Все записи
16:03  /  27.05.17

120просмотров

На день рождения Майлза Дэвиса

+T -
Поделиться:

Всем привет!

Вчера мир отметил день рождения Майлза Дэвиса, одного гениев джаза второй половины XX века. Читая его автобиографию, поражаешься, насколько жестокой и брутальной порой была его жизнь, и насколько утонченной и прекрасной – музыка. Он сидел на героине и кокаине, какое-то время был сутенером, бывал безжалостен с любимыми женщинами. И одновременно записывал самые трогательные лирические пластинки в джазе – такие как Kind Of Blue или In a Silent Way.

 

Он был очень ревнив к успехам своих партнеров, но без него вряд ли состоялись бы как музыканты такие люди как Джерри Маллиган, Джон Колтрейн, Билл Эванс – а позже Маркус Миллер, Джон МакЛафлин. У него было удивительное чутье на таланты, и родись он чуть раньше, он наверняка основал бы один из великих биг-бендов свинговой эпохи.

Но вместо этого ему выпало первым “поженить” джаз и рок. Он смертельно боялся, что джаз станет таким музыкальным музеем для избранных. И видя, как молодежь сходит с ума от “битлов”, “роллингов”, Дилана, других героев рока 1960-х, собрал электрическую группу и записал несколько выдающихся альбомов, в которых виртуозные импровизации на электропиано Херби Хэнкока и гитарные пассажи Маклафлина сопровождались тяжелым рок-грувом. В общем-то, Майлс и был рок-звездой в классическом понимании: человеком с непростым характером, который постоянно оказывался в центре скандалов.

 

Он обожал бокс, и считал, что этот умный спорт не оценен по достоинству. Он слушал Стравинского, Прокофьева и другую классику XX века, и сетовал на то, что многие джазмены замыкаются в своем стиле и не хотят слышать ничего из того, что происходит вокруг. Его стиль, – экономный и сдержанный – стал настоящей школой для огромного количества трубачей после него. Как-то он сказал гениальную фразу: “Важны не те ноты, которые ты берешь, а те, которые ты не берешь”.

Как и многие гении, Дэвис был парадоксален и невероятно смел. “Я люблю играть с молодыми, – говорил он, – мне кажется, старые джазовые музыканты — ленивые стервецы, они сопротивляются переменам, цепляются за старые трюки, они слишком инертны для нового. Они слушают критиков, которые советуют им сидеть на месте, но ведь им, критикам, выгодно такое положение вещей. Они ведь тоже ленивые. Зачем им тратить силы, чтобы пытаться понять новую, другую музыку? Старые музыканты топчутся на одном месте, превращаются в музейные экспонаты, их впору под стекло помещать — предсказуемые, доступные, они снова и снова долдонят давно заезженное дерьмо. А потом носятся и с пеной у рта доказывают, что электронные инструменты и электронное звучание уничтожают музыку и традиции. Я так не считаю и думаю, что ни Птица, ни Трейн, ни Сонни Роллинз или Дюк, да и никакой другой уважающий себя художник так не считает”.

 Многие говорят, что со смертью Дэвиса джаз остановился в своем развитии. Это, конечно, не так – но другой такой масштабной фигуры на музыкальном горизонте так и не появилось. 

Miles Davis - So What

Miles Davis - Bitches Brew (live)

Miles Davis and Chaka Khan - Human Nature

Bill Evans plays Nardis by Miles Davis