В последнее время чтение многих высказываний на актуальные темы на Снобе вызывает у меня отвращение. Возможно, амплитуда и скорость происходящего в окружающей жизни вошла в совершенный диссонанс с тошнотворным однообразием мнений и тем. Бесконечные алхимические рассуждения о свободе-несвободе ничего не выделяют кроме экскрементов глупости и хамства, в разной степени прикрытых налётом образованности и воспитанности. Кто-то, как Макаревич, пускает псевдомысленные пузыри, кто-то, как, прости господи, Зорькина, выискивает хоть что-нибудь тухленькое в чужих поступках, кто-то, как Быков, ратует о запрете нестерильной, неанонимной и несакральной благотворительности. Иные во всём видят очередное подтверждение мирового провала путинской клики или, как Ерофеев, впадают в эпилептическое самоуничижение. Генри Миллер был прав – русские ни в чём не знают меры.

Романтическая свежесть «Гражданина Поэта» пришла постепенно и неизбежно в состояние запоя «Господина хорошего» с говном и сиськами. Борьба Навального с пороками людей во власти чудесно переродилась в борьбу за власть. Власть, воспринимаемая как шлюха, магически притягательная, циничная, коварная, алчная и подлая, есть квинтэссенция сексуальности. Власть есть антипод Свободы, - воплощения всего чистого и светлого, высшего смысла и справедливости. Свободу во всём сиянии своего величия никто не видел, а вот Власть зрима и ощутима в каждое мгновение бытия. Поэтому рыцари Свободы всегда стоят лицом к Власти, механически творя молитву, но думая только о Власти, впадая то в ересь, то в искушение. Миф о Свободе очень удобен, поскольку о ней можно слагать легенды, - никто не сможет опровергнуть. Власть же, подобно белому коню Апокалипсиса, можно трактовать как носитель Зла или Духа Святого, - в зависимости от политических пристрастий. И тому и другому желающие находят тысячи подтверждений.

Свобода исчезла в момент Большого Взрыва, т.к. при этом появились законы мироздания. Новорождённый младенец не свободен, т.к. подчиняется инстинкту выживания. Художник не свободен, т.к. следует своим вкусовым убеждениям, предпочтениям заказчиков, отзывам критики. Любая частица мира, элементарная или сложноорганизованная, ограничена в своей свободе законами взаимодействия с другими частицами. Эти законы являются различными проявлениями Власти, которая сама по себе, отдельно от её субъектов, не существует. Она лишь универсальное силовое поле, передающее взаимодействие между этими субъектами. Сила этого взаимодействия зависит только от самих субъектов. У начальника, не имеющего подчинённых, нет никакой власти, но его власть тем сильнее, чем более послушны подчинённые и чем более авторитарен (авторитетен) сам начальник.

Система взаимодействия (власти) между людьми уникальна тем, что, в отличие от остальной живой и неживой природы, её эволюция может быть тысячекратно ускорена за счёт человеческого разума. Однако экспериментально это до сих пор не подтверждено. За прошедшие несколько тысяч лет власть в нашем обществе не стала совершеннее, чем в каком-нибудь стаде обезьян. Источниками власти (правителями) становятся лишь те, чья социальная программа ограничена её завоеванием и удержанием. Обладающие же даром творчества, способные совершенствовать систему (интеллектуалы) предпочитают стоять в стороне, брезгливо ковыряя палочкой в этой навозной куче и бесконечно споря друг с другом об оттенках цвета и запаха.