Родилась давно, когда мамы еще учили девочек вышивать гладью и крестиком, и умеет это. Не то, чтобы это очень помогло в жизни, но утешило. По крайней мере, в процессе вышивания, начинаешь понимать смысл британского прекрасного: «Сохраняй спокойствие и делай, что должно». Научившись вышивать, поступила на филфак в Московский пединститут, потом в Литинститут, потом в аспирантуру при Институте языкознания. В общем, стала теоретиком искусства. А став теоретиком, так испугалась теории, что тут же ушла в практику. С тех пор — журналистика и только журналистика. Потому что жизнь, вышитая крестиками слов, обретает особую прелесть опыта и чуть-чуть приближает нас к ответу на вопрос — а зачем, собственно, все это нужно? Корреспондент отдела науки «Русского репортера».