенье, и в среду, и в пятницу, и по праздникам господним, и в Великий пост близости избегайте, живи добродетельно, в посте и в молитве, и в покаянии; жизнь по закону – во славу Бога и ради вечного царства, а любодеев и прелюбодеев осудит Бог."  Сурово. Кто-то надеялся, что бог есть любовь?

 Ну и, наконец, самые высокие отношения: "Если же этого не понимает, сурово ее накажи, страхом спасая, но не сердитесь, ты – на жену, а жена – на тебя. Наедине поучай, а поучив – успокой, пожалей, приласкай ее".  Оказалось, в битье главное, чтобы никто посторонний  избиения не видел и никто ни на кого не сердился. 

 Как написано реферате, что нашёлся в интернете:"О языке Домостроя.  Язык памятника гибкий и настолько яркий, что не всегда возможно передать современным языком многоцветье его образов". Настолько яркий язык, что дух перехватывает.

 Но что может делать жена вместо ожидания побоев и ласк после побоев? Неужели она будет молча терпеть издевательства над детьми? Судя по описанию хозяйства в Домострое, речь идёт о людях высшего сословия, в межсословные браки верится слабо. Значит, жена принесла почтенных размеров приданое в семью и помыкать собой – не позволит. Кроме того, у неё почти наверняка есть отец и братья, они могли бы заступиться. 

 В конце концов, есть же и народные рецепты. "Когда в Глухарке помирал своей смертью не старый ещё мужик, бабы толковали:"Не иначе жинка на Барское пепелище ходила, за беленой," –  Виктор Смирнов в своей книге "Тревожный месяц вересень" описывает события военного времени, однако традиции в нашем народе крепкие, давние. И если бы русская литература создавалась не только дворянами, но и крепостными крестьянами , мы знали бы много примеров отравления в дворянских семьях. У жены есть способы повлиять на продолжительность жизни мужа. А то, что побои приводят к подчинению, а не сотрудничеству, и в итоге  умножают насилие, сегодня понимают многие.

 

 Правы ли те историки, кто приписывает весь текст Домостроя священнику Сильвестру, соратнику Ивана Грозного по первым, весьма дельным реформам царствования? Или правы другие, считающие, что  Сильвестр записал  более ранние бытовые советы и добавил к старым рецептам только главу с наставлениями своему сыну Анфиму, который послужил в царской казне у таможенных дел:"… в любом государственном деле с другом не дружи, недругу не мсти, и волокита бы людям ни в чем не была, всякого обслужи с любовью без ругани"? Это же готовая памятка сегодняшнему российскому чиновнику. Означает ли это, что ей следовали в шестнадцатом или следуют в двадцать первом веке?  

Но самый большой вред  Домострой нанёс сознанию Ивана Грозного.

Поверив в своё право казнить и миловать в семье, он не смог и не захотел остановиться. Как пишет Дмитрий Сергеевич Лихачёв о "Литературе "государственного устроения"(середина XVIвека)": 

 

"Грозный свирепел от бессилия  как можно скорее и полностью провести в жизнь идеал(речь у Д.С.Лихачёва о централизованном государстве) и от непонимания того – почему ему это не удаётся, хотя всё казалось таким ясным и необходимо понятным… Грозный же в конце концов не столько желал осуществления идеала – он его почти забыл, – сколько стремился проверить свою власть над подданными – всеми: холопами и боярами, крестьянами и дворянами. Он обманчиво видел причину своих неудач в недостатке повиновения…Карающий меч Грозного каждый раз увязал в тине несопротивления, не встречая препятствий, которые могли бы оправдать силу его размаха. Грозный ломал то, что было мягко; он рвал то, что было несопротивляющимся; он с силой гнул то, что на деле гнулось легко. И при этом он постоянно считал, что неудача происходит от недостатка применённой  силы. Было от чего стать неуравновешенным и сходить с ума.

 

Оставшееся для достижения идеала малое, казалось, уже не имело реальных сил для сопротивления. Но вот в этом-то и крылась ошибка. Сопротивление личности, всякое проявление хотя бы небольшого произвола злило, вызывало жестокое подавление и вместо идеала усиливало деспотизм, а вместе с деспотизмом – произвол, дробление ещё худшее, чем раньше, отделение и бегство из центра на окраины – на Север в леса и на Юг в степи, на Восток – для освоения Сибири, на Запад – для продления в Польско-Литовском государстве той культурной работы, которая оказалась невозможной в центре. Иван Фёдоров продолжает печатать книги в Остроге и Львове, Андрей Курбский – охранять и насаждать православие в Польско-Литовском государстве и полемизировать с Грозным, упрекая его за жестокость по крупным и мелким поводам.

Мелочи стали мстить за себя и превратились в крупнейшие препятствия на пути к идеалу всеединства, к которому стремился не один Грозный, но и вся страна в целом."  

Страна давно стремилась к централизации, она шла к ней уже несколько поколений, но при Иване Четвёртом пришла к опустошению. "По писцовым книгам 1573-78 годов в станах Московского уезда числится от 93 до 96% пустых земель. Углич, Дмитров, Новгород стояли обугленные и пустые, в Можайске было 89% пустых домов, в Коломне – 92%, – такие факты приводит Александ Львович Янов в трилогии "Россия и Европа. 1462-1921". – ...Комбинация непосильной четвертьвековой войны против всей, по сути, Европы и тотального террора, сопряжённого с поголовным истреблением лучших административных и военных кадров страны, просто не могла не привести к катастрофе."

 

Разорение хозяйства и слом норм и ценностей – это реальный результат правления царя, а не мифическое присоединение Сибири. Сибирь присоединяли много поколений людей своим трудом, своим умом. Не насилие и жадность определили общие судьбы народов, а совместный труд. Не насилие и жадность определяют отношения в семье, и Домострой, поставивший порядок в доме выше человека, просто страшен. Ведь насилие – всегда вызов и никогда – ответ.

Был ли Домострой в реальной жизни? Вопрос не в этом.  Важнее знать, чем заплатили те, кто встал на пути этого чудовища. Остались ли они в уверенности, что только беззаконием можно победить кулачное право? Или нашли  противоядие для отравленного насилием человека? И не пришла ли наша очередь отвечать на эти вопросы? 

 

 Херлуф Бидструп

Комментировать Всего 2 комментария

Жуткое дело - этот Домострой!

Картинки наглядные)) 

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко

Так много насилия вокруг. Посмотрела заголовки на Снобе и ужаснулась.

Та же реновация - власть взвинчивает градус произвола до предела. Считай, это мой демарш против агрессии))

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина