Заработались

Пятый день работы с 9 утра до 11 вечера. До даты запуска приложения оставалось совсем немного времени, впрочем, все уже было почти готово. Всё ASAP. Всё «Почему еще не готово?» Всё «Что за фигню вы натворили, переделывайте срочно!». В очередные 11 часов вечера все сломались. В конце концов, впереди еще выходные — вполне можно будет спокойно поработать. Домой. Срочно домой. Алена, Игорь, Егор и Настя наконец-то вышли из офиса и пошли в разные стороны.

***

Алёна подошла к переходу и встала перед зеброй в ожидании зеленого света. В голове пустота и рой мыслей одновременно. Три минуты. Пять минут. Зеленый свет не загорался. Алёна начала нервничать. Вдруг она поняла, почему никак не может дождаться зелёного. Нет светофора. На чертовом пешеходном переходе нет и никогда не было светофора. А ведь она переходит здесь улицу каждый будний день.

***

«Осторожно, двери закрываются. Следующая станция — Курская». Отлично, подумал Игорь. Еще остановка, и как её… Пролетарская? Нет. Ну, короче еще одна. Игорь ехал дальше и осознавал, что только что он забыл, как называется станция метро, на которой он живет.

***

За 15 минут в метро Егор успел прочитать около 20 страниц. «Сфера» читалась хорошо, быстро. Остановившись на своей станции, он закрыл книгу и вышел. Обычно, закрыв книгу, он обдумывал прочитанное, а сейчас обдумывать было нечего. Ведь он пробежал глазами 20 страниц, не прочитав ничего.

*** 

Настя жила практически рядом с офисом. Ровно через 17 минут она стояла у входной двери в квартиру и безуспешно пыталась ее открыть картой-проходкой на работу.

 

Гениальность

Одного писателя часто спрашивали: «Скажите, дорогой наш Лев Николаевич, в чем секрет Вашей гениальности?»

«Это дар свыше, — отвечал он. — Можно даже сказать, что я сам ничего не придумываю, просто записываю то, что мне транслируется из космоса». 

И так часто он это говорил, что и сам начал верить. До того дошел, что сидит однажды у ноутбука, открыл Word и ждет. Ну, когда начнется трансляция свыше. А она не начинается и не начинается. Сбой что ли какой. Надо бы инженеру позвонить, знать бы, кто тот инженер.

Сидит и сидит. «Надо бы в транс войти», — думает. Набрал в Яндексе «Как войти в транс», вошел. И пошла трансляция! Пальцы как бешеные скачут по клавишам, мыслей нет ни одной, а пальцы и пишут, и пишут. Лев, хоть и в трансе, а радуется как ребенок — вот сейчас, сейчас всё будет! Написал немного, и — чпок — выпал из транса. Смотрит на экран, а там текст:

«Скотина ты ленивая! Я тебя талантом наделил, временем наделил, деньгами, чтобы ты не пахал с утра до ночи, а ты что, хочешь, чтобы я еще и писал за тебя? Закругляйся с глупостями своими, и сиди пиши как все нормальные писатели, то есть сам!»

 

Семидневная сансара

Один буддист постоянно говорил себе, что с понедельника начнет новую жизнь.

Начнет принимать жизнь такой, как она есть, перестанет суетиться. Будет наслаждаться природой и самим бытием. Может быть, даже начнет курить. Хотя насчет таких перемен в жизни он не был уверен. 

Однако наступал очередной понедельник и наш буддист опять просыпался без будильника в семь утра и шел варить овсяную кашу. Казалось бы, что такого — варить с утра овсяную кашу? Но дело в том, что он никогда не покупал хлопья быстрой варки, только полезную олдовую овсянку, которую варить нужно минимум минут 15.

Пока варится каша, ему нужно было непременно себя чем-то занять. Руки обычно так и тянулись проверить рабочую почту. Иногда он держался до самого обеда, но чаще срывался еще во время завтрака. Жадно прочитывал новые мэйлы, радовался, если видел конфликт между коллегами, и ввязывался в бой с подробными комментариями по каждому вопросу. Иногда после этих срывов у него начинала болеть голова, но он все равно не мог себя остановить.

Как бы плохо не обстояли дела с головой, ровно в девять утра он уже протискивался в вагон метро, бодро ругаясь с каждым, кто протискивался так же бодро, как он. Потный, но довольный, полдесятого он прибывал в офис. До начала рабочего дня оставалось полчаса, можно немного расслабиться, написать в общий чат что-нибудь по поводу невымытых со вчерашнего дня кружек или слишком активного использования коллегами туалетной бумаги. По обстоятельствам.

Рабочий день пролетал стремительно. Одни только совещания порой продолжались по четыре часа, а ведь еще и поработать надо! Иногда не успеешь оглянуться — а уже восемь вечера.

И тогда он замечал, что понедельник подошел к концу, а новая жизнь так и не началась. Ничего, будут еще понедельники. Не во вторник же начинать? Да и вообще, он же буддист. Может и после смерти новую жизнь начать.